воскресенье, 8 марта 2020 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА КОД ДОСТУПА 7 МАРТА


Время выхода в эфир: 07 МАРТА 2020, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. И «Код доступа», как всегда, в это время по субботам. Слушайте нас на «Эхо Москвы», смотрите нас на YouTube «Латынина ТВ» и YouTube «Эхо Москвы». Не забывайте подписываться на «Латынина ТВ», не забывайте читать мою последнюю книжку «Христос с тысячью лиц» о гностических христианствах.
И Путин внес поправки в Конституции. Знаете, разрываюсь я между желанием обсудить эти поправки и пониманием того, что делать этого как раз не стоит. Потому что, с одной стороны, поправки — полное до свидания. И не говоря уже о том высоком языке Шарикова, которым они написаны, подражающего Каутскому, но все-таки они превращают нашу Конституцию во что-то среднее между записной книжкой официанта… Вот у нас тут «Боинг» сбили, намечается суд, поэтому давайте запишем, что мы этому суду неподсудны; или тут у нас детки в детских садах потравились, Соболь говорит, что это Пригожин, — ну, давайте мы запишем, что школьные завтраки это будет вещь обязательная. А вот еще на Западе эти нехорошие гомики — давайте напишем, что семья — это союз мужчины и женщины…
Кстати, я правильно понимаю, что согласно новой нашей Конституции, если у женщины муж умер, и она и бабушка воспитывают трое детей, то это не семья? Спасибо Владимир Владимирович.
Но это всё мелочь. Дело в том, что, конечно, самое главное — это чтобы эти ужасные вещи не затмевали самого главного, из-за чего всё затевалось, а именно сам факт принятия поправок к Конституции обнуляет существующую Конституцию и позволяет Путина баллотироваться на 5-й и 6-й срок. То есть это ровно то, о чем первый написал Андрей Пионтковский, что как же так, в новых же поправках отчетливо написано, что одно и то же лицо не может занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков, и даже словечко «подряд» вычеркнуто.
А очень просто. Как я уже сказал, сам факт принятия поправок автоматически нажимает на кнопку Reset — сроки обнуляются. И когда Владимир Владимирович вносит свою кандидатуру, а ему говорят: «Ну, как же, у вас же тут написано, что три раза нельзя, а вы уже пятый лезете», то ответ: «Ну как? Это же было по старой Конституции. А теперь у нас Конституция новая, и теперь-то два раза можно». На колу мочало, начинай сначала.
Вот, собственно, ради всего этого затевалось, потому что бог, Навальный, даже наплевать на 50 миллиардов долларов, которые присудили акционерам ЮКОСа — это все дело сто десятое, потому что и так бы Навального не пустили на выборы без всякой Конституции.
Я хочу обратить ваше внимание, что референдум по вопросу о поправках в Конституцию, который и так косой и кривой и не является конституционным способом изменения Конституции, на самом деле, это референдум превращается в референдум по простому вопросу: «Вы хотите, чтобы Путин выставлял на выборах снова свою кандидатуру или нет?» И не надо говорить, что все равно посчитают как надо и не надо ходить, и все равно в Чечне будет 130%. Потому что мы видели летние выборы в Москве, когда поснимали всех оппозиционных кандидатов и то Метельский и Касамара не прошли, потому что люди специально пришли и проголосовали за спойлеров.
Вот я хочу обратить внимание, что в этом референдуме дело устроено так, что как власть не корячится, а вот главного кандидата «Нет, я не хочу, чтобы Путин правил в очередной раз» снять невозможно. И не получится очень уж неправильно посчитать, потому что будут наблюдающие. Если наблюдающих будут выкидывать из окошек, то после референдума выйдут на улицы. Потому что, я уже говорила — Болотная, 2011 год, после выборов выходили со словами: «Я не голосовал за этих сволочей, я голосовал за других сволочей.
Ну, соответственно, представьте себе: 60% в Москве проголосует против изменений в Конституцию, Избиркомы нарисуют 70% — за. Неужели не выйдут? Я напоминаю, что именно такого рода референдумы становятся главными испытаниями для нелиберальных правителей, что в Турции, что в Венесуэле.
И, соответственно, именно поэтому нам дурят башку, именно поэтому нам вместо того, чтобы провести референдум, можно быть Путину пожизненным или нет, приводят вот это референдум, который, казалось бы, совсем о другом. И нам начинают бросать эти отвлекающие оправки, как хвост собаки Алкивиада: про брак мужчины и женщины, про бога в Конституции…
Какие-то поправки, возможно, уберут, с торжеством представят, что это победа здравого смысла: вот всё, теперь голосовать можно. Обязательно будут рассказывать, что голосуй, не голосуй, все равно…
Но, вообще, напомню, нам уже сообщили, что Путин подпишет поправки 18 марта, притом, что референдум пройдет 22 апреля. Ну, это как если бы были выборы Владимира Владимировича, и 18 марта была инаугурация, а 22 апреля были бы сами выборы.
