пятница, 5 июня 2020 г.

Нет людей – есть проблема, есть люди – нет проблемы

Нет людей – есть проблема, есть люди – нет проблемы

Возможно, самым популярным сегодня лозунгом сталинской эпохи стал афоризм, известный каждому россиянину:
ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК – ЕСТЬ ПРОБЛЕМА. НЕТ ЧЕЛОВЕКА – НЕТ ПРОБЛЕМЫ.

Само собой разумеется, слова эти не писались на транспарантах наряду с «Человек у нас самое дорогое» и «Будет и на нашей улице праздник!» – призывами официальными.
Почему же сегодня чаще всего вспоминаются не партийные лозунги, а именно эти, сказанные келейно, слова? Потому, несомненно, что (в отличие от лозунгов, которые по праздникам висели на всех столбах) они соответствуют реальному, а не выдуманному содержанию Эпохи. Не только сталинской, но и нынешней. Проникнув в сердца и души. Вот это то и заставляет задуматься над ними.
В действительности являвшимися – и являющимися по сей день – квинтэссенцией суверенной этики.

Это высказывание Вождя с предельной, почти математической четкостью определяет, что человек – существо, которое проблемы не решает, а создает.
Проблемы устраняются с устранением человека (читай – убийством, или, что на практике то же самое, арестом и отправкой в ГУЛАГ). Первого, десятого, миллионного…

Есть люди – есть проблема, нет людей – нет проблемы: таков истинный смысл заповеди, высеченной на скрижалях Советского Строя.
Идеальный мир – согласно этому мировоззрению – тот, в котором людей вообще нет. Ибо человек (homo sapiens) – существо разумное и стало быть независимое. От Партии и ее Центрального Комитета. Такие чуждые строю чудища должны быть искоренены! Они и искоренялись. Миллионами. Число коих даже приблизительно установить невозможно! Что совершенно логично.

Человек – проблема.
Проблемы порождают враги. Уничтожение врагов и движение к идеальному обществу, в котором решены все проблемы – одно и то же. Порядок надо не создавать, а наводить. Считать уничтоженных Органами по головам так же нелепо, как считать убитых за ночь клопов. И не считали!

Посадки в психушки, придуманные при Брежневе вместо ареста и пули в затылок, являлись «вегетарианским» продолжением расстрелов; высылки народов (чеченцев, татар, эстонцев… – сопровождавшиеся неслыханными жестокостями) преобразились в так называемую еврейскую эмиграцию.
Я говорю «так называемую», потому что под видом евреев режим избавлялся от тех, кто сопротивлялся ему независимо от национальности. Еврей и диссидент – слова, в 70ые годы XX-ого века ставшие в Советском Союзе почти синонимами. Лично мне знакомы по крайней мере два махровых антисемита, которые были высланы – один во Францию, другой в США – как евреи, потому что мешали Власти.

И было очень потешно и одновременно страшно слушать, как перед отъездом у них вдруг нашлись еврейские тети – причем нашли их даже не они сами, а Орган, который принял решение об их высылке.
Партия и КГБ не только диктовали диагноз врачам (начиная с дела Фрунзе и кончая, например, Бродским) – при необходимости, они определяли национальность. Для того, чтобы эмигрировать из СССР, человек, кем бы ни были его родители, должен был стать хотя бы немножко евреем – хоть плач, хоть смейся. Есть люди – есть проблема, нет людей – нет проблемы.

Большевизм рухнул.
Страна открылась – езжай куда хочешь. Держава избавилась от государственного антисемитизма. Диссидентов больше не высылают и не ссылают (разве что по башке дубинкой или кулаком в челюсть на демонстрации). Нет больше коллективизации и политинформаций. Однако сталинское изречение так живо, что порой кажется, что оно живее всех живых (включая и Сталина, о котором, как и о Ленине, говорили как о вечно живом).

В нормальном обществе – каким, хочется думать, является Россия сегодня – функция человека прямо противоположная Сталинскому пониманию:
НЕТ ЛЮДЕЙ – ЕСТЬ ПРОБЛЕМА. ЕСТЬ ЛЮДИ – НЕТ ПРОБЛЕМЫ.

