пятница, 19 июня 2020 г.

НЕ ХОЧЕШЬ - НЕ ГОВОРИ

Не хочешь – не говори!
>>>>…Говорят, это произошло во время шефского концерта артистов Большого театра – что называется, «в рабочий полдень». К Мстиславу Ростроповичу, исполнявшему концерт Дворжака, непосредственно на сцену зашел здоровенный детина из числа невольных слушателей и добром попросил:

>>>>– Уйди.
>>>>По другой версии, никто на сцену не выходил, просто крикнули из зала:
>>>>– Эй, Лысый, кончай пилить ящик!У этой истории есть и третья версия, более подробная.
>>>>>>Случилось все это якобы в тот момент, когда Мстислава Леопольдовича выдвинули на Государственную премию: вот и пришлось ему временно оставить в покое Европу и отработать некоторое количество трудодней на Госконцерт.
>>>>>>И слепая судьба привела его пилить этот свой ящик в каком-то чуть ли не клубе, причем пианино (подозреваю, что это было именно пианино, а не рояль, и не «Стенвей», а какая-нибудь «Лирика»), – так вот, пианино оказалось попросту запертым на ключ, и ключа этого в тех краях давно никто не видел.
>>>>>>И тогда в аккомпаниаторы Ростроповичу нашли местного баяниста.
>>>>>>Пришла публика. Началось. И на каком-то повороте виолончельного концерта московского гостя попросили из зала:
>>>>>>– Э, ты, потише, дай послушать баян!
>>>>>>Если хоть что-то из этого правда, удивительно, как Мстислав Леопольдович не эмигрировал сразу.
>>>>>>А в другой «рабочий полдень» к неким трудящимся приехал струнный квартет. На свою голову, музыканты решили побаловать рабочий класс одним малоизвестным произведением Вивальди, в котором итальянский композитор, ничего не знавший о рабочем полдне, предусмотрел несколько ложных финалов.
>>>>>>То есть тема как бы заканчивается, а потом начинается снова.
>>>>>>Первый финал, случившийся очень вскоре после начала, трудящиеся восприняли с энтузиазмом – и бурно зааплодировали, полагая, что теперь их отпустят восвояси и дадут спокойно покурить или забить «козла». Но после небольшой паузы музыканты начали играть снова.
>>>>>>Трудящиеся решили, что музыканты их неправильно поняли и играют «на бис», поэтому, когда Вивальди закончилось вторично, похлопали гораздо тише, явно из вежливости, боясь спровоцировать дальнейший приступ музыкальности.
>>>>>>Но струнные завели свою пластинку опять.
>>>>>>На шестой раз трудящиеся поняли, что над ними издеваются. В зале начался стихийный бунт. На сцену полетели мелкие предметы – бумажки, монетки, спичечные коробки, гайки. Музыканты, съежившись, продолжали искушать судьбу. Корректировать партитуру Вивальди им не позволяло призвание.
>>>>>>Но пришлось.
>>>>>>Не доиграв несколько проведений темы, струнный квартет упаковал свои гварнери-страдивари – и бежал с завода, избежав линчевания в последнюю минуту.
>>>>>>Антонио Вивальди был хороший композитор, но чувства меры в рабочий полдень не знал совершенно.
>>>>>>Семейное предание из начала семидесятых. Мои родители поймали такси:
>>>>>>– На улицу Герцена!
>>>>>>Таксист смилостивился, и они поехали. Через пару минут, сопоставив адрес с внешним видом пассажиров и временем посадки, таксист не спросил, а уточнил как бы:
>>>>>>– В консерваторию. – Да.
>>>>>>– Угу…
>>>>>>Проехали еще немного.
>>>>>>– И что там, в консерватории? – поинтересовался служитель баранки.
>>>>>>– Леонид Коган, – честно ответил отец.

