суббота, 8 августа 2020 г.

«Не важно, что будет 9-го – важно, что будет на следующий день»

 

«Не важно, что будет 9-го – важно, что будет на следующий день»

Странная история с «партизанами» из ЧВК «Вагнер», рассказанная Алекесандром Григорьевичем за 10 дней до выборов – пожалуй, самый забавный эпизод в хронике судорожных жестов и движений, которые он продемонстрировал в ходе этой роковой для него кампании. Роковой не в плане ее результатов – тут гадать можно лишь о размере цифры, которую ему по его указанию нарисует ЦИК.  Роковой относительно того, что будет потом, когда он взойдет на капитанский мостик тонущего корабля. Не даром ведь стал нынче штампом мем: «не важно, что будет 9-го – важно, что будет на следующий день».

О том, что Москва осуществила заброску «десанта террористов» с целью организации провокаций и хаоса в преддверии выборов – верится с трудом. Точнее – совсем не верится.

Приведу лишь два аргумента, которых вполне достаточно, чтобы искать дополнительные. Первый – поведенческий. Это – реакция России, которой, можно сказать, и не  было вовсе. И это при том, что по дипломатическому протоколу любая страна в ответ на столь серьезное обвинение должна была  бы возбудить громкий международный скандал вплоть до отзыва послов и проведения испугательных мобилизационных мероприятий. Причем с обеих сторон. И если такая провокация действительно бы имела место, то российская сторона, чтоб убедить мировое сообщество, постаралась бы подчеркнуто резко «возмутиться». Однако, никаких грозных нот, заявлений не последовало, официозные СМИ молчат, соловьевских трелей не раздается. И это означает, что  Кремль не настроен раздувать пламя конфликта, предпочитая проглотить еще одну выходку Батьки.

Второй аргумент – сущностный, политический. Это вопрос о том, что же все-таки преобладает в отношениях Путина и и Лукашенко: личная неприязнь? Или идейно-политическая составляющая? Полагаю, что второй. То есть понятия  корпоративной солидарности. Авторитарные правители редко бывают в дружеских отношениях. На то они и  диктаторы, что не терпят конкуренции в объемах власти, которая, стремясь к расширению, рано или поздно, не в этом, так в другом, сталкивается, наезжает друг на друга. Это проявляется даже в манерах, в нюансах общения, где много фальши и поводов для обид, порождаемых демонстрацией, кто же все-таки значительнее. К тому же, кому как не им знать, не чувствовать  всю подноготную власти друг друга, способности к коварству и интригам, лживость, превратившуюся в инстинкт.

Но при этом все личное подавляется и уходит на задний план перед резонами политической корпоративности и солидарности. Особенно в комбинации этой конкретной пары, когда по соседству состязаются в долгожительстве последние диктаторы Европы. И всякие колебания почвы под их тронами и угроза потеря власти одним являются опаснейшим прецедентом, говоря литературно - погребальным звоном для другого. Поэтому, как бы хозяин Кремля ни относился к минскому сотоварищу, сколь ни были бы натянутыми струны их персональные отношений, объективно он совсем не заинтересован в свержении Лукашенко. Тем более, вряд ли намерен поспособствовать этому. Максимум, что он может себе позволить – не вмешиваться, молча наблюдать.  И это тот редкий случай, когда заявления об этом более-менее правдивы. 

Исходя из этих соображений, похоже, что разъяснения Москвы о непричастности к появлению чвкистов на территории Беларуси соответствуют истине. И они вполне могли оказаться там в качестве транзитных пассажиров для вояжа в Африку, как это прозвучало с их стороны.

Зато со стороны Батьки мотив понятен и вполне вписывается в его близкое к истерике психологическое состояние, которое он демонстрирует в последние дни. И которое разве что слепой не заметил во время его доклада с обращением к нации. Логика до отвращения банальная, но неминуемая: хоть как-то отвлечь внимание публики на интересную тему отлавливания по беловежским пущам вражеских  шпионов и террористов.

В этом паническом своем состоянии Александр Григорьевич так заигрался, что даже пригрозил своему политическому Брату отправить часть отловленных вагнеровцев в Украину. И тут он, конечно, рискует переступить оранжевую линию. Это уже перебор, который может взбесить Путина.

И тогда капитанский мостик закачается под ним с первых же дней так сильно, что о «победе» 9 августа станет вспоминать как о петле, в которую влез с такими усилиями. Ведь кроме «плохого» Путина у него нет друзей в мире. И российская экономическая пуповина (прежде всего запитка двух НПЗ нефтью, конечно) – единственный орган, способный поддерживать хоть какую-то жизнь в стране. И это при обиженном то народе!

Не позавидуешь...

Владимир Скрипов

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..