воскресенье, 9 июля 2017 г.

ПРОБЛЕМА ЗАЧАТИЯ


 Проблема зачатия.                                  
Борис Гулько

В 2005 году я провёл 10 дней в Беер-Шеве, на командном первенстве мира по шахматам. Играли мы днём, а по утрам я обходил магазины с узнаваемой вывеской:  «Книги». Как-то в одном из них продавщица сообщила мне как завсегдатаю: «Мы получили перевод нового романа Меира Шалева». Имя это мне ничего не говорило. Я повертел в руках томик и купил что-то другое.
В следующий в моём маршруте магазин вбежала взволнованная женщина. «К вам поступила новая книга Шалева?», – с порога спросила она. «Уже распродана» – расстроили её. Я понял, что этого писателя надо почитать.
Шалев обладает буйной фантазией, однако, что случается с несоблюдающими израильтянами, знающими о существовании Высшей Силы, заметно депрессивен. Так в «Русском романе» о пионерах израильского проекта он в конце повествования превращает созданный героями сад-кибуц в кладбище.
Депрессивно завершение и начатого как евангельское сказание о непорочном зачатии романа «Мальчик и голубь». В этой книге смертельно раненый в войне Израиля за независимость «Мальчик» успевает послать девственной возлюбленной с почтовым голубем своё семя (голубь – частый персонаж картин на христианский сюжет о непорочном зачатии). Девушка, поняв – что к чему, использует это семя для зачатия. Увы, родившийся ребёнок никчёмен и погибает в автокатастрофе не оставив потомства.
Тема непорочного зачатия привлекла и другого крупного писателя – Милана Кундеру. В его романе «Вальс на прощание» врач в курортном городке, лечащий женщин от бесплодия, использует для имплантации сперму не мужей этих женщин, а собственную.
У Кундеры это вымысел, но американские газеты лет 20 назад повествовали о реальном судебном процессе по похожему поводу. Обвинялся еврей-гинеколог, который оплодотворял женщин, желавших ребёнка, семенем не от анонимного донора, как полагалось, а своим. Женщины, понятно, добивались от богатого доктора материальной компенсации. Тот же защищался, утверждая, что заботился о здоровье плода. В отсутствии у себя серьёзных генетических болезней гинеколог был осведомлён.
Я думаю – доктор несколько лукавил. По закону биологии самкам природой определено заботиться о качестве потомства и поэтому искать лучшего самца, а забота тех – многочисленность потомства, и поэтому количество оплодотворённых самок. В этом смысле гинеколог свою биологическую функцию выполнил сполна, исполнив тем библейскую заповедь: «Плодитесь и размножайтесь».
То, что донор в этом случае оказался не анонимен, сняло серьёзное возражение против искусственного оплодотворения. Рождённые от него дети могут случайно, не зная отца, вступить между собой в брак. Этот довод я припомнил в «День отца» 2017 года.
Мой сын Давид в студенческие годы проводил каникулы в путешествиях по свету в кампании со своим другом Ицы. Друг этот с тех пор переехал в Израиль, выучился на врача и растит 5 дочерей. Давид рассказывал мне в пору своих путешествий об экстравагантном брате Ицы Ари. А 17 июня, в  «День отца», он переслал мне статью об Ари, напечатанную в тот день в Нью-Йорк Пост. Впрочем, эта газета уже второй год подряд отмечает «День отца» статьёй о брате давидова друга.
Ари, профессор математики нью-йоркского штатного университета, подвижнически зачинает детей. В данный момент их у него 26, а ещё 8 женщин благодаря ему беременны. Газета сообщает: «Некоторые дети были зачаты по старинке», другие – вполне непорочно. Действие происходило обычно в универмаге с говорящим названием «Таргет» (цель) в центре Бруклина. Достигалась цель так: Ари удалялся в мужской туалет со стаканчиком и айфоном для просмотра порно. Потом получательница семени со стаканчиком отправлялась в женский туалет и завершала процедуру зачатия. Примерно как в романе Шалева, только без голубя.
Ари сообщил автору статьи: «Создание жизни и спасение жизни наполняют меня гордостью. Я дважды дарил свой костный мозг для пересадки и никогда не встречался с получателями. Отцовство детей является намного более важной миссией. Это большая честь быть выбранным для неё».
Ари не ограничивает свою филантропическую деятельность ни географически, ни расово. Автор статьи сообщает: «Ари имел запросы из Турции, Нигерии, Южной Африки и даже из Китая. Лето «Сперминэйтора» (так его величает газета) заполнено поездками, приуроченными к расписанию овуляций. Он летит в Израиль, после значится Вьетнам».
Газета повествует о некоторых получательницах. Одна женщина прикована после мотоциклетной аварии к инвалидному креслу. В статье фото нескольких чернокожих лесбиянок, ставших благодаря Ари, точнее его сперме, матерями. «Я молюсь для ребёнка о голубых глазах Ари» – говорит одна из них, ещё беременная. «Я бы не заводила ребенка, если бы отцом не явился Ари,» заявила тоже ещё беременная Тиффани Харрисон, пастор в церкви. Её «жена», Ивонна работает в той же церкви, и уже имеет ребёнка, зачатого от Ари. Очевидно, женщины впечатлены привлекательным, здоровым профессором математики, к тому же евреем.
Это подтверждает мою давнюю догадку, что некоторые женщины уходят в лесбиянки из-за недостатка достойных мужчин. Если бы такой нашёлся… Так мэр Нью-Йорка Ди Блазио, мужик видный, женат на чернокожей женщине – бывшей лесбиянке. Впрочем, тема незаурядной женщины в отсутствии достойных мужчин – основная в классических французских романах – у Флобера, Бальзака, Мопассана.
В пору полигамии эта биологическая проблема – нахождение достойного самца, решалась автоматически. Более сильные, даровитые, влиятельные мужчины, имевшие много жён и наложниц, зачинали множество детей. Так у военного героя евреев «Гидеона было семьдесят сыновей, происшедших из его чресл, ибо жены многие были у него. А его наложница, которая в Шхеме, также родила ему сына, и тот взял себе имя "Авимелех"» (Книга судей, 8:30-31). Правда, эта история закончилась нехорошо, ибо «убил он (Авимелех) братьев своих, сынов Иерубаала (Гидеона), семьдесят мужей на одном камне» (9:5).
О двух из многих женитьб Давида, в пору его ещё не царскую, повествует  книга ТАНАХа Шмуэль1. Давид столкнулся с семьёй: «Авигаиль, та жена разумом хороша и видом прекрасна, а муж тот суров и делами худ» (25:3). Муж Навал был груб с Давидом, а Авигаиль принесла будущему царю богатые дары. По загадочному совпадению: «И было (спустя) десять дней, и Господь поразил Навала, и он умер… послал Давид говорить с Авигаиль, чтоб ее взять ему в жены…  И поднялась она, и поверглась лицом к земле, и сказала: Вот рабе твоей (быть) рабыней, мыть ноги слугам моего господина! И поспешила и поднялась Авигаиль, и села верхом на осла, и пять отрочиц ее, идущих за нею вслед, и пошла она за посланцами Давида, и стала она ему женой.  И Ахиноам взял Давид из Исраэля, и стали обе они ему женами» (25:38-43).
Также в современные времена, уже после перехода к моногамии, женщины охотно вступали в связи с мужчинами влиятельными или даровитыми. Биографы сообщают о благосклонности дам к физикам Эйнштейну и Ландау, к композитору Дунаевскому, к шахматистам Капабланке и Талю.

