пятница, 3 января 2020 г.

ВОЙНА СОРОСА ПРОТИВ ЕВРЕЕВ

Война Сороса против евреев

Даниэль Гринфилд, 31 декабря 2019 г.

Даниэль Гринфилд, сотрудник Шильмана по журналистике в Центре свободы, является писателем и журналистом, занимающимся расследованиями, радикальными левыми и исламским терроризмом.

Когда Джордж Сорос достиг среднего возраста, он начал посещать психиатра. Проблема безжалостного финансиста заключалась в том, что он был обременен «непомерным» чувством стыда за «позорную тайну».

Позорной тайной, из-за которой Сорос отправился к психоаналитику, было его «еврейство».

Еврейская проблема Сороса была наследственной. Он вырос, по его собственным словам, в «еврейском антисемитском доме». Он принял мировоззрение своего отца Тивадара, что Бог был изобретен людьми.

Именно Тивадар подделывал и продавал документы евреям, пытающимся избежать Холокоста, обвиняя «богатых клиентов», как он выразился, «в том, что это было позволено на рынке». И именно Тивадар пристроил своего сына-подростка в дом венгерского фашистского чиновника, который занимался конфискацией собственности евреев.

В своей биографии Тивадар позже описал визит для конфискации еврейской собственности как шаг "добросердечного" нацистского коллаборациониста, чтобы "подбодрить несчастного парня", который после дозы наблюдения за преследованием евреев, "быстро пришел в себя".

Позже Сорос описал этот период, который большинство евреев помнят, как время, полное ужаса, как «самое захватывающее время в моей жизни» или «приключение».

Аморальность Тивадара полностью перекочевало в его сына. В печально известном 60-минутном интервью, над выпуском которого сеть Сороса и его медиа-союзники упорно трудились, Сорос невозмутимо согласился, что он «помогал в конфискации имущества евреев», не испытывая никакого чувства вины. «Это как на рынке, конечно, если бы меня там не было, я бы этим не занимался, но кто-то другой делал бы это», – заметил он.

Это вторило его ответу на обвинения в нанесении ущерба британской экономике. 
«Когда вы спекулируете на финансовых рынках, вы освобождаетесь от большинства моральных проблем, с которыми сталкивается обычный бизнесмен».
Отец получал прибыль от продажи поддельных документов богатым евреям, а сын наслаждался тем, что участвовал в конфискации имущества богатых еврейских семей. Ни отец, ни сын, для которых Бог Библии был человеческим изобретением, а принадлежность к евреям была просто «племенным вопросом», не чувствовали никакой вины за это.

У них не было ни моральной, ни этнической принадлежности. Они не были евреями ни этнически, ни религиозно. В действительности, имя Сорос было взято, чтобы скрыть еврейское происхождение семьи. Еще до войны, Эрзебет – мать Сороса, хотела изменить свое имя, чтобы ее сыновья не носили клеймо евреев.

Если Тивадар был просто аморальным, то Эрзебет активно презирала евреев. «Моя мама была совершенной антисемитской и испытывала стыд за то, что была еврейкой», – сказал он интервьюеру.

Эрзебет выступала против обрезания Пола, брата Джорджа. Как и другие члены клана Сороса, Эрзебет, в конечном итоге, приняла христианство. Однако ее сын не мог верить ни в иудаизм, ни в христианство. У него была только одна вера. В его собственную божественность. «Джордж не обратился», – отмечает Сорос в «Жизнь и времена мессианского миллиардера». «Какой смысл может иметь обращение для человека, который был атеистом?»

Внук шизофреника, сын чокнутого финансового манипулятора и мистика-невротика, Джордж Сорос соединил противоречивое наследие своих родителей, став богом самому себе.

В интервью жителю Нью-Йорка, он обсуждал свое чувство филантропа- сверхчеловека.
«Знаете, у Бога в Ветхом Завете есть ряд атрибутов. Как невидимый, я был достаточно невидим. Доброжелательный, – я был достаточно доброжелательным. Всевидящий, – я пытался быть всевидящим. Так что я все это разыгрывал".
Если Бог был просто человеческим изобретением, как верили Джордж и его отец, почему бы ему не стать богом?

Чем больше копилось богатство и могущество Сороса, тем больше он мог играть в бога в своем безбожном мире. Или, как сказал Сорос по другому случаю: 
«Я с детства был подвержен довольно сильным мессианским фантазиям, которые, как я чувствовал, мне было необходимо контролировать, чтобы не попасть в беду, однако, когда я пробился в мир, я стал потворствовать своим фантазиям настолько, насколько мог себе позволить».
Как один из самых богатых людей в мире, Джордж Сорос мог позволить потакать себе во всем. И, став богом самому себе, Сорос смог избежать позора и подавить свой комплекс неполноценности. У богов нет ни стыда, ни вины, ни морали. Но Джордж Сорос не был богом. Он был человеком, скрывающимся от бога, играя в бога. Его позорная тайна была в Боге и Его народе, против которых он согрешил.

Еврейское происхождение семьи было тайным позором Сороса. Шварцы – еврейская семья, были мертвы. Их заменил клан Сороса. Джордж, у которого когда-то была бар-мицва, переродился в нацистского коллаборациониста. А потом, после волнений войны, он отмылся как очередной беженец в Великобритании. Это был не Холокост, который травмировал Сороса, а последствие того, что он был никем. Холокост был самым захватывающим временем в его жизни. После войны он стал беженцем в Англии, зависимым от благотворительности британских еврейских организаций, финансируемых теми людьми, которых он и его отец не так давно нанимали себе в уборщики. 

Он хладнокровно обманывал еврейскую благотворительность, предназначенную для помощи несчастным, и продолжал дурачиться и хвастаться этим поступком десятилетия спустя.
«Тот факт, что конструктивные критики Израиля говорят вещи, которые, если их вырвать из контекста или перефразировать провокационными способами, можно заставить звучать как комментарии антисемитов, не делает их антисемитскими», 
– настаивал он.

После защиты антисемитских троп, направленных против Израиля, Сорос играет жертву.

Джордж Сорос является спонсором многочисленных групп, которые говорят вещи «провокационным образом». Он является крестным отцом анти-израильского лобби в Америке, раздавая свои деньги по всему спектру – от NIAC до J Street, финансируя обычные анти-израильские группы БИС и предоставляя скрытые деньги таким организациям-троянским коням, как J Street, которые предназначены для ассимиляции американских евреев для подрыва еврейского государства.

В число получателей денежных средств Сороса вошла аль-Хак – антиизраильская группа, директор которой был назван одним из главных лидеров террористической организации НФОП.

Чтобы преодолеть тайный позор своего еврейского происхождения, самый богатый антисемит в мире финансировал широкомасштабную войну против евреев. Только в мире без евреев Сорос наконец сможет поверить, что он бог.
«Это нечто, вроде болезни, когда ты считаешь себя неким богом, создателем всего, но сейчас я чувствую себя комфортнее с тех пор, как начал изживать это», 
– однажды саркастически заметил миллиардер.

Вместо того, чтобы вылечить Сороса, терапия наделила его манией величия, позволив избежать стыда, сделав богом.

Однако, как понял австрийский художник, который также решил, что он бог, это требует избавления от евреев. Соросовским окончательным решением антисемитизма является знакомая марксистская формула избавления от антисемитизма путем избавления от евреев. Когда евреев больше не будет, тогда Сорос будет излечен от своего тайного стыда.

Всё, что потребуется, – это ещё один Холокост.



Перевод: Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..