четверг, 29 июля 2021 г.

УКРАИНА. УТОЛЕНИЕ БОЛИ

 

Украина. Утоление боли

Заметки на полях

Photo copyright: Dave Proffer, CC BY 2.0

Иногда кажется, что страна состоит из боли. Усталости. Предательства. Несправедливости и обмана. Обиды… и мужества победить боль. «За Україну болить!», – прижимая руки к груди, любил повторять третий украинский президент. Лиц в толпе не различая. Менялись президенты, в газетах мелькали… Фразеология оставалась неизменной. Боли меньше не стало. Украины убавилось.

Здесь, как в церкви. Только святых в Украине почти не осталось. После двух Майданов народ так и не выяснил, кому верить. Разуверившись в отечественных пророках и увеличивая количество мучеников в революционной прогрессии, ответ на ключевой вопрос следует поискать среди самодельных памятных знаков на улице Небесной Сотни. Выцветшее фото, свеча. Их больше сотни…

Гиппократу не понравилось бы

Допускаю, он дописал бы свою Клятву, где рядом с актуальными рассуждениями об абортах, напутствовал не передавать на сторону бюджетные средства министерского Фонда, созданного для борьбы с коронавирусом Covid-19… Вряд ли, однако, вчерашние напутствия подействуют на сегодняшнее министерство охраны здоровья (МОЗ) или президентский офис.

– По хорошей дороге «Скорая» быстрее доедет к пациенту, – аргументы мозовцев непробиваемо оптимистичны. Они так шутят? Вместо состояния «хайпа», из которого «моно-большевики», мне кажется, не выходят, нужны приоритетные программы и точная постановка задач. Ещё в феврале Украина увеличила суточный коронавирусный антирекорд. Десятитысячный рубеж перекрыт менее, чем за неделю, и эта динамика нарастала и нарастала. Больницы переполнялись за сутки-двое. Койки стояли в коридорах, а «Скорые» обреченно выстраивались в очереди. Переданные Украине модули мобильных госпиталей для инфицированных Сovid-19, так и не были развёрнуты. Нет, говорят, денег. Из предназначенных медицине борьбы с коронавирусом, средства Фонда Covid-19, 64 млрд грн ($2.285.714.285), разбазарены-разделены, и львиная их доля переброшена дорожникам. Укравтодор застелет страну автобанами, замостит ямы с ямками, и сбудутся-исполнятся смелые президентские мечты о «большой стройке» и «пяти новых дорогах». Почему-то в планах фигурирует цифра «пять».

Президент Зе – «шестой». Но уже будущей весной на Банковую может прийти «седьмой». Если два года назад Зеленский победил с цифрой 73%, то сегодня смог бы рассчитывать максимум на 23–25%. Президентский проект «большая политика», – такой себе «Зе» аттракцион, подыгрывающий политическому партеру на Востоке и Западе, умудряясь при этом сохранить позицию на «галёрке», споткнулся на «большой стройке». По сдержанным сообщениям из открытых источников, минимум, две правоохранительные структуры, и, в частности, национальное агентство безопасности Украины (НАБУ), расследует возможные хищения на объектах «большой стройки». На строительство и ремонт дорог в Украине перенаправлены средства из Фонда борьбы с Covid-19. Выделено 35 млрд гривен ($1.250.000) «ковидных». В сравнении с 2019 г. стоимость 1 км дороги возросла в два-три раза. Если так пойдёт дальше, скоро придорожная пыль будет котироваться на аукционе по цене золота. Относительно возможных хищений cредств налогоплательщиков рассматриваются суммы 25–26 миллиардов гривен ($1.9 млрд) и 40 миллиардов грн. ($1.4 млрд)

Налогоплательщикам интересно узнать, как и на что тратятся их денежки. Тем более, что НАБУ давно переживает сильное давление со стороны «смежников» и власти. Шефа НАБУ – будто бы «американского ставленника» Ситника, пытаются снять с должности, против чего активно возражает Зеленский. Очень может быть, под прикрытием его «большой стройки» раскручивается механизм хищений бюджетных денег. Так избиратели расстаются с мечтой о справедливом народном «заступнике», киношном «президенте Голобородько», роль которого, утверждают, удалась В. Зеленскому. Артисту. Не Президенту. «Артистом» и остаётся, но уже в ироническом смысле, всё чаще напоминая персонаж И. Ильинского из «Праздника Св. Йоргена».

P.S.

Нумерология, конечно, не причём. «6» легко исправляется на «8», а если перевернуть карточку, получается «9». Не знаю, к чему это, но развенчивая миф о «вседержателе» Зеленском, испытываю сильную обеспокоенность. Может, из-за того, что вместо «6», получается «7» только, если стереть «6».