Я обращаю внимание, что это все операция прикрытие. Поправки — операция прикрытия, дискуссии — операция прикрытия… Значение имеет только одно, что изменение Конституции позволяет Путин баллотироваться на 5-й и 6-й срок, и, столько, референдум по Конституции — это на самом деле референдум о пожизненном правлении Путина. И «нет поправкам» — это нет 5-му и 6-му срокам. И этот кандидат по имени «Нет поправкам» — это единственный случай за ближайшие много лет, когда государство не сможет снять этого кандидата с выборов. Оно может только отстреливать все эти тепловые ловушки. Главная цель — это отвлечь от того, что сам факт изменения Конституции дает возможность Путину переизбираться на новый срок. И если в этих условиях оппозиция в Москве не сможет собрать голоса за кандидата «Нет поправкам», то, в общем, грош ей цена.
Что касается самих поправок, то как бы тут сказать. Вот есть народы, которые живут по конституции, а есть народы, которые живут по священной книге. Вот священная книга христиан, например, называется Библия, и в ней содержатся масса важных подробностей о том, как надо себя вести. Как надо было себя вести при этом завете, как надо было себя вести при новом.
Вот, например, в Ветхом завете говорится, что козленка нельзя варить в молоке его матери, и что верующие в честь исхода из Египта должны не есть закваски. Вот не варить козленка в молоке матери — это одна из 10 заповедей. Все эти действия эта книга называет праведностью. И тот, кто их совершает, праведник, а кто их не совершает, тот неправедный.
Вот, например, царь Давид регулярно занимался геноцидом и клал целые народы под железные топоры и в обжигательные печи, но он не варил козленка в молоке матери его и поэтому, как сообщает нам Библия, был праведным человеком. А если бы он не убивал людей и варил козленка в молоке матери его, он был бы страшным грешником.
И в той же Библии страшно совершенно запрещен содомский грех, что довольно странно, учитывая, что вышеназванный царь Давид, к примеру, не на шутку любил сына Саула Ионафана и был любим в ответ, и даже говорил, что «Чудесной была твоя любовь, превосходя любовь женщин». Ну, я не знаю, как это у них складывалось, что содом — это плохо, а Давид с Ионафаном — это хорошо. Может быть, Давид искупил эту историю большим количеством козлят не сваренных в молоке их матери, а, может быть, большим количеством народа, подложенным под молотилки. Короче говоря, Давид с Ионафаном точно не вошли бы в нашу новую Конституцию.
Но вот что важно во всех этих священных книгах, что в них есть какие-то сиюминутные истории, которые возведены в ранг абсолютных священных запретов. И вот поразительно в этой новой Конституции, которая является какой-то смесью поваренной книги официанта и «Рухнаме», что это большое количество совершенно сиюминутных запретов типа школьных завтраков или не платить ЮКОСу 50 миллиардов, они оформлены, как в жреческом кодексе, в качестве неких священных заповедей, которые должен соблюдать весь народ.
К сожалению, сейчас со времени написания жреческого кодекса немножко изменилось время, и вряд ли эти поправки переживут нынешнюю нашу российскую власть.
«Медуза» опубликовала рассказ Алексея Полтавца, в котором он подробно признается в убийстве Артема Дорофеева. И сообщает, что Катю Левченко убил его приятель Иванкин. Сразу после этого Следственный комитет выкопал там же рядом, где и говорил Полтавец, труп Кати Левченко.
Ю.Латынина: И так бы Навального не пустили на выборы без всякой Конституции
Я напоминаю, что речь идет о деле «Сети»*, которое, конечно, дело номер один последних нескольких недель. Сначала все мы, в том числе, и я говорили о жутких пытках в деле «Сети»*, о безумии обвинения, которое рассказывает нам о том, что была некая террористическая организация, которая не много ни мало собиралась взорвать всё к черту к чемпионату мира. И эти обвинения не то что недоказанные, с моей точки зрения, доказано, что их нет, потому что в результате этих жесточайших пыток эфэсбэшники не смогли предоставить главное — вот какие-нибудь малейшие фактические подтверждения этих обвинений.
Но потом «Медуза» опубликовала историю о том, что часть людей, которые арестованы по делу «Сети»* может быть замешано в убийстве. И вот вы знаете, одно меня не покидает. Дело в том, что родители этой Кати Левченко — а ей было всего 19 лет, — и они рассказывали, что она как раз Иванкиным восхищалась больше всех, говорила о нем много родителям, потому что он читал, как и она, Бродского.
И вот Полтавец описывает, как она пошла с этим Иванкиным в лес, а потом короткий вскрик — и выходит Иванкин с ножом. А вскрик был потому, что на ней был шарф, и он не сумел ее быстро убить. И Полтавец говорит: «Извини» и стреляет в Артема.
Вот теперь нам сообщают, что обнаружены разбросанные останки: «череп, элементы позвоночника, ребра, предположительно растасканные животными». Также найдены зарытые в землю вещи: женская жилетка, вязанная шапка, элементы флисового воротника и наушники. Вот у меня перед глазами эта картинка стоит: здесь живая девочка, которая с Иванкиным обсуждает Бродского — а вот тут элементы позвоночника, растасканные животными, вот эта прелая листва и вот этот снег.
