воскресенье, 7 июля 2019 г.

ТЕРРИТОРИИ В ОБМЕН НА ВЛАСТЬ



Виктор Фульмахт. Территории в обмен на власть

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=110612810192598&id=100037316380508

Эта статья написана 20 лет назад, но ИМХО до сих пор является одной из лучших на эту тему. В свое время очень на многое раскрыла мне глаза

Соглашения в Осло являются одной из загадок политической жизни нашего времени. Хотя они выражают давно известное стремления влиятельных общественно-политических сил отказаться от достижений Шестидневной войны, я не знаю ни одной попытки их авторов или сторонников объяснить их главную особенность: необратимые и крайние, то-есть не оставляющие возможность маневрирования, уступки, сделанные противнику (или партнеру), еще до начала переговоров по основным вопросам.

Критики соглашения в своих диагнозах обычно колеблются от обвинения в государственной измене и преступной халатности до детски-наивных представлений о дипломатии, международных отношениях и сути ближневосточного конфликта в целом и даже помрачении рассудка. В отличии от них я считаю, что “в этом безумии есть своя система”, и ключевой формулой для понимания (может быть, не вполне сознательной) логики этих уступок должно быть: “Территории в обмен на власть” (“штахим тмурат шильтон”).

Мир уже не раз был свидетелем того, как вполне искренние, а некоторые не вполне искренние, борцы за мир, свободу, равенство и братство, устанавливали свою диктатуру, как средство достижения прекрасных и возвышенных целей. Потом же оказывалось, что эта диктатура является единственным результатом, к которому пришел процесс, а о первоначальных целях говорить уже некому, не с кем, и негде.

Для большой и влиятельной общественной группы, которую сегодня называют левыми, власть, полученная в результате победы на выборах, не кажется достаточной. Она всегда считала естественным для себя полный контроль над всеми сторонами жизни общества, а выборы не более, чем внешней церемонией, дающей возможность повесить вывеску “демократия”, необходимую в сообществе западных государств, поскольку в среду восточно-европейских партократий - советских сателлитов, их по различным причинам в свое время не приняли.

И сегодня они относятся к государству и стране, как к своей семейной собственности, а к гражданам государства, как к поданным, как к пешкам в своих политических играх. Вспомним, хотя бы, Переса, заявившего: “Мы (то-есть, наша партия) послали поселенцев на территории - мы же их оттуда и уберем.” Или выражение Рабина, которое охотно повторяют и сегодня, - “недвижимое имущество”, по отношению к землям Эрец Исраэль.

Ни для кого не является секретом, что человек не выражающий достаточно левые взгляды (содержание этого понятия меняется во времени), не может сделать карьеру и занять пост связанный с принятием решений в таких областях, как государственная прокуратура, министерство иностранных дел, многие области гуманитарных наук, особенно связанные с исследованиями актуальных общественно-политических проблем, в службе безопасности, армии, я уж не говорю о средствах массовой информации, в том числе существующих на деньги налогоплательщиков, всех, а не только левых.

Тот факт, что почти все, вышедшие в отставку высшие военные или ведущие журналисты придерживаются левых взглядов можно объяснить двумя способами. Первый: среди остальных нет талантливых интеллигентных людей, способных эффективно функционировать в общественно-политической сфере. Другой же состоит в том, что существует негласная, неформальная, но чрезвычайно эффективная система дискриминации, запрета на профессии по политическим причинам. Я предоставляю читателю или слушателю решить, какая из причин более верная. Очень показательна в этом смысле формула Бен-Гуриона - “власть без Херута и без коммунистов”. Здесь основатель Израильского государства и самый большой антидемократ в израильской политике четко поставил на одну доску откровенных врагов сионистской идеи, поддерживающих арабские притязания, и своих политических противников - сионистов и патриотов Израиля. Для него все они были не более, чем врагами, которые угрожают его власти.

