пятница, 8 сентября 2017 г.

Насралла празднует победу

Давид ШАРП | Насралла празднует победу

Генсек »Хизбаллы» Хасан Насралла выступил с телевизионным обращением, в котором объявил об окончательной победе своей организации и ее союзников над анклавом »Исламского государства», находившимся по обе стороны ливано-сирийской границы в районе Западного Каламуна.
Нынешняя операция примечательна сразу по нескольким причинам, о которых речь пойдет ниже, и, среди прочего, тем, что активное участие в ней приняла и ливанская армия.
Начиная с весны 2013 года, когда »Хизбалла» ради спасения режима Асада осуществила массовое вторжение в Сирию, одной из главных стратегических задач организации была зачистка от сирийских повстанцев, будь то относительно секулярные группировки или исламисты, всего сирийско-ливанского приграничья. Причины, что называется, лежат на поверхности. Во-первых, данные группировки всегда непосредственно угрожали и самой »Хизбалле», и поддерживающему ее шиитскому населению как в прилежащей долине Бекаа, так и в глубине страны. Плюс во время сирийской войны в Ливане было проведено немало масштабных терактов против шиитов, включая и взрыв у иранского посольства в Бейруте. Во многих случаях следы вели в то самое ливано-сирийское приграничье. Собственно, это и есть во-вторых: стратегическая необходимость прервать сообщение между антиасадовскими суннитами Сирии и их единомышленниками в Ливане, в частности массово концентрировавшимися в районе восточноливанского города Арсаль.
Задача эта была очень непроста из-за значительного количества оппонентов и специфики местности. Своего рода стартом этой приграничной зачистки, а также крупномасштабных действий »Хизбаллы» в Сирии стало кровопролитное сражение возле приграничного городка Эль-Кусейр, закончившееся в июне 2013. По его победным для шиитской организации итогам она впервые понесла в Сирии тяжелейшие единовременные потери: только официально признанных убитыми оказалось около 115, а раненые исчислялись сотнями. Кроме того, погибли как минимум 8 иранских офицеров. С тех пор много воды утекло, но »Хизбалла» при той или иной помощи сирийской армии и иранских союзников шаг за шагом продвигалась к своей цели.
К нынешнему лету под контролем противника оставалось чуть больше пары сотен квадратных километров в горно-пустынной местности в Западном Каламуне в Сирии, а также в районе ливанских Арсаля и Рас-Баальбека. Типичный парадокс сирийской войны: засевшие здесь оппоненты »Хизбаллы», Асада и ливанской армии были врагами и по отношению друг к другу. Часть территории занимало местное отделение ИГ, которое, впрочем, никогда с основным ареалом »халифата» в Сирии не соприкасалось, а другую – в основном группировки исламистского типа с доминирующей силой в лице исламистского же объединения »Хайят тахрир аш-шам». Несмотря на фактическое длительное окружение, ИГовцы и остальные не только не помогали друг другу в борьбе с, казалось бы, приоритетными врагами, но еще и воевали друг с другом.
В июле этого года »Хизбалла» при почти символической поддержке сирийцев и ливанцев начала первый этап операции по уничтожению вражеского анклава. Мишенью стал его южный сектор, где базировались силы тех, кто не имел отношения к ИГ. Пока ИГовцы с любопытством наблюдали за происходящим со стороны (или с горы), начались упорные бои. Имея качественное и количественное превосходство, »Хизбалла», несмотря на потери, последовательно продвигалась. Поняв, что сопротивление становится бесполезным, суннитские боевики вступили в переговоры с шиитскими. В свою очередь и »Хизбалле» не было никакого резона воевать до полного уничтожения противника, ведь в этом случае потери организации оказались бы очень велики. В итоге был достигнут устроивший всех компромисс. Оппоненты »Хизбаллы», а также проживавшие на данной территории члены их семей и беженцы, при помощи посредников были отправлены на главную повстанческую территорию Сирии, в провинцию Идлиб. »Нет человека – нет проблемы», – вот идеальное для »Хизбаллы» и Асада, типичное для Сирии решение, когда тебе достается территория, полностью очищенная от враждебного населения. Официальные потери »Хизбаллы» в ходе операции (а они, вероятно, близки к реальным) составили почти полсотни боевиков. Следующим на очереди был ИГ.