И там такая деталь в рассказе Полтавца, что они, когда уже зарыли каждый свой труп, Иванкин вдруг вспоминает, что он же ей деньги давал (то ли тысячу рублей, то ли 2 тысячи), и Полтавец говорит: «Да ты что? Пошли, не будем выкапывать». И все это совершенно какая-то достоевщина. И Полтавец выглядит совершенным Раскольниковым, хотя это вроде бы полная постановка по роману «Бесы». Но вот Полтавец как раз выглядит Раскольниковым, потому что убить-то он старушку убил, но не выдержал. Ну, как, впрочем, и полагается интеллигентному мальчику, который искренне хотел разных хороших вещей. Вообще, напомню, что Полтавцу сейчас 20, когда все это происходило, ему было 17.
И вот неделю назад, когда «Медуза» начала всё это публиковать, ее заклеймили: «Да это слив, да как вы можете? Да это клевета!» Даже придумали такой замечательный слоган, что это все со слов одного Ильи Хесина, который, во-первых, выдумщик, во-вторых, фантазер, в-третьих, агент и имеет личные мотивы, поскольку он спит с женой Пчелинцева, главного обвиняемого по делу Сети*. НРЗБ.
И даже Зоя Светова опубликовала письмо Пчелинцева о том, что, мол, не было у него никаких отношений с этим Артемом и Катей. И вот пишет Аркадий Дубнов про письмо Пчелинцева: «Это очень важный текст. Он делает излишним споры ревнителей так называемой чистой журналистики. Имхо». Ну, действительно, правда, человек сказал, что он не знает этого Артема и Катю. Исчерпывающий аргумент.
В общем, все высказались, все, как Мединский по поводу 28 панфиловцев, сказали, что нельзя очернять светлый образ, только вот в Конституцию не внесли. И вот я как-то всё жду, как все эти люди, которые заклеймили «Медузу» за то, что она очернила светлый образ, сейчас… нет, не то что скажут, извините, а просто выскажутся насчет интервью Полтавца и обнаружения трупа там и при тех обстоятельствах, о которых еще до обнаружения трупа говорил Полтавец.
Ю.Латынина: Цель — отвлечь от того, что изменение Конституции дает возможность Путину переизбираться на новый срок
И в общем. количество криков резко замолкло. Потому что в «Новой» мы, в общем, проходили то же самое при убийстве Политковской. Когда был первый суд над ее убийцами, и вся прогрессивная общественность была на стороне убийц, потому что у части нашей прогрессивной общественности есть такое представление о действительности очень простое, что если кто-то сидит на скамье подсудимых, то значит, он никогда ничего не совершал, а слушать надо только адвокатов, а все, что говорит обвинение, позорно не только воспроизводить, но даже слушать. Это означает, играть на стороне кровавого режима. И, конечно, огромное количество параноиков, убийц и негодяев пользовались этим прекраснодушным настроением, которое на самом деле является таким зазеркальным представлением о действительности, какое пытается внедрить нам государство только с поворотом на 180 градусов.
Вот Мединский говорит, что Зою Космодемьянскую нельзя трогать, и эти говорят, что нельзя трогать тех, кто сидит на скамье подсудимых.
И тогда, я помню, ощущение абсолютного бессилия и бешенства перед таким идеальным информационным шумом. Потому что я внимательно следила за всем, что происходило на процессе. И это было абсолютно невероятно. Потому что вставал реальный организатор убийства Лом-Али Гайтукаев, дядя исполнителей братьев Махмудовых, — и у него вообще была шайка, которая, в том числе, занималась убийствами по заказу, — и этот Лом Али начинал врать в суде, говорил, что «я не знал, что мой племянник был у меня шофером», «а я не знал, что мой племянник жил по фальшивому паспорту» (который, кстати, этому племяннику спроворили его знакомые из ФСБ), «я вообще не узнаю киллера в племяннике».
И думаешь: ну, сейчас, конечно, этого Али Гайтукаева распутают, потому что это смешные показания со стороны человека, про которого известно и который уже сидит в тюрьме за организацию других заказных убийств. Нет, выходит все с аршинными заголовками: «Дядя обвиняемого не опознал в киллере своего племянника». Чеченец не опознал! Конечно, всё, он не опознал. О чем разговор? Как вы смете, сливные бачки, — говорили нам про «Новую газету», — предъявлять этим хорошим людям какие-то обвинения? Тут даже дядя родной их не опознал». Там какие-то невероятные вещи творились. Там же мобильники этих братьев засветились на месте преступления. А они говорили: «А мы не помним, что мы делали на улице Лесной». И все такие: «Ну, они же не помнят, что он делали на улице Лесной. Что же вы пристаете к людям?»
И потом был второй суд, во время которого до кого-то что-то дошло. И было все то же самое, и защита говорила всё то же самое, и вдруг этот информационный шторм затих, и просто никто не повторял этих безумных объяснений защиты. И при этом никто не извинялся перед «Новой газетой», некто не сказал: «Мы были неправы, да, эти люди действительно являются исполнителями убийства Политковской». Другое дело, кто там был заказчиком, но сидят на скамье, действительно, исполнители и даже организаторы.
