пятница, 15 декабря 2017 г.

КАК И ПОЧЕМУ УБИЛИ ГРИБОЕДОВА

КАК И ПОЧЕМУ УБИЛИ ГРИБОЕДОВА?

Был ли Грибоедов убит из-за того, что оставил в российском посольстве на ночь жен персидского Шаха?


В семидесятые годы прошлого века из разговора с иранцем, учившимся в Ленинграде, я с удивлением узнал, что в Тегеране все знают и не сомневаются: Грибоедов был убит вовсе не из за дикого взрыва ярости исламской толпы (как учат учебники русской литературы), а из-за того, что, будучи большим шалуном, оставил в посольстве на ночь двух жен иранского Шаха: грузинку и армянку. Национальность которых для иранцев не имела значения, важно было что жен Шаха. Что, согласно исламским воззрениям, являлось ужасным кощунством. И (если верить народной иранской молве) Грибоедов, а также другие сотрудники Российского Посольства в Персии, обошелся с женами шаха как бы выразиться помягче... с нарушением этикета. Но так ли это?  В последние годы на интернете появилось несколько статей, проливающих новый свет на этот щекотливый вопрос. Приводим их без купюр и цензуры. А чем являются эти версии: антироссийскими выдумками или в основе их лежат лежат реальные факты, пусть судят читатели.
Ю.М. 20 сентября 2015
 

Из воспоминаний графа И.О. Симоновича:

В одном предшествовавшем замечании я сказал, что катастрофа эта не должна быть приписываема причинам политическим. Лица различных партий и различных вероисповеданий, коих я расспрашивал, все единогласно сходились на одном весьма важном обстоятельстве, именно, что мой несчастный друг, покойный Грибоедов, в отношении к шаху принял надменный тон, доходивший до безрассудства. Фетх-Али-шах, после каждой аудиенции, которую он ему давал, уходил столь раздраженным, что весьма легко было предвидеть какое-либо несчастье. Часто при своих придворных случалось ему вскрикивать: «Кто меня избавит от этой собаки христианина?» Мирза-Абул-Гассан-хан, министр иностранных дел, главный деятель при всяком случае, когда что-либо касалось европейцев, ибо при дворе шаха не было никого, знавшего наши обычаи, — один говорил о нас с некоторой опытностью, как человек, бывавший несколько раз посланником в С.-Петербурге, Вене, Париже и Лондоне. Итак, Абул-Гассан-хан однажды вечером у Эмин-ед-Довлета, в присутствии большого общества, где разговаривали о дневных происшествиях и толковали об удобнейших средствах для избавления шаха от столь докучливого гостя, предложил образовать род возмущения: «Мы заставим народ сильно кричать, — говорил он, — и после этого напишем в Петербург: вы прислали нам человека, который не умеет себя вести у нас, — смотрите, чего он придерживается, как бы не случилось великого несчастия! Отзовите его, если желаете сохранить доброе согласие между двумя странами. Поверьте мне, — прибавил он, — я знаю Европу и особенно Россию: он будет отозван». Совет, 
207 предложенный Абул-Гассан-ханом, не имел немедленных последствий, но идея была дана, и многочисленная прислуга, всегда присутствующая на всех собраниях персидской знати — все слышала. 

Наступает дело двух женщин, выдачи коих требовал русский посланник как наших подданных и военнопленниц, хотя они приняли исламизм и находились в гареме Асиф-ед-Довлета. Это был слишком сильный удар, нанесенный магометанскому фанатизму и уважению к могущественной личности. Несмотря на это, он добился, чего требовал. Но и тут еще Грибоедов сделал большую неосторожность, заставив этих женщин перевести к себе на дом, где кроме мужчин никого не было. Следовало бы их поместить, до отправления в Грузию, в какой-нибудь армянский и еще лучше в мусульманский дом, и во всяком случае в ином месте, но не у себя. Это произвело огромный скандал, и надо сознаться, что везде в другой стране было бы то же самое, ибо благонравие не допускает, чтобы молодые женщины жили под одною и тою же кровлею с кучею молодежи. В Тегеране же вмешалась еще религия и совершенно справедливая дурная репутация христиан, составлявших прислугу посланника. 