Первые тридцать лет существования государства не было серьезного кризиса власти, то есть расхождения между правящей олигархией и демократически выбранной государственной властью. Победа Ликуда во главе с Бегиным на выборах в 1977-ом году породила серьезную панику в рядах правящей олигархии. Но они быстро успокоились, увидев, что Бегин довольствуется декоративной властью, не собираясь менять антидемократических порядков, и готов проводить политику, согласованную со старыми элитами. Однако пребывание у власти “не своего правительства”, независимо от объёма власти этого правительства и проводимой им политики, в принципе, не приемлемо для людей с авторитарной психологией, какими бы демократами они себя не провозглашали. Они всегда относятся к любой общественно-политической группе, претендующей на участие в управлении государством, как к банде грабителей, которая хочет отнять у них законное наследство.

Столь явные антидемократические тенденции обычно вызывают протесты, как в самом обществе, так и в правозащитных кругах за рубежом. Почему же этого почти не происходит у нас? И даже само упоминание о роли олигархии в управлении важными областями общественной жизни до сих пор считается табу, нарушить которое не отваживается практически никто. (см. вторую статью “Заговор молчания”).

Дело в том, что люди плохо различают два понятия: формы участия в управлении обществом и государством (то есть степень демократичности общества) и степень личной свободы граждан. А у нас уровень личных свобод граждан в области передвижения, потребления, культуры, частной жизни, личных мнений и так далее, практически совпадает с тем, каким пользуются граждане свободного мира. Политическая же дискриминация существует в ограниченных, хотя и важных областях, и затрагивает лично относительно небольшое число людей. Большинство из них находит, в конце концов, альтернативное применение своим способностям, так как в отличие от тоталитарных режимов, активно преследующих инакомыслящих, олигархическое или авторитарное общество, как правило, ограничивается пассивными формами защиты от свободного мышления. Такими, как отказ в приеме на работу, кампании очернения и клеветы в прессе, юридические преследования по необоснованным обвинениям. Картина затемняется также тем, что подобную политику проводит не государство, а общественно-политические группы, выдающие себя за поборников демократии и защитников прав человека.

Такое положение сложилось отчасти в силу исторической традиции, когда в течение веков галута современная еврейская цивилизация сформировалась в социальных рамках семьи и общины - общественных форм, весьма далеких от демократии и не очень в ней нуждающихся. Но объяснить - не значит оправдать.

В течение долгого времени этот слой видел в укреплении государства укрепление своей власти. В большом сильном и самостоятельном государстве он видел реализацию своих национальных и политических притязаний. Терпимость большой части общества, понимавшей антидемократический характер этой группы, объясняется в значительной степени тем, что до некоторого времени эта группа осуществляла ту политическую линию, которая была приемлема для еврейского национального движения, для еврейского народа в Эрец Исраель, то есть линию построения национального общества и национального государства, пускай даже и лишенного важных элементов демократии.

Однако, в последнее время такие факторы, как демографические тенденции, рост числа религигиозных избирателей, традиционно настроенных национально, большая алия из России и республик бывшего СССР, в целом не склонная поддерживать тоталитаристско-социалистические и пацифистско-космополитические силы, общее падение престижа социализма в результате падения СССР, все это показывает, что нынешним левым с их пацифистской, космополитической идеологией, которая является ведущей для нашей олигархии начиная с периода после войны Йом Кипур, трудно рассчитывать на устойчивую поддержку израильских избирателей. Поэтому самые “творческие” умы из их числа стали искать более надежную модель, не доверяя выбору “незрелого” народа. Как сказал когда-то Брехт “народ не оправдал доверия правительства, правительству надо распустить этот народ и выбрать себе новый”.

Началом этого этапа послужила ревизия списков “врагов” и “друзей”. Все новые, поднимающиеся силы в израильском обществе, представляющие угрозу власти олигархии, были определены как враги. С другой стороны опасность со стороны прежнего врага - арабов представляется теперь как второстепенная. С ними надо поддерживать взаимодействие, насколько это возможно, пока происходит процесс постепенного (и не всегда осознанного) изменения правил игры, пока израильское общество не привыкнет к “миру” и к новым “партнерам”. Все это ради достижения настоящей цели: ликвидации общественно-политического влияния новых восходящих сил и сохранения своей гегемонии.

Вторая часть сценария состоит в том, чтобы подать внешним силам (арабам, американцам и европейцам) сигнал: “давите на нас, угрожайте нам”. Израильская публика должна понять - тот кто против нас (олигархии), тот против всего мира. Если поставить вопрос таким образом, политико-идеологические различия теряют свою важность по сравнению с проблемой выживания.