И, собственно, что я вижу в рассказе Полтавца, которому, напоминаю, было в момент убийства 17 лет, и, как он сам рассказывает, он приехал перед этим в Пензу по каким-то своим анархистским связям и, грубо говоря, эта группа была его семьей. Я вижу множество неправдоподобных объяснений. Например, он говорит, что Пчелинцев — напоминаю, что Пчелинцев главный осужденный по делу «Сети»*, и он получил после жутких пыток 18 лет, — Полтавец говорит, что они были большими позерами, все время надували щеки, говорили, как они круты, «вот мы столько делаем, мы делаем революцию», На самом деле, в общем, это было много шума из ничего, и даже оружия у них было легальное. Запомним это.
Дальше Полтавец рассказывает, как он приехал из Омска в Пензу и поселился на этой конспиративной квартире, где растили траву и грибы на нужны революции. И говорит, что он сам всего этого не пробовал и в этом не участвовал. То есть запомним это тоже. По словам Полтавца он вообще был не при делах, он только жил в этой квартире, и все это происходило на его глазах.
Ю.Латынина: Есть народы, которые живут по конституции, а есть народы, которые живут по священной книге
Дальше Полтавец рассказывает, что их 31 марта задержали с этими наркотиками, перевели под домашний арест, они сбежали, и он вместе с Иванкиным бежал в Рязань, и с ними были Катя и Артем, который всё время пытались подтянуть в движение, и они как бы уже подтягивались, но не до конца. А тут Катя и Артем в Рязани стали говорить, что мы не хотим бегать, хотим вернуться. И все испугались, что сейчас, мол, они всех сдадут, а о движении они много чего знали, и еще перед ними же надували щеки. И пошла дискуссия, которая длилась чуть ли не месяц, что надо Катю и Артема замочить. И он, Полтавец пытался их спасти, но так получилось, что ему и Иванкину сказали — надо.
И они подошли к Кате и Артему и сказали, как несколько раз уже они говорили, что кто-то приезжает, горячее время, надо переждать — поехать в лес. Они поехали в этот лес рязанский. Там Иванкин ушел с Катей куда-то недалеко и перерезал ей горло. А Полтавец, когда услышал этот крик (и Артем удивился, потому что женский крик), сказал: «Извини» и выстрелил в Артема.
Так вот если отбросить все многочисленные психологические извивы, которые сообщает Полтавец, то получается что в сухом остатке? На квартире в Рязани жили 4 человека — 2 убийц и 2 жертв. Убийцы месяц жили и обсуждали, а потом сказали: «Пойдем в лес». Жертвы пошли. Никого с ними не было. Не было никакого рядом Пчелинцева, не было никакого рядом Шакурского. И если бы Полтавец не хотел убивать, то за это время, за этот месяц, за эти несколько дней ему достаточно было сказать Кате и Артему: «Уезжайте», не то что даже намекнуть, что их собираются убить, а просто сказать: «Уезжайте». Более того, ему было достаточно сказать: «Я не буду в этом участвовать». До самой последней секунды в лесу. Их было там четверо, и если бы он встал на сторону жертв, то двадцать способов у Полтавца было не убить.
И хотя Полтавец рассказывает: «Вот тогда в этом случае меня бы убили…», я очень скептически отношусь к этому его утверждению, потому что, во-первых, Полтавец нам только что сам рассказывал, что все эти люди балаболы. А, во-вторых, это объяснение, которое я нахожу в каждом уголовном деле от каждого киллера. Полтавцу кажется, что он изобрел какое-то удивительное объяснение. Я должна его разочаровать. Просто нету такого уголовника, нет такого Шарикова, который, будучи взятым как киллер с поличным, не начинает рассказывать, что «если бы я не убил, то меня был замочили».
Ю.Латынина: Это убийство было личным делом спятивших с ума от страха Иванкина и Полтавца, и возможно, всё было не так
Естественно, Полтавцу было 17 лет. Он, действительно, находился в каком-то измененном состоянии сознания. Но я понимаю, почему он это рассказывает. Потому что он пытается оправдаться. Он пытается представить свою версию: «Меня заставили». Он сам в это верит, хотя, конечно, ужас заключается в том, что если бы он сказал нет, то эти двое человек были бы живы. Но именно эти его старания… Потому что видно, что он эту свою версию тщательно собирал в уме. Вы знаете, бывает, когда человек хочет оправдаться, и он долго сам начинает рассказывать самому себе, придумывает обстоятельства, которые его обеляют, строить сложную систему.
И вот оно убийство. И, конечно, вы можете сказать, что это убийство было личным делом спятивших с ума от страха Иванкина и Полтавца, и очень возможно, что всё было не совсем так, как рассказывает Полтавец.
Перерыв на новости.
НОВОСТИ
Ю.Латынина Добрый день! Это Юлия Латынина. «Код доступа», «Эхо Москвы», «Латынина ТВ». И я говорю о признания Алексея Полтавца, который, чего уж там говорить, по ту сторону добра и зла. И даже не нечаевщина, а именно банальная уголовщина: «Нас застукали с наркотой. Они на нас стукнут. Давайте их замочим». И д, это катастрофа для дела «Сети»*, потому что нам адвокаты нарисовали картину юношей со взором горящим, которые все были такие возвышенные читатели Маркса и Бакунина, и их пытками заставили сознаться в какой-то группе, которой не было и взрывах, которых не было.
