среда, 24 июня 2020 г.

Поломанные рёбра. Рассказ израильтянки

Поломанные рёбра. Рассказ израильтянки

"Было это в 2016 году. Я, тогда еще, не так смело обращалась с болгарским транспортом, всякие пересадки, для экономии времени, были не для меня — робела. Вышла в аэропорту, взяла такси, доехала до автовокзала — и езжай себе до села. Без глупостей. Ну вот, прилетела я, взяла такси до автогары. Таксист пожилой очень, глянул, дал пепельницу. Кури, можно. Затягиваюсь с наслаждением. За 4 часа — вторая сигарета.

Откуда приехала, спрашивает. Отвечаю, как всегда — еврейка, из Израиля.

У него глаза сразу — как плошки, и такая радость в них — как будто я его родственница... Да вярно ли разбрах. НаИстину — от ИзраЭл? Вот сейчас — от Израэл?

Ну да, говорю. А что такого? Евреи в Израиле живут, в Болгарию ездят на почивку, что такого–то?

Он тогда спрашивает — а знаю ли историю войны с Гитлером, как оно в Болгарии было?

Ну, знаю, говорю. И, что, евреев в Болгарии за время войны только больше стало — знаю. И, что, никого не отдали на смерть — знаю...

Он спрашивает — а про демонстрацию знаешь?

Я уточняю:
— Софийскую? Знаю, конечно. 400 тысяч болгар. Из брандспойтов разгоняли, били, куча народу потом в тюрьме сидела. Недолго. Недельку. А остальные — пошли на рельсы ложиться. Знаю, всё знаю.

(Если вдруг кто не в курсе. Вышли болгары на демонстрацию против депортации евреев в Германию. И на рельсы легли, по которым должны были вывозить нас).

Дяденька таксист так уважительно на меня смотрит.
И говорит — а мои отец с дедом были на той демонстрации. Отец молодой был, полез драться с полицией, ему рёбра поломали. И деду поломали, когда водой разгоняли...

И улыбается так... Довольно. Как будто им не рёбра сломали, а, вот, дали медаль, к примеру...

Я у него спрашиваю:
— А чего ты радуешься? Думаешь — твоему отцу приятно было, когда ему рёбра ломали? А они тебе рассказывали — почему они пошли вообще? Вот, именно, они?

Он отвечает:
— Да, говорили. Они за соседа пошли. Был такой сосед, Яков. Много добр шивач. Шивач — знаешь, что это?
— Портной? Одежду шил?
— Да, точно така. Сосед был. Много добри приятели. В гости приходили — свинско на стол нельзя ставить. Знавашь зашто?
— Да, знам.
— Мляко с месо на една трапеза — не можно! Така бях!
— Это и сейчас так. Кто соблюдает.

Дяденька задумывается... Потом говорит:
— А в съботу к ним в гости ходили. Они молились, свечи зажигали. Благословение на такыв хляб, за събота...
— Хала.
— Точно така! Хала!

Дяденька опять задумывается. Ведёт при этом мастерски, я уже вижу, что мы скоро приедем.

Потом говорит:
— Ну вот, они за соседа пошли. Каждый за приятеля, за соседа, за свой човек... Как на смерть отдать? Не можно! А Патриарх — за весь народ звал. Знаваш ли — Патриарх?

— Стефан? Знаю. И Кирилл. Вся церковь заступилась за нас. Знаю. Мне вот интересно было — маленькие люди почему вышли. Ты говоришь — за соседа. Может, и так. Но в других странах не выходили.

Мы подъезжаем. Дяденька говорит:
— Ну, приятна почивка за теб. Радвам...

И, по дороге в село, я честно говорю себе, что не понимаю. Не понимаю, почему они все взбеленились.
И пошли драться за соседа.

Патриархам–то чего? Этот патриарх Стефан — это вообще что–то невообразимое. Во первых, Главного раввина Болгарии он быстренько к себе домой забрал, вместе с семьей. А поживи, времена неспокойные. И раввин пошёл к нему жить. А во–вторых — этот Стефан царю Борису грозил отлучением от церкви.
Нормально?
Помазаннику Божьему, вот это вот всё.
За предательство евреев Болгарии. И я не знаю, на самом деле, что стало для царя Бориса решающим фактором. Но отдавать отказался. Мои подданные.
За чужих — не заступились. До сих пор чувствуют себя виноватыми. Македонских евреев не спасли. А вот своих — не отдали.

За соседа...

Потом я стала уже интересоваться их историей.
500 лет турецкого ига.
Болгары и евреи — спина к спине.
Действительно, свои... Но всё равно".

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..