Единственным средством для того, чтоб добиться устойчивой и постоянной власти, могло бы стать резкое увеличение зависимости страны от внешних сил, зависимости оборонной, экономической и психологической.

Может быть, теперь мы ответим на вопрос: зачем они вооружили и привели в центр страны вражескую армию? Эти крепкие ребята только кажутся вам, господа, солдатами, это просто оптический обман. На самом деле, они - предвыборные агитаторы, призванные обслуживать грядущие и все последующие выборы. Их дружеские автоматы, под стволами которых мы пойдем к избирательным урнам на выборы без выбора, с накинутой на шею удавкой американо-европейских экономических санкций за несоблюдение договорных обязательств, лучше любых слов объяснят самым непонятливым, что их ждет, если они не отдадут власть тем, кому она должна принадлежать по праву наследования и правильной идеологии. А за такие услуги надо платить - эта плата и записана в загадочных пунктах Норвежских соглашений.

Когда арабы, европейцы и американцы по-настоящему начнут диктовать побежденной, запуганной беспомощной толпе, кто должен ею руководить, только тогда она научатся слушаться настоящего хозяина . Для выполнения этой программы совершенно необходимо уничтожение еврейских поселений за “зеленой чертой” (неважно, быстро или постепенно), так как поселенческое движение является материальным и духовным ядром национального лагеря.. 

Можно подумать, что в результате победы правых во главе с Нетаниягу на выборах 1996-го года, этот план потерпел провал. Но нет, наоборот, неспособность нового правительства проводить достаточно самостоятельную политику, несогласованную с левыми, доказывает, что архитекторы Осло были правы в выборе пути достижения своей цели. И не нужно задавать наивные вопросы: позаботились ли они хотя бы о безопасности аэропорта Бен Гурион, не говоря уж о каких-то поселениях или водоснабжении, о главном, о своей абсолютной власти, они позаботились прекрасно.

Попытки вызвать давление внешних сил для получения и укрепления своей власти отнюдь не уникальны в мировой и еврейской истории. Достаточно упомянуть борьбу фарисеев с царем Александром Янаем (1 век до н.э.), в ходе которой они обратились к сирийскому царю Диметриесу Третьему с просьбой вступить в войну на их стороне и обещая ему территориальные и политические уступки. Или обращение за помощью к Риму, враждовавших между собой сыновей Александра Яная, Гиркана и Аристобулуса, которое привело к завоеванию Иудеи римской армией во главе с Помпеем.

И вполне реально, что в конце “мирного процесса” мы увидим, что являемся частью растерянной и бесформенной массы, не заслуживающей имени народа, сдавшейся на милость выродившейся, прогнившей в моральном и интеллектуальном отношении олигархии, до конца исчерпавшей свою положительную роль в деле национального возрождения и превратившейся из его лидера в могильщика.

Их попытка заключить союз с врагами Израиля, в надежде получить из их рук абсолютную власть над государством и обществом и задушить любого, кто ставит эту власть под сомнение, превращает государство Израиль в место, где слово “демократия” звучит, как горькая издевка.

В заключение я хочу еще раз подчеркнуть, что в моем настойчивом указании на олигархический характер руководства израильским обществом, нет ничего нового. Но важно понять, что это - не одна из проблем, важность которой меркнет по сравнению с более горячими государственными проблемами, такими как безопасность, политические переговоры, экономическое положение и так далее, а ключевая проблема, то есть, источник многих других. Я считаю, что такой подход позволит увидеть внутреннюю логику за внешним абсурдом.
AI&PIISRAEL

1 комментарий:

  1. слишком много слов из-за которых потерян смысл всей статьи! вкратце идея ясна - и она ясна сегодня каждому думающему гражданину!ослиные бумаги - это не ошибка, а ПРЕСТУПЛЕНИЕ!
    увы, никому не интересно изменить положение дел и потому НИКТО не пытается даже ОТМЕНИТЬ эти так называемые "соглашения" - себе дороже, можно и кресло потерять ...
    а о стране думать некогда - всё суета сует!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..