И часть этой картины по-прежнему верна, потому что пытки были, взрывов не было. И вообще, сам факт, что эти вылезшие из средневековья эфэсбэшники не заметили убийства, но зато заставили людей признаться в членстве организации, которая если и была, то не была так структурирована и не включала тех людей, о которых говорят эфэсбэшники и заставили признаться в этих смешных, вернее жутких взрывах, которые одновременно смешные, потому что понятно, почему они выдумали эту историю про взрывы. Потому что если бы они написали в приговоре, что эти люди хотели делать революцию, то понятно, им бы многие сочувствовали. Они решили, что они расскажут, что эти люди хотели делать теракты, и кто-то ужаснется. На самом деле, мы, конечно, подумаем, что это полная фигня собачья.
Но, к сожалению, этой картины нет. Но есть другая неприятная картина — картина группы, не организации, не ячейки — группы леваков, которые заигрались, занадувались… Это же всё молодые люди. Они в этом возрасте надеялись произвести своими революционными достижениями впечатление на девушек точно так же, как и Бродским: «Вот я и Бакунина читал и революцию скоро сделаю и ружье держать в рука умею. И, вообще, ты знаешь кто мы такие? Мы такие дела делаем…».
И вот это надувание губ услышала российская преступная организация, которая называется ФСБ: «Ах, вы тут дела делаете?!». Слушайте, да они же надували губы, надували щеки не для эфэсбэшников, а для девушек. Неужели вы никогда не видели людей, которые приходят и намекают, какие они крутые. Посмотрите, не знаю, на Суркова, который одну статью за другой пишет, которая является тем самым надуванием щек на тему «Вот какой я великий и какой я главный идеолог власти». Хотя понятно, что как раз, она, во-первых, не нуждается в главных идеологах. Она чрезвычайно практическая власть и очень презирает всяческую писанину. А, во-вторых, именно в силу того, то она практическая, люди, которые главные в этой власти, никогда ничего не пушит и считают, что письменных следов оставлять не надо.
Ну так вот, опасно рассказывать девушкам в стране, где существует ФСБ, что сейчас ты сделаешь революцию. «А, ты революцию сейчас сделаешь? А теперь расскажи нам, а не девушкам. Не хочешь? А вот мы тебя динамо-машинкой…».
Что я хочу по этому поводу сказать. Первое: убийцы должны нести ответственность. Вот есть девочка 19 лет, которая читала Бродского, и от нее остался позвоночник, объеденный зверьми. И вот отец этой девочки сейчас говорит, что он никогда не считал фигурантов «Сети»* преступниками. Он был за них, и он против пыток. «Но они — фигуранты, — говорит он, — должны ответить, где Артем, где Катя». И в уголовных делах нет никакой абстрактной справедливости. Уголовные дела, собственно, и ужасны тем, что в них нет «с одной стороны, с другой стороны…». Это вот когда какая-нибудь война произошла или экономическая катастрофа, тогда эти виноваты этим, а эти виноваты этим. А если есть труп, или, скажем, есть Вася и говорит: «Это Петя убил», и есть Петя, который говорит: «Нет, это Вася убил», то там не 50 на 50, там не «с одной стороны, с этой стороны…». Вот кто-то конкретный нажал на курок. Были теракты? Ответ: нет. Были пытки? Ответ: да. Был труп? Ответ: да.
Ю.Латынина: Опасно рассказывать девушкам в стране, где существует ФСБ, что сейчас ты сделаешь революцию
И когда мне говорят: «Забудь про девочку. Не важно, что там позвоночник валяется, потому что этих людей осудили за теракты, которые они не совершали», если ты им вспомнишь этот объеденный зверями позвоночник, девочке, которая о Бродском разговаривала, то ты слуга «кровавого режима». Конечно, это для меня так же неприемлемо, как когда встает Мединский и говорит: «Кто говорит, что не было 28 панфиловцев, он говорит некорректно, потому что не важно, было или не было, но как государству нужно, так оно и есть». Для меня факты самоценны. Мы не всегда можем их установить, мы всегда должны пытаться это сделать.
Для меня неприемлемо, когда, скажем, сын Иванова сбивает насмерть на дороге женщину Светлану Беридзе — и у головное дело заводят на дядю этой женщины. Или когда у сына губернатора Ишаева одна за другой две женщины — сначала любовница, а потом жена — погибают (одна якобы сама вылетела из окна, другая якобы сама сгорела), и нам говорят — да нет, всё нормально, — это избирательное правосудие. Потому что все должны быть равны перед законом.
Точно так же для меня неприемлемо, когда мне сообщают заведомо без всякого уголовного расследования, что нельзя очернять светлый облик людей, сидящих по делу «Сети»*, потому что это абсолютно тот же способ мышления, как у Мединского, только с противоположным знаком. Потому что когда нам говорят власти, они что говорят? Мир черно-белый, здесь наши — здесь враги, все наши — прекрасные, все враги — ужасные. Всех наших надо защищать, что бы они ни сделали. Вот если они попадутся как Чепига и Мишкин с солсберецким шпилем, надо все равно их защищать.
Теперь что нам говорит часть оппозиции? Мир черно-белый. Если «Сеть»* наша, а государство — враги, то «Сеть»* прекрасна, их надо всегда защищать, что бы они ни сделали. Если они попадутся с трупом — не важно.