Украинское притяжение

Дряхлеющий интерьер регистратуры за высокой перегородкой, зал с гипсовой лепниной на советский манер – возвращают в 70-е прошлого века. Такая «полоса отчуждения».

Всюду очереди. Вспоминается статистика: в стране ежегодно 160 тыс. украинцев узнают о страшном диагнозе. Приблизительно 10–15% удаётся вылечить… От окошка с выдачей результатов анализов, отходит группка, по виду, студенты-старшекурсники. Все смотрят на серьезную блондинку, изучающую полученные бумаги, и та, наконец, сообщает: «– Ура! Ничего не подтвердилось!». Улыбки здесь редкость.

Человеческие трагедии становятся достоянием психологов. Врачебная концепция «врач и пациент объединились против болезни» имеет определённый гуманитарный смысл. Украинское TV более категорично: «Рак – не вирок!»/«Рак – не приговор!». Звучит обнадёживающе. Вы понимаете… Украинская конституция предполагает бесплатное лечение. Принимать оплату (по тарифным расценкам) допускается только за обследование, диагностирование. С первой волной пандемии, когда больничные стационары один за другим переводились на приём «коронавирусных» пациентов, госпитализация откладывалась. На «Скорых» не знали, куда доставлять ургентных больных; в клиниках койки в коридорах. «Скорые» днём и ночью простаивают с пациентами у больниц. Никто не предполагал, что понадобятся не просто сотни, а тысячи и десятки тысяч госпитальных мест, оборудованных кислородными концентраторами, аппаратами искусственной вентиляции лёгких. Власть не прошла этот «тест». Уточним. Из 64 млрд грн ($2.4 млрд) «коронавирусного» Фонда Сovid-19. 26 млрд грн ($687 млн) почти сразу перечислены дорожникам. Тогда же стала известна иная статистика. К тому времени от коронавируса в Украине умерли 12 тыс. человек. А кто-то, заражённый Covid-19, умрёт на госпитальной койке из-за дефицита кислорода, нехватки баллонов или отсутствия кислородной станции. Досадные, в «доковидную» пору, случайности становятся системной проблемой. Ключевое слово «дефицит». Когда-то радовались песне: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Украине трудно дышится!

…Врач Г. в национальном институте рака отказалась лечить «льготного» пациента. Отказница не скрывала, что не желает лечить «атошника», участника, – заявила она, – «братоубийственной» войны. Тогда возмутились «атошники», и не только «атошники».

Обеспокоенная общественность до того растревожилась немедицинским фактом, что пришлось мятежницу уволить. А через месяц, возмутились антагонисты, её снова увидели на работе. Общественность шумно и некрасиво разволновалась. Устно и письменно. Директора Института назвали «сепаркой» и т.д. Надо, мол, гнать их всех поганой метлой… Дворницким инстинктам украинский КЗОТ не указ. Среди «кзотовских» статей, предполагающих увольнение врача, ни одной «политической». Изловчившись, администрация может уволить врача разве что «за прогулы». «Неоказание медицинской помощи» потребует длительного серьёзного разбирательства и уведёт в плоскость антиутопии, где события, явления и вещи имеют собственный понятийный код. Часто противоположный изначальному смыслу. «Выносить сор из избы», например, означает критику местной власти. Не мусорить в «избе», по всяким понятиям ещё проще, но вряд ли фигуральный призыв приживётся в неэкологичных средах. Не случайно вспоминаются лозунги, возникшие, как момент истины: «Права человека – превыше всего!»/«Права людини – понад усе!» и «Україна – понад усе!». На Майдане-2 транспаранты выстояли рядом на баррикадах; в 2014-м власть активировала национал-умеренную классику и довоенный слоган «Любить Україну!», призванный заново пробуждать сознание украинцев. Теперь под обстрелами.

«Понад усе» государство «Україна», тогда как право «маленьких украинцев» затерялось где-то в окопах Донбасса и европейских клубничных грядках. Украину любят в госпиталях Польши и Словакии, куда от глупости, произвола и бесправия, войны и безденежья выезжают, спасаясь, украинские врачи; в прачечных Швеции, на разделке рыбы в Норвегии, на стройках и дальних грузоперевозках в США и Канаде. За пределами Украины миллионов десять украинских заробитчан учатся «любить Україну». Постигая новый смысл этой странной любви. Отчаянно-трепетной и горькой, как горечь степной полыни. Дышать – не надышаться!

…Доктор и «атошник» примирились. Усвоены две простые истины. Политика, политические предпочтения, не есть основание отказывать в лечении. Увольнение по политпризнакам «политически мотивировано». На Youtube выложено видео. Идиллия. Врач и военный мирно беседуют. Украина у них одна.

Виктор Боровиков
Продолжение следует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..