среда, 24 июля 2019 г.

БРИТАНСКАЯ ОДА

Британская ода

Когда наблюдаешь за европейскими событиями не из Америки, а все предпосылки к Brexіt налицо видны из столицы Британии, то понимаешь, почему так все качнулось вправо – закон политического маятника никто не отменял, а карманы граждан являются лучшим ответом на политику обещаний сладкой жизни. Сколько не говори «халва», но, если нет сладости в ингредиентах, а марципан вам подают с солью, вы непременно захотите пойти в другое заведение, где на всеобщее обозрение выставлено и меню, и цена вопроса, да и ингредиенты.
Photo copyright: hams Nocete. CC BY-SA 2.0
В Лондоне я много общалась с простыми людьми: с продавцами, официантами, с гидами, со знакомыми, давно живущими в Англии, да и с коренными англосаксами. Я вообще люблю поболтать с людьми «за жизнь». И я прекрасно понимаю, что я сторонний наблюдатель, но наблюдатель заинтересованный, а посему впитываю, как губка, чужие судьбы и истории.
Глобализация и мультикультурализм имеют две стороны медали. И если кто-то вас будет агитировать исключительно за одну из сторон, этот взгляд будет весьма односторонен. Мультикультурализм и глобализация прекрасны для путешествий, для знакомства с чужими культурами, но не для смешения всех и вся с перевариванием в одном котле. Равенства культур нет по определению, а все культуры не смешиваются в равных пропорциях. После нескольких десятилетия искусственных попыток «вопрячь в одну телегу коня и трепетную лань» телега развалилась, погребая под собою старушку Европу, да и Америку.
Робкие попытки сопротивляться политкорректности натолкнулись на цензуру, а все неполиткорректные были заклеймены. Центр перестал существовать и общество, отрицающее данное природой, стало рассказывать всем, что такое хорошо, а что такое плохо. Итак, плохо, это то, что веками считалось нормой морали, основанной на иудео-христианских принципах.
К чему я так долго и повторяю очевидные вещи? Да к тому, что для многих очевидное уже не совсем очевидное. Когда я вижу мать в характерном восточном облачении, которая ставит своего ребёнка совершать естественную нужду у стен Вестминстерского аббатства, мое внутреннее я вопиет от негодования – осквернять чужие святыни нельзя! Но многие из тех, кого политики искусственно завозят в страны Европы, не признают ни культуру этих стран, ни традиции – они не ассимилируются, но заставляют ассимилироваться с ними всех подряд.
Я понимаю, что с каждым днём растущие проценты новых британцев навсегда изменили облик страны, а в некоторых городах и районах привычнее услышать арабский, урду, пушту, или панджаби, а для большинства уже жителей Лондона язык Шекспира является вторым. Я понимаю, что британская реальность далека от таких привычных и стереотипных в нашем понимании вещей, описанных великими британцами прошлого, да и леди с джентльменами давно не говорят на скачках о погоде. Я понимаю, что бизнесы прекрасно реагируют на меняющуюся демографии и в ресторанах уже полным ходом весят объявления для соблюдающих Рамадан, а мэр Лондона Садик-хан, сражающийся с Трампом… я все понимаю и принимаю реальность в ее настоящем времени. Но все же точка невозврата, мне кажется, может быть ещё оттянута в сторону «британскости», сопротивляющейся своим выбором всеобщих процессов современной европеизации, как плавильного котла всех и вся. И не стоит сравнивать Европу с Америкой – разные исторические категории.
Добро пожаловать в британскую реальность, добро пожаловать в 21 век…
Кто-то будет радоваться человеческому муравейнику разноликому и гостям, ставшим хозяевами. Кто-то будет смущенно недоумевать изменениям, а кто-то негодовать. Но у британцев в реальной жизни нет волшебного Time-Turner, описанного в книге о Гарри Поттере. Как жаль, что сказка и жизнь – вещи разные…
Все это грустно, потому что хочется эля с милым куском какой-то британской незамысловатой снеди. Хочется пятичасовый чай из фарфоровой посуды и ласковое журчание британского английского, а не разноликое смешение говоров. Хочется Черчилля, в конце концов…
Но не те времена и европейский пирог горчит. И хочется эту горечь вышвырнуть в мусор за ненадобностью и вспомнить о богатой истории Великой Британии. И в этих двух понятиях вся суть и величие страны. Не забывать бы!
Люблю я британцев. Нет, они не чопорные – они вежливые. По крайней мере, некоторые ещё остались таковыми. Они не жгут шины в своей столице и не разрешают вандалам атаковать их пантеоны. И я счастлива, что Британия в 2019 сделала свой выбор в пользу Британники и против социалиста и антисемита. А значит не все ещё потеряно…
И Борис Джонсон, ставший премьер-министром, прекрасно показал направление движения страны, которой хочется быть самобытной и прекрасной, с ее культурой и традициями.
Нет, британский выбор – это не движение вправо – это выравнивание тонущего корабля. Семь футов тебе под килем, Британия. Надеюсь, твой капитан не подведёт!
Вместо послесловия…
И опять о совпадениях. Борис Джонсон вовсе не БорИс, а БОрис, но имя, несмотря на ударение, переводится со старославянского Борислав, как «борец за славу». В энергетики этого имени заложены целеустремленность, прямота и упорство. Вероятно, Британии, как и всей Европе очень нужны борцы за возрождение былой славы. А пока Ее Величество Елизавета Вторая благословила славного БОриса на несение тяжелой ноши премьерской. Интересно, он на Даунинг-стрит тоже на велосипеде ездить будет? Но Брекcит, как и обещают, состоится до 31 октября. Похлеще Хеллоуина будет…
Елена ПригоВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..