Ребята, увы, к сожалению, мир не черно-белый, мир сложный. И мне было всегда, конечно, интересно, как работает механизм тотального отрицания действительности. Вот потому что стоят люди к «поясу Богородицы». Написали, что это византийская работа 11-го или 10-го века, я точно не помню. Нет, они стоят. Вот как это у них получается? Они не видят, что это не носила богородица? Нет, не видят, им это не интересно.
Вот показали Мединскому документы, что не было 28 панфиловцев. Точка. Расписали, объяснили, архивные документы… «Нет, ничего не хочу слушать. Не было и точка. Вы все вредители, слушать не хочу». Вот то же самое в деле «Сети»*: «Мы ничего не знаем, и если их пытали, если им навесили липовое дело о взрывах, то мы не будем рассматривать истории с трупами. А все, что пишет «Медуза», придумано, сливные бачки, агенты, им соврал Полтавец…».
Я думаю, сейчас наверняка запустят историю, что Полтавец 17-летний, что он агент ФСБ, что да, убить-то они убили, но сделали это по заказу ФСБ, чтобы опорочить организацию, внедриться в нее. Уж очень сложно это, как бы сказать, для нашего ФСБ, которое не видит дальше собственного носа. Но я не сомневаюсь, что такая версия будет.
Ю.Латынина: Власти говорят, что мир черно-белый, здесь наши — здесь враги, наши — прекрасные, враги — ужасные
Я не сомневаюсь, что как ни убавится верующих после того, как датируют «пояс Богородицы», так не убавиться людей, которые считают, что это обсуждать нельзя, а тот, кто это обсуждает, тот пособник кровавого режима. Но, как я уже сказала, если есть труп, то я хочу знать, как этот труп появился и откуда он взялся.
И вот у Агаты Кристи был очень хороший рассказ, как тоже появился труп какого-то зубного врача. И Эркюль Пуаро рассматривает дело и понимает, что этот труп… Все думают, что этот труп устроили коммунисты, чтобы убить очень заслуженного человека, который является столпом общества и вообще опорой Англии. А оказывается, что это сам заслуженный человек убил этого врача, что бы не вылезли некоторые детали его биографии. И он говорит: «Ну как же? Я же заслуженный человек, я же опора… Я же очень важен для будущего Великобритании». И Эркюль Пуаро ему отвечает: «Да, всё так, вы заслуженный человек, вы опора, но вы убили. И я не могу мимо этого пройти».
Я еще раз напомню, что еще не было суда. Да вряд ли суд кого-нибудь в данной ситуации убедит кого-нибудь в ту или в другую сторону. Но есть то, что предъявляли «Медузе», что она типа говорит с одних слов и типа где труп? И вот, когда труп отыскивается в том самом месте, о котором говорит человек, которых говорит, что участвовал в этом убийстве, и труп отыскивается там, где он говорит, — ну, согласитесь, это как минимум история, которая для всякого человека, для которого важны факты, требует обсуждения.
Собственно, несколько на этой неделе история произошло. Одна была, конечно, удивительная история в египетском суде, который сказал, что российский самолет, взорванный над Синаем террористами, — что никакого взрыва не было, что это была просто авария, и компенсацию никакую выплачивать не будут, потому что на борту самолета были неустановленные лица. У меня родился только один вопрос. Потому что вот нам рассказывают, что Россия встала с колен, и мы тут в Сирии всем показали. И Египет вроде не какой-то особый наш враг, мы с ним не сражаемся, он зависит от нашего турпотока. Я, во-первых, не представляю себе, чтобы Египет что-то подобное сказал об американском самолете. Конечно, это говорит о реальном уровне уважения к нашей стране. Вот как-то мне удивительно, что никакого возмущения со стороны нашего российского МИДа не последовало, потому что как только американцы арестуют какого-нибудь российского наркоторговца или хакера, так вой стоит до небес. А как, в общем-то, извините, не самая развитая страна плюнула нам в лицо — утерлись и пошли дальше.
Еще одна очень смешная история, которая не произошла на самом деле на этой неделе. Я имею в виду Эрдоган, который отворил шлюзы и пустил в Европу беженцев и рассчитывал, что сейчас Европа падет к его ногам. А произошла очень смешная вещь: этих беженцев в Европу не пустили.
И все мы помним, что происходило в 14-м, 15-м году, когда на первой странице каждого уважающего себя издания были рассказы об этих несчастных беженцах. И вдруг эти рассказы куда-то делись. Вот это к вопросе об идеальном медиашторме. Всё, просто не существует для больших СМИ, для либеральных СМИ такой темы как беженцы. Потому что они поняли, что если эти беженцы, действительно, придут в Европу, то это кончится тем, что «Альтернатива для Германии» будет набирать не 10–20%, а будет набирать 50%. И решили на эту тему заткнуться.
Ю.Латынина: Вы больны коронавирусом, вам лучше, дома две недели сидеть или сидеть в этом концлагере со ржавым горшком?
И это, знаете. как с коронавирусом. Есть он в газетах — есть он и в действительности. А не было бы коронавируса в газетах — ну, как бы… я думаю, что паника была бы гораздо меньше.