Волнение было сильное между населением, и во всем городе только и толковали о позоре видеть женщин мусульманок, перешедшими в руки гнусных русских. Грибоедов, повидимому, не знал, что происходило, ослепленный судьбою или избытком гордости. При этом положении дел, он дал еще приют одному шахскому евнуху, который, пользуясь своим происхождением из Эривани, бежал из шахского гарема и просил возвращения на родину. Когда кто знает святость гарема, род благоговения, с которым окружают его персияне, стыдливость, с которою они выражаются, говоря об этом месте, тому легко понять, как Фетх-Али-шах сильно был оскорблен в сане неограниченного монарха и ревнивого мужа. Но спросят, может-быть, мог ли министр русский нарушить свой долг, отказывая в убежище подданному своего государя? Разумеется нет, ежели б человек этот пришел внезапно, желая самопроизвольно стать под его покровительство; но тут ведь были предварительные интриги, переговоры 
208 между евнухом и армянами, окружавшими посланника. Грибоедов имел время сообразить, какое унижение он готовил шаху, ободряя предприятия этого человека. Русский посланник должен был также знать, что так как в продолжение двух лет Персия и ее монарх перенесли много испытаний, вследствие побед наших и мирных трактатов, нами на них наложенных, то государству — победителю более славы уступать побежденному в его мелочных самолюбивых интересах. Он должен был бы предложить евнуху мирзе Якубу отложить на некоторое время свое предположение побега, тем более, что неизвестно, имел ли он право считаться в числе русских подданных, ибо был взят на службу к шаху и принял мусульманскую религию в отдаленную эпоху, когда Эривань принадлежала Персии. Как бы то ни было, Фетх-Али-шах еще не дал разгуляться своему гневу, он старался договориться и искал под различными предлогами выдачи беглого. Грибоедов стоял на своем, за что его можно похвалить, ибо, раз решившись принять его к себе, он не мог без стыда возвратить его обратно персиянам. 

Почти открытое неприязненное положение между русским министром и двором; партия духовенства, которую раздражал до крайности увоз двух женщин; партия Асифа, которая по той же причине искала только случая мщения; наконец, челядь придворная, которая старалась угодить ненависти шаха; эта прислуга вельмож, которая вспомнила совет мирзы-Абул-Гассан-хана, все это вместе поднялось вдруг, побуждением ли двора, или Асиф-ед-Довлета, или муштанда, все равно, толчек был дан, и толпа понеслась и окружила дом, занимаемый русскою императорской миссией. Сначала были только крики и повторение требования о выдаче евнуха и двух женщин. Я глубоко убежден, что если бы покойный Грибоедов имел достаточно терпения и хладнокровия, чтобы оставить шуму увеличиваться и разноситься в воздухе; если бы он удержал всех своих дома, не позволяя им показываться ни вне, ни у окон, я, как сказал, глубоко убежден, что эта толпа разошлась бы к вечеру сама по себе, не осмелившись нарушить неприкосновенность посольского дома, если бы даже эта толпа не была разогнана войсками, которых бы, наконец, прислал шах. — Я в этом убежден, зная хорошо характер 
209 персиян по совершенно схожим случаям, кои я видел, даже по совершенно подобному случаю, происшедшему в нашем посольстве в Тавризе лет 20 тому назад. Но предопределение как бы подтолкнуло Грибоедова: он велел казакам стрелять по народу, была пролита кровь, одного жителя убили. Его тело понесли в мечеть. Муштаид, с высоты кафедры, приказал народу итти отомстить кровь — кровью же. Известен последовавший результат. 

Наши, подавленные многочисленностью, после героической обороны, пали, заставив заплатить дорого за свою жизнь. Сарбазы (регулярная пехота), посланные из Орека Зели-султаном разогнать сборища, прибыли, когда все уж было кончено. Это замедление, которое хотели об’яснить соучастием двора, об’ясняется гораздо проще, именно тем, о чем мы только что говорили. Когда шах узнал о движении, он не желал его остановить, ибо думал проучить посланника. Зная свой народ, он никогда не думал о могущей случиться катастрофе. Он не мог предвидеть, что посланник будет столь неосторожен, что решится атаковать целое народонаселение своими казаками. — Смущение Фетх-Али-шаха и его двора было великое после происшествия. Шах собрал совет из своих министров и великих сановников, и мне известно от очевидца-свидетеля, что в первые минуты собрание представляло вид весьма печальный. Монарх и каждый из предстоявших чувствовали себя обремененными ответственностью, которая повисла над ними; они полагали, что Россия воспользуется этим случаем для блистательного мщения, где они первые будут жертвою. Наконец, Фетх-Али-шах начал речь и после восклицаний: «Ио-Аллах! Ио-Али!» — он сказал: — «Что сделано, того переделать нельзя. Богу это было угодно. Теперь нам остается только готовиться к войне, и готовиться победить или умереть. Чтобы весь мой народ поднялся, я сам стану во главе его, возьму с собою мои сокровища и все, что я имею. Господь будет нашим судьей». Потом он приказал похоронить тела, поручив исполнение этого армянам, повелев положить отдельно тело министра, как будто он предвидел, что его вытребуют. 