И здесь официальный Бейрут, получающий »под борьбу с исламистами» обширную военную помощь чуть ли не со всего мира, для сохранения лица не мог оставаться в стороне. Под контролем филиала »халифата» находилось 120 кв. км. ливанской территории, не считая сирийской. Правда, во избежание компрометации на международной арене сотрудничество с »Хизбаллой» и асадитами демонстрировать было не к лицу. Поэтому таковое повсеместно категорически отрицалось всеми тремя сторонами. 19 августа, по поразительному »совпадению» и якобы при отсутствии координации, началась одновременная атака на последний оплот противника. С запада, т.е. из Ливана, наступала давненько не бывавшая в деле местная армия, а с востока, из Сирии, – асадиты и »Хизбалла». Среди прочего ливанская армия массово применяла тяжелую артиллерию и свои немногочисленные боевые вертолеты. Наступление продвигалось медленно, но отнюдь не из-за ожесточенного сопротивления ИГ, а, скорее, из-за вполне понятной осторожности союзников. В преддверии начала операции ливанские военные утверждали, что только им противостоят 700-800 исламистов. С учетом этих цифр и того, что иговцы, как правило, стоят насмерть, казалось, можно было надеяться, что перед неизбежным концом исламисты суннитские устроят исламистам шиитским и их соратникам настоящую кровавую баню. Однако этого не произошло. Также оказалось, что их количество отличалось от того, о чем раструбила ливанская пресса.
27 августа »Хизбалла», Бейрут и Дамаск объявили о прекращении огня, а также о достигнутом соглашении. Иговцы должны были выдать тела 8 захваченных еще летом 2014 ливанских солдат, трупы 6 боевиков »Хизбаллы» и одного пленного. Кроме того, в другой части Сирии ИГ передал »Хизбалле» тело захваченного в плен и казненного иранского офицера. В обмен на это оставшиеся иговцы вместо принятия мученической смерти получили возможность покинуть территорию с оружием в руках и отправиться автобусами на восток Сирии, в район города Дейр аз-Зор, большая часть которого контролируется »халифатом». Как выяснилось позднее, этих пассажиров со всего ливано-сирийского анклава набралось не более 350. Еще несколько десятков, видимо, погибли в боях. Тот факт, что с этим же противником асадитам и »Хизбалле», видимо, придется столкнуться в другой части Сирии, Бейрут не волновал вообще, а шиитов и Асада не особенно. В противном случае их ожидали бы потери в сотни убитых и раненых прямо здесь, а это никому не было нужно. Нужна была земля, граница и устранение угрозы, чего и удалось добиться. Так завершился очередной, казалось бы, малозаметный, но знаковый этап сирийской войны, по итогам которого наиболее опасный противник Израиля укрепил свои стратегические позиции.
Если верить Насралле, по результатам антииговского последнего этапа наступления его организация потеряла 11 человек, а сирийцы – 7. Потери ливанской армии, видимо, сопоставимы с этими цифрами, а еще в один из первых дней операции официально сообщалось, что в результате подрыва военной машины были убиты трое солдат.
Как ливанские власти, так и Насралла не преминули воспользоваться случившимся для пиара. И если в Бейруте чуть ли не до небес превозносят армию, то генсек »Хизбаллы», выступая на ТВ, сравнил нынешние события с »изгнанием сионистов» из Южного Ливана в 2000 году. В своей излюбленной цветистой манере Хасан Насралла заявил буквально следующее: »Израиль – это фабрика оккупации и гегемонии, США – это фабрика гегемонии, ИГ и другие террористы – это фабрика уничтожения всего… ИГ должен был уничтожить всех нас, нашу армию, наши институты, а затем передать нашу территорию, зачищенную и полностью созревшую, США и Израилю».
Кстати, надо отметить, что еще с самого начала боевых действий на границе, когда суннитских исламистов вытеснили в те самые ареалы обитания, где недавно шли бои, многочисленные теракты против шиитов, особенно в Бейруте, прекратились. В свое время это было одним из основных доводов »Хизбаллы», когда она пыталась убедить недовольных вмешательством в сирийскую гражданскую войну шиитов в правильности избранного пути. Правда, несмотря на длительный перерыв в крупных терактах, потенциал для такого рода шагов существует и внутри Ливана: исламистских суннитских ячеек, а также ненависти к шиитам вообще и к »Хизбалле» в частности, здесь предостаточно.
***
Нельзя исключать, что в обозримом будущем решится судьба еще одного анклава ИГ, а если точнее, родственной ИГ организации »Армия Халида ибн аль-Валида», базирующейся на стыке израильской, иорданской и сирийской границ. Воспользовавшись соглашением о прекращении огня, заключенным под эгидой США и России, крупнейшее местное повстанческое объединение, именуемое »Южный фронт», начало против валидовцев, число которых в командовании Северного округа ЦАХАЛа не так давно оценивали примерно в 600 человек, очередное наступление. Что примечательно, 17 августа арабские источники сообщили, что точечным ударом с воздуха (точно не правительственных сил, а якобы американской коалиции) был ликвидирован Абу-Тим Анхиль, командующий »Армией Халида ибн аль-Валида». Причем, что особенно любопытно, подобная ликвидация командира организации произошла не впервые. Место свежеиспеченного шахида занял местный уроженец Абу-Али аль-Асир…
Давид ШАРП
«Новости недели»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..