Собственно, о коронавирусе. Потому что очень смешная история произошла. Вообще, напомню, что у нас тут буквально неделю назад представитель Госдепа заявил, что есть тысячи акканутов, связанных с Россией в социальных сетях, который распространяют фейк о том, что коронавирус — это биологическое оружие, которое изобрели американцы и применили против Китая. И прошло буквально 10 дней, то есть это уже другая контора, которая называется Group-IB, которая занимается информационной безопасностью. Она называется международной, у нее, действительно, штаб-квартира в Сингапуре, но как-то она в основном, знаете, российская. И она заявила, что уже она выявила информационный вброс о том, что какие-то нехорошие люди в российских мессенджерах пугают людей и распространяют панику с провокационной целью усиления панических настроений среди москвичей. Это та самая контора, которая только что недавно сделала выдающееся открытие, что подписи Родченкова под его показаниями поддельные. Ну, разумеется, встал Родченков, информатор WADA и сказал, что подписи настоящие. Ну да, они копировались, они электронные, но настоящие. Зато, пользуясь словами группы Group-IB, информационный вброс позволил нам, конечно, всем нашим государственным информационным помойкам выйти с заголовками, что, дескать, все подписи-то левые.
Илья Сачков, генеральный директор, у него была недавно замечательная история. Он в центре Москвы по таксистам стрелял из газового пистолета. Вот это всё, что вы хотите знать об этой конторе. И вот, значит, после того, как эта контора это донесла, тут же немедленно доложили Путину, эфэсбэшники доложили Путину.
И понятно, что все это значит. Потому что с коронавирусом бороться сложно, а с паникой просто. Это, вообще, фирменный прием путинских пиарщиков. Если в стране случилась задница, надо набрасываться на того, кто перепутал размер этой задницы или что-то не то сказал. И вот если у вас случилась «Зимняя вишня», надо начать охотиться на тех, кто в отсутствие информации преувеличивает, как всегда, при панике число погибших. А если в Сочи рухнул самолет, который летел в Сирию с Лизой Глинка, если вы помните, то вместо того, чтобы выяснять, почему он рухнул, надо обрушиться на Божену Рынску, которая написала, что вот там были энтэвэшники — и замечательно.
И, собственно, из этого уже ясно, что коронавирус в России. И честно, когда я думала о коронавирусе, я думала об одном — что вот сейчас наши власти будут с коронавирусом бороться. И выглядеть это будет примерно так: вот как гаишники останавливают человека и проверяют, пьяный он или нет, и от всего этого можно откупиться за трешку или пятерку, то точно так же условные гаишники будут останавливать, проверять на коронавирус. Тоже можно будет откупиться. А если ты не откупился, тебя будут заточать в что-то среднее между концлагерем и тюрьмой с баландой и ржавым горшком, в который надо испражняться; говорить, что это карантин. Там будет в камере 12 человек, у одного из них точно что-нибудь будет, не коронавирус, так грипп и заболеют все.
И после этого я вижу распоряжение Собянина, который говорит: «Ну, если чувак решил, что он болен, он может две недели сидеть дома, и, ради бога, не ходите в больницу, вам на дом принесут больничный». Я должна сказать, что, во-первых, это очень разумно. Гораздо разумней, чем карантин. И заметьте, что российское государство это почти никогда не делает, потому что это необыкновенная история: вдруг чиновник доверяет человеку», он говорит: «Запрись сам». То есть государство вместо того, чтобы сказать: «Ну что вы! Он же надует работодателей, он же возьмет себе больничный, а на самом деле он эти две недели в Диснейленде проведет. Он же в магазины будет ходить», государство говорит: «Парень, мы тебе верим…». Ну, там, конечно, будут какие-то механизмы проверки, но я вас уверяю, что в России механизмы проверки на самом деле не действуют. Только при очень большом стечении обстоятельств.
И, конечно, вы мне скажете, что я оправдываю Собянина. Но вы просто сами скажите, вам чего больше хочется? Если, не дай бог, есть история, что вы больны коронавирусом, вам лучше, чтобы вы дома две недели сидели или чтобы вы сидели в этом концлагере со ржавым горшком? Понятно, что нету хороших опций, но лучше сидеть две недели дома.
По поводу коронавируса я хочу сказать между тем следующее. Во-первых, все надо оценивать в перспективе. Все-таки перспектива заключается в том, что в течение многих тысяч лет человек жил на расстоянии полдюйма от смерти. И смерть в виде эпидемий, в виде болезней, в виде голода, в виде завоевания подстерегала всюду и всегда. Она не был эксклюзивным событием, она была абсолютно обыденна. И если бы тот человек, который сталкивался с эпидемиями чумы, с тотальным разрушением своих городов, если бы ему сказали, что тут есть некоторая болезнь, от которой дети вообще не помирают, у людей до 50 лет очень низкий процент смертности, абсолютно минимальный, а вот есть человек дожил до 80 (это данные китайских медиков), то смертность почти 14%, — то он бы так выпятил глаза на стебельках и сказал: «Слушайте, дожить до 80… Я согласен».