Старик армянин, который распоряжался тогда похоронами, говорил мне, что им похоронены сорок тел. Персияне никогда не хотели сознаться, сколько народу они потеряли. Из наших, между прочими, находился князь Меликов из Тифлиса, который не принадлежал к посольству. Он был племянник Манучар-хана, который послал его для предупреждения Грибоедова о готовящемся волнении. Несчастный не успел вернуться к своему дяде. Один католический священник из исфаганской миссии, находившийся тогда в Тегеране, говорил мне, что один мусульманин, живший по соседству с домом нашего министра, также предупредил его, предлагая даже убежище у себя; по словам священника, услужливый предвестник был из посольского дома позорно выгнан. Непонятная судьба!

http://feb-web.ru/fe...29/simon_29.htm 
Edited by Dismiss, 10 February 2006 - 18:22.
=======================================
30 января (11 февраля) 1829 года возбужденная толпа персов-фанатиков разгромила и разграбила Русскую миссию в Тегеране. Все сотрудники дипломатического корпуса, 37 человек, были зверски уничтожены – чудом уберегся только один человек.

"Детонатором" для толпы стало то, что в стенах русской миссии попросили убежище две женщины-христианки, грузинка и армянка. "Вас защитит русский флаг", - сказал им 34-летний посол Александр Грибоедов. Он надел парадный мундир с орденами и вышел к толпе: "Опомнитесь, на кого поднимаете руку, перед вами – Россия". Но его забросали камнями и сбили с ног.

Над телом посла было учинено самое изощренное надругательство. Труп волокли по мостовым, а изуродованные останки выбросили на помойку и засыпали известью. Грибоедова едва опознали по пальцу, простреленному на дуэли, сообщает РИА "Новости".

После этого инцидента персидский шах прислал в Петербург вместе со своим сыном, в дар царю Николаю I, в качестве "откупной" за убийство посла легендарный алмаз "Шах". Это - редкой красоты камень, более тысячи лет ходивший по рукам многих царей, о чем свидетельствуют надписи на гранях. 90 карат, 18 грамм весом, 3 см длиной, желтого цвета, необыкновенно прозрачный. Сегодня драгоценный самородок хранится в Алмазном Фонде России, находящемся в Кремле.
========================================

Грибоедова убили из-за жен персидского шаха

По случаю годовщины гибели Грибоедова корреспондент газеты Speed-Инфо отправился в Иран, где ему удалось выяснить неизвестные подробности, при которых погиб русский писатель и дипломат.

В городе Язд репортер встретился с 65-летним иранцем по имени Парвиз Хусейни-Барари, который утверждает, что является потомком (праправнуком) Александра Грибоедова. Парвиз, говорящий по-русски, написал книгу о своем великом предке, которая должна выйти в Иране в ближайшее время.

По его словам, прапрадед был "большим шалунишкой". В Персии он продолжал "шалить", плевал на обычаи, не снимал калоши во дворце шаха и откровенно пользовался женщинами, говорит Парвиз.

В книге Парвиз описывает эпизод со своей прапрабабушкой, Нилуфар, женой шаха, у которой, как он утверждает, была связь с Грибоедовым. Парвиз говорит, что Фатх Али Шах стремился задобрить посла и устраивал ему "ночи любви".

"15 октября 1828 года Александр Сергеевич пришел на аудиенцию к шаху. Но Фатх Али улыбнулся: не угодно ли расслабиться? В покоях на коврах, плавно изгибаясь, вибрировала бедрами тоненькая наложница Нилуфар. На ее щиколотках в такт музыке позвякивали браслеты. Александр и не заметил, когда удалился шах. Уж больно девушка напоминала жену Нину: те же черные глаза, тонкие брови. Даже возраст - 16 лет. Вот только беременная Нина осталась в пограничном Табризе. Подойди, милая... - Александр коснулся талии Нилуфар, похожей на стебель эсфанда. Девушка, изогнувшись, встала на колени, и совсем рядом он увидел ее детскую шейку с бьющейся синей жилкой и нежную грудь. А слуги все подносили блюда с пахлавой, фруктами, дынями..."