Актуальна ли необходимость перефразировки Сталинского определения человека сегодня?
Еще как!

Можно сколько угодно призывать поднять сельское хозяйство страны.
Да вот беда: поднимать его некому. Русского мужика уничтожили в коллективизацию, развратили (требованием отсутствия личной материальной заинтересованности в результатах труда) во время колхозного строя при Хрущеве и Брежневе. И вот теперь, когда на русскую землю пришли рыночные отношения и, казалось бы, все за то, чтобы создать фермерские хозяйства, быть фермером стало даже опаснее, чем журналистом.

Журналистов хотя и убивают, и избивают, но по крайней мере не вырезают целыми семьями, как скот, да еще вместе с гостями (как это произошло на Кубани совсем недавно).
И это всего лишь вершина айсберга: думать, что рекета и передела собственности в деревне меньше чем в Москве и провинции, могут только либо очень наивные люди, либо политтехнологи, баюкающие электорат. Результатом полуторавекового «освобождения» крестьянства в России явилось то, что гигантские латифундии имеют не труженики, а бандиты (в том числе и семья убийц, совершившая помянутое преступление).

И это через сто лет после (так и не состоявшихся) реформ Столыпина, которые предполагали создание в России класса собственников земли, возделывающих ее!
Мужика (в самом возвышенном смысле этого слова) в России уничтожали при Коммунистах – и продолжают оставшихся уничтожать, не давая труженику не только землю, но и вообще поднять голову. Что толку от того, что страна в целом встала с колен, если ее граждан то и дело поодиночке и семьями на них ставят! Нет людей – есть проблема!! В данном случае нет в достаточном количестве мужиков (обоего пола), способных возделывать родную землю, вот ведь беда какая. Всех выпололи, как крапиву. И продолжают полоть.

Другим примером необходимости применения принципа (противоположного сталинскому) ЕСТЬ ЛЮДИ – НЕТ ПРОБЛЕМЫ, НЕТ ЛЮДЕЙ – ЕСТЬ ПРОБЛЕМА является модернизация России, названная Президентом и Премьер Министром суперприоритетной целью страны.
Об этом говорят и на заседаниях Совета Министров, и в Думе, а на съездах Партии Власти, и на многих других форумах. Правильно и своевременно говорят! Вот только одна незадача: все выступающие имеют в виду, что инновациями будет заниматься кто-то другой. Но кто инновациями заниматься то будет? В СССР был мощный созидательный класс, который, чтобы принизить, называли прослойкой.

И после распада Союза класс этот был уничтожен.
Его растоптали, превратив в нищенствующий орден интеллектуалов (если можно так выразиться). Одни уехали, другие ушли в бизнес, третьи оставшись в науке, кое как прозябали (спасаясь поездками за рубеж). В ученые и инженеры за прошедшие после Распада Союза 20 лет не шли целые поколения!

В то время как при большевиках (при всех недостатках системы) престижнейшими были профессии ученого и инженера, по опросам конца 90-ых начала нулевых престижнейшей среди девушек стала профессия интердевочки, а среди юношей – рэкетир.
Мало что изменилось сегодня. Разве что вместо рэкетиров мечтают идти в вертикаль власти (что в условиях поголовного взяточничества и вымогательства от рэкета не так уж и отличается).

Друзья, у которых дети заканчивают в этом году школы (московские и провинциальные, элитные и обычные) с удивлением и озабоченностью отмечают, что ни один выпускник в классе их сына и дочери не собирается идти в ученые или же инженеры.
Так кто же будет заниматься в стране инноваторством? Есть люди – нет проблемы. Нет людей – есть проблема. Это надо иметь в виду и руководителям страны, и тем, кто встроен в вертикаль власти, и тем, кто ни в какой властной структуре не состоит. Прежде, чем принимать решения, надо проверить, есть ли люди, которые способны их выполнять. И, если таких людей в достаточном количестве нет, начать с того, что создать условия, чтобы они появлялись. Это же очевидно, не так ли?

Вопреки суверенному пониманию.
Право быть услышанным.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..