>>>>>– Скрипка, – пояснила мама.
>>>>>>Повисла пауза, завершившаяся грандиозным афоризмом советского гегемона.
>>>>>>– Работать никто не хочет, все хотят на скрипочках играть!
>>>>>>Дедушка моей жены, Владимир Вениаминович Видревич, тоже не хотел работать, а всю жизнь играл на скрипочке. Однажды осенним вечером, прижав к груди заветный футляр, он шел от дома к троллейбусной остановке. В луже у остановки лежал мужчина. Он пытался встать, но наработался до такой, степени, что сделать это самостоятельно уже не мог.
>>>>>>Увидев Владимира Вениаминовича, лежащий простер к нему руку и обратился не по-советски:
>>>>>>– Человек! – сказал он. – Помоги мне.
>>>>>>Владимир Вениаминович, к которому на Бутырском хуторе как только ни обращались, но только не «человек», на такое не откликнуться не мог – и, подойдя, начал одной рукой тянуть страдальца из лужи, другой продолжая прижимать к груди футляр.
>>>>>>Но силы (Владимира Вениаминовича и гравитации) были неравны, и когда подошел троллейбус, старенький скрипач, высвободив руку, сказал:
>>>>>>– Простите меня, но я должен ехать. У меня концерт! На что из лужи раздалось сардоническое:
>>>>>>– У тебя, значит, концерт, а я лежи тут!
>>>>>>Конферансье Милявский вел концерт, когда какой-то подвыпивший гегемон крикнул ему из зала:
>>>>>>– Про аборты расскажи!
>>>>>>И сам захохотал. Засмеялась и публика, что было воспринято солистом из партера как одобрение. Через минуту, набравшись куража, он снова выкрикнул свой чудесный текст:
>>>>>>– Про аборты расскажи!
>>>>>>Тут конферансье Милявский, дотоле смиренно несший свой крест, прервал монолог и печально сказал, обратившись к залу:
>>>>>>– Ну что я буду рассказывать про аборты? Я знаю про аборты, вы знаете про аборты…
>>>>>>И, направив палец точно в цель:
>>>>>>– Жаль, что его мама про них не знала!
>>>>>>Взрыв хохота. Разъяренный гегемон полез на сцену драться, появились дружинники… Когда общими усилиями хама взашей выталкивали из зала, Милявский сообщил оставшимся:
>>>>>>– А это называется – выкидыш…
>>>>>>Зиновий Гердт ездил за границу с начала пятидесятых, и у него накопилось там много знакомых. Среди них был японец, славист по специальности. Этот удивительный японец говорил по-русски, то есть он думал, что говорит по-русски, а сказать ему правду в Японии было некому. Впрочем, речь не о том.
>>>>>>Однажды при встрече Гердт спросил этого чудесного слависта, чем тот сейчас занимается.
>>>>>>– Пишу диссертацию, – ответил японец.
>>>>>>Гердт поинтересовался темой, и японец с поклоном ответил:
>>>>>>– Ранний Блок.
>>>>>>Гердт сначала немного испугался, а потом спросил: кому в Японии нужен Блок, тем более ранний? Милый японец немного подумал и ответил:
>>>>>>– Мне.
>>>>>>Некий молодой человек написал фортепианный концерт и пришел с ним к Шостаковичу. Захотелось поделиться.
>>>>>>Вежливый гений пригласил гостя к роялю – и молодой человек начал самовыражаться. Через полчаса гость нанес роялю последний аккорд и, весь в мыле, повернулся от клавиатуры. Шостакович сидел на диване, обхватив себя руками.
>>>>>>Исполнителю удалось произвести на гения сильное впечатление.
>>>>>>– Ну как? – спросил молодой человек.
>>>>>>– Очень хорошо, – забормотал Шостакович, – очень хорошо…
>>>>>>И неожиданно уточнил:
>>>>>>– Гораздо лучше, чем водку пить!
>>>>>>Кстати, о водке и музыке. Одно другому мешает не всегда, что, как говорят, вполне подтверждал пример самого Дмитрия Дмитриевича.
>>>>>>Рассказывают, что, живя в Доме творчества композиторов в Рузе, он пошел как-то в пристанционный буфет. Взял бутылку, но не пить же одному… Правильно оценив нерешительность в одинокой фигуре стоящего, рядом с Шостаковичем быстро возник человек. Человек тут же позвал третьего – и кворум был сооружен. Они встали к буфетной стойке, нарезали, разложили, налили…
>>>>>>– Ну, – сказал первый собутыльник Шостаковича и протянул руку. – Федор!
>>>>>>Они познакомились. Истинные имена и профессии двоих участников процесса история, разумеется, не сохранила, но важно, что оба они были местные работяги.
>>>>>>– А ты кто? – спросили Шостаковича. Шостакович замялся.
>>>>>>– Я композитор, – признался он наконец. Случилась пауза.
>>>>>>– Ну, ладно, – подытожил диалог собутыльник Шостаковича.
>>>>>> – Не хочешь – не говори!
>>>>>>В. Шендерович

1 комментарий:

  1. Рассказывают, смеясь, что к известному виолончелисту, выступавшему в шахтёрском посёлке под сопровождение баяна, подошёл рабочий и настоятельно предложил: «Не гунди, дай баян послушать.»
    Можно в очерёдный раз пройтись насчёт «темноты» простых людей. Hо правда и то, что мир исполнительского искусства давно превратился в ристалище соперничающих друг с другом честолюбцев. Oдурманивающих уже привыкшей к тому публику дурманом чувственности, расхожего пафоса или высокомерной властности тирана.
    Человек рождается с потребностью выражать чувства посредством пения, танца и игры на музыкальных инструментах.
    Первейшая ценность этой потребности — бескорыстие и искренность.
    Их отсутствие в игре музыканта и рассердило работягу.


    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..