В своем труде Парвиз описывает не совсем лицеприятные подробности жизни представителей России в Тегеране: "Молочный брат Грибоедова Александр Дмитриев и слуга Рустам-бек затевали пьяные драки на базарах, устраивали оргии в посольстве, хватали девок, приличных персиянок и насиловали. К тому же посольские здорово пили. Как-то, захмелев, Грибоедов прижал к себе Нилуфар: - Хочешь уйти из гарема?"

О трагических событиях, предшествовавших гибели Грибоедова, Парвиз повествует следующим образом:

"1 января 1829 года в дверь русской миссии в Тегеране постучали: Я - Мирза-Якуб, армянин. Много лет назад меня оскопили, отправили в гарем к шаху. Хочу вернуться на родину. Я буду полезен, знаю много секретов. Бледная Нилуфар стояла рядом: О, прошу, мой господин! С нами еще Мариам, Ширин, Эльназ...Грибоедов понимал: вывезти с собой такого шпиона, как Мирза-Якуб, - это подарок самому Николаю I. Но главное... Нилуфар! Оставить! Всех оставить в посольстве! - скомандовал он. Утром женщин повели в баню. Пока Нилуфар нежилась в опочивальне Грибоедова, Сашка с Рустам-беком заваливали шахских жен прямо на горячие лавки.Весть, что в русском посольстве бесчестят жен Фатх Али Шаха, мгновенно облетела Тегеран, и к Грибоедову явился посланник из дворца: "Господин посол, вы обязаны вернуть женщин. Они его жены. Значит - собственность. Как и евнух Мирза-Якуб!"

На требование посланника Грибоедов ответил резким отказом, а 30 января (11 февраля) толпа взбешенных мусульман ворвалась в посольство и отбила женщин".

Что касается Нилуфар, то, по словам Парвиза, она бежала из гарема. Скиталась по деревням и затем родила сына от Грибоедова - Резу.

Парвиз сожалеет, что нет возможности провести генетическую экспертизу. Дело в том, что останки Грибоедова захоронены в Тбилиси в монастыре святого Давида и об эксгумации не может быть и речи.

"В России так и не поняли, за что расправились с посланником", - говорит Парвиз. "Все свалили на политику. А причем здесь она? Ищите женщину!", - заключает он.
==========================================


Биографическая справка

Александр Грибоедов родился в 1795-м году, в Москве, в старинной дворянской семье, ревностно сохранявшей патриархальный дух. Получив хорошее домашнее образование, одаренный юноша поступил сначала в Благородный пансион при Московском университете, а вскоре стал его студентом, обучаясь сразу на трех факультетах – словесном, юридическом и физико-математическом. В этом учебном заведении всегда царил дух свободомыслия и новых идеалов, созвучный натуре Грибоедова. Он обратился к литературе, стал сочинять стихи, писать комедии, острые публицистические статьи. Но все было лишь пробой пера. Первый драматургический опыт – комедия "Молодые супруги", оказалась неудачной и не оставила следа.

Получив по окончании университета ученую степень кандидата словесности, зная шесть языков, Грибоедов намеревался продолжить карьеру ученого, но жизнь повернулась иначе, и он поступил на службу в Коллегию иностранных дел. Молодого дипломата направили в Персию, в Тавриз, секретарем Русской миссии при шахе. Именно там он и начал писать "Горе от ума". В 1824 году, когда произведение было закончено, прочитано в салонах и разошлось в рукописях, ее автор необыкновенно прославился.

В 1828 году он сыграл большую роль в подготовке и заключении выгодного для России Туркманчайского мира с Персией. Царь оценил это и присвоил ему звание полномочного министра в Персии.

33-летний Грибоедов страстно влюбился в 15-летнюю Нину, дочь своего тифлисского знакомого, грузинского писателя князя Александра Чавчавадзе. С юной женой, ожидающей ребенка, Грибоедов отправился на службу. На время он оставил Нину в приграничном Тавризе, а сам отправился в Тегеран, где его и поджидала страшная смерть. У потрясенной страшным известием Нины начались преждевременные роды. Новорожденного мальчика в этот же день окрестили и назвали в честь отца, Александром. Но недоношенный младенец не выжил и отправился за своим отцом.