Я скажу удивительную вещь. Я, вообще, думаю, что коронавирус нельзя назвать чисто пиар-событием, но просто вопрос. Вот я смотрю на данные смертности от гриппа Center for Disease and Control prevention. Вот они только что сказали, что умерло в этом сезоне, ни 100 лет назад, ни 200 лет назад, ни 5 лет назад — 20 тысяч человек. От коронавируса, если я не ошибаюсь, в Америке умерло 12 человек. 20 000 и 12. То есть вероятность умереть от коронавируса приблизительно в 2 тысячи раз меньше, чем от гриппа.
И вот представьте себе, что нам был каждый день сообщали в газетах, что вот эпидемия гриппа, что такое-то количество заболело, столько-то умерло, это было бы на первое полосе, и мойте руки и не дышите и не собирайтесь… Ну, вы скажете, ну грипп же нельзя сдержать, он повсюду. Так я вам честно скажу, что коронавирус уже тоже, видимо, повсюду.
Был маленький шанс его сдержать, был, вероятно, в Китае. А как только коронавирус попал в разгильдяйские свободные страны… Нет шанса сдержать коронавирус в США, потому что никто в Америке не сделает карантин на 11-миллионый город и не запретить выезжать. Шансов сдержать коронавирус в России нету, потому что будет полный дурак россиянин, если пойдет с коронавирусом лечиться в больницу. Шанс сдержать коронавирус в Китае нулевой, потому что они там с целью излечения от коронавируса совместно лобызают ограды мечетей. Ну, коронавирус просто в счастье от этого.
Или там беженцы в Турции — 3,6 миллиона человек. А вы уверены, что там нет коронавируса? А проверял то? То есть я глубоко приветствую все рассказы о том, что надо мыть руки, протирать поверхности, не надо дотрагиваться до НРЗБ. Если вам плохо, сидите дома, не надо заражать других. Но одна важная поправка: это надо делать без всякого коронавируса.
А вообще, хорошо бы человечеству, возможно, поменять некоторые свои привычки. Вообще, возможно, человечеству стоит закрывать в холодный сезон некоторые общественные пространстве не из-за коронавируса только, а, в том числе, из-за гриппа. Потому что вот в средние века бежала канализация по улицам. А потом человечество пересмотрело некоторые свои гигиенические привычки в связи с канализацией. Точно так же, если летите в самолете, вытрите вы столик перед вами гигиенической салфеткой, потому что кроме коронавируса есть множество других прекрасных вещей.
Болезнь невозможно сдержать. Инкубационный период две недели, а то и до месяца. Все это время человек заразный, причем может болеть в легчайшей форме, не замечая, что он болеет. Но это не ловится. Плюс в том, что если вы здоровый человек и не очень старый и мы еще не очень знаем, какая реальная смертность. И, действительно, нам профессиональные продавцы паники рассказывают всякие ужасные сценарии. Тут какие-то австралийские профессора сказали, что эпидемия унесет 68 миллионов человек.
Вот я сошлюсь на то, что я прочла сейчас New England Journal of Medicine, это была статья доктор Антони Фоки, это директор британского Национального института инфекционных болезней и доктора Вей Жи Гуан из Гуанчжоуского института респираторного здоровья. Они отчитываются о 1099 пациентах с лабораторно подтвержденным COVID-19. Смертность — 1,4%. При этом доктор Фоки пишет, что эти подтвержденные случаи должны составлять должны составлять небольшую часть от общего числа симптомов заболевания, и в таком случае общие клинические последствия COVID-19 в конечном итоге могут быть аналогичны последствиям серьезного сезонного гриппа со смертностью около 0,1%. С учетом того, что коронавирус передается все-таки хуже, судя по всему, чем грипп, то у меня есть подозрение, что да, будет у нас новым мир, в котором около 4 видов коронавируса, которые взывают ОРВИ, будет 5 видов коронавируса плюс грипп. Умирать будет примерно столько же, с к от гриппа, правда, с очень большой оговоркой: если будет иммунитет или если будет продолжать меняться вирус. Потому что если будет иммунитет, то, видимо, просто в детстве будут переболевать им как ветрянкой и дальше — до свидания.
НРЗБ Статистически, тем не менее, это не очень серьезная история. Меня в данном случае занимает, поскольку я не врач, именно социальное измерения, которое заключается в том, что современные государства чувствуют себя обязанными что-то сделать. Они говорят: «Давайте мы будем бороться». Уже и в Америке коронавирус используется для нападок на Трампа, так что можно подумать, что если бы не было Трампа, но не было бы и коронавируса. Это такая довольно архаическая история, которая требует от государя что-то такое объяснить, что-то сделать, что болезнь посылается за грехи народа и грехи государя. Вот при хорошем государе и дождь вовремя с неба падает цилинь водится. И я одно могу сказать, что самое лучше будет, если Российское государство не будет бороться с коронавирусом, потому что у Российского государства руки из жопы растут и лучше бы оно ничего не делало, чтобы убедить нас, что оно что-то может сделать. Мы лучше сами переболеем. Пожалуйста, не трогайте нас.
Всего лучшего! До встречи через неделю. Не забывайте, пожалуйста, подписываться на «Латынина ТВ». До свидания!
* организация запрещена в РФс

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..