16-летняя вдова, красоту которой сравнивали с красотой Натальи Пушкиной, больше не вышла замуж и оплакивала свое горе всю жизнь. Она прожила 53 года и ежедневно проделывала непростой путь из дома - до горы Мтацминды, где в пантеоне у церкви Святого Давида был похоронен ее муж и ребенок. Нина поставила часовню на могиле, а в ней - памятник, на котором изобразила плачущую себя. Рядом - надпись: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской; но для чего пережила тебя любовь моя?.." 
Источник
http://www.newsru.com/russia/10feb2006/gribok.html
=============================================
Так что же происходило на самом деле в Российском Посольстве в Персии в 1929 году? Верна ли версия, изложенная в учебниках русской литературы: Грибоедов был убит в результате беспричинного взрыва ярости исламской толпы (что, как мы знаем из недавних событий, в самом деле бывает)? Или же рассказы о том, что причиной возмущения жителей Тегерана было то, что Российский Посол сотоварищи "утром женщин повели в баню. Пока Нилуфар нежилась в опочивальне Грибоедова, Сашка с Рустам-беком заваливали шахских жен прямо на горячие лавки."? Допустим, что версия убийства Российского Посла в Персии Грибоедова, которая в Иране рассматривается как общепринятая, имеет под собой основания. В таком случае описанные события могут быть основой романа и фильма, обреченных на мегауспех. Изложим краткое очевидное содержание, соответствующее исторической правде - не такой, какой она представляется глядя из Русь-Матушки, а такой, какой она представляется глядя из Тегерана. Россия одерживает военные победы над Персией. Захват Тегерана представляется совершенно реальным. В этих условиях посол России, писатель и драматург Грибоедов ведет себя вызывающе. Входит в мечети и дворец Шаха, демонстративно не снимая калош. Укрывает в российском посольстве нескольких жен Шаха, где он и его окружение тешатся с суперкрасавицами. Ведут жен Шаха в баню, заваливают прямо на лавки... Эммануэль (главный секс фильм 20-ого века) отдыхает в сравнении с таким эротическим рядом. К тому же, вроде бы, не совсем вымышленным...
     Слух о том, что жен Шаха обесчестил Российский Посол мгновенно облетает столицу Персии. К посольству сбегаются толпы разгневанных мусульман. Грибоедов приказывает открыть огонь по толпе. Убитых среди жителей столицы Персии много. Но все сотрудники посольства (кроме одного, который и поведал подробности) растерзаны. Труп Грибоедова удалось опознать лишь по мизинцу, простреленному на дуэли (прекрасная кинематографическая деталь!) Шах Персии в ужасе: разврат развратом и бесчестье бесчестьем, но в наказание Россия может пойти войной и завоевать Персию европейским оружием, которого у Персии нет. Не было ли вызывающее поведение Росийского Посла сознательной провокацией, чтобы начать войну - наподобие убийства Эрцгерцога Фердинанда, с которого началась Первая Мировая Война, и провокацией по захвату польской радиостанции переодетыми в польскую форму гитлеровцами, которым началась Вторая Мировая Война?! Не слишком ли дорогая цена за бесчестье: присоединение Персии к России? Может быть сделать вид, что унижения не было, и утереться, сохранив свою жизнь и государство? Шах шлет посольство в Санкт-Петербург с богатыми дарами во главе со своим сыном. В дар царю Николаю I, в качестве "откупной" за убийство российского посла Грибоедова вручается легендарный алмаз "Шах". Это - редкой красоты камень, более тысячи лет ходивший по рукам многих царей, о чем свидетельствуют надписи на гранях. 90 карат, 18 грамм весом, 3 см длиной. Николай "великодушно" (с кавычками или же без кавычек великодушно) соглашается забыть инцедент. Хотя кем должно было быть проявлено великодушие: Шахом, жен которого кощунственно обесчестили русские, или русским царем - глядя из двухвекового удаления вопрос на засыпку. Может прав был Александр Сергеевич Грибоедов, может так с ними "дикарями" и надо, может знай наших? Или Посол России Грибоедов Александр Сергеевич, позволив развлечься с женами Шаха Ирана сотрудникам посольства (а, возможно, и сам развлекавшийся) все-таки был немножко неправ? Вопрос, ответ на который выходит за рамки романа и кинофильма.
ИЗ ПОЧТЫ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..