Однако, благодаря достижениям феминизма, этот биологический механизм на глазах увядает. Феминистки добились строгого понимания симметрии полов, при котором связь вне моногамного брака мужчины уравнивается с супружеской неверностью женщины. Мелкая интрижка президента Клинтона привела его к импичменту Палатой представителей, хотя в недавние времена подобное с президентами Кеннеди и Джонсоном не привлекало малейшего внимания. А политически некорректный президент Трамп, трижды женатый и похвалявшийся своими амурными победами, рассматривается ныне прогрессивным истеблишментом типом отпетым. Надо сказать, что дети Трампа от разных жён, участвующие в публичной жизни, производят прекрасное впечатление и свидетельствуют о превосходных генетике и воспитании. Даже внебрачная связь знаменитого игрока в гольф Тайгера Вудса, на моральное лидерство в стране никак не претендующего, стала национальным событием и привела к расторжением с ним крупными корпорациями договоров о рекламе.
Всё это, однако, не свидетельствует о возрождении в Америке пуританской морали. Парады гордости гомосексуалистов, превосходящие по непристойности всё мыслимое, стали крупнейшим культурным событием в главных городах Америки, да и прочих стран Западной цивилизации.
Из-за победы феминизма, когда звучащая невинно фраза, обращённая к женщине, вроде того, что она хорошо выглядит или что у неё красивая юбка, грозит мужчине судебным преследованием, последним резервуаром, в котором женщины могут найти себе свободного незаурядного партнёра, стали школьники.
 Общество стремится к раннему сексуальному образованию детей и даже раздаёт школьникам средних классов бесплатные презервативы. Но зорко следит за тем, чтобы в этом процессе сексуализации детей не участвовали взрослые женщины. А происходит такое в последнее время всё чаще.
21 год назад Америка, затаив дыхание, наблюдала за трагической любовью  матери четверых детей учительницы начальной школы в Сиэтле 34-летней Мэри Кей Летуро и её 12-летнего ученика, островитянина с Самоа Вили Фуалау. Мари Кей родила своему возлюбленному двух дочерей (вторую уже в тюрьме), по ходу дела развелась с мужем, а позже, отбыв семисполовинойлетнее заключение «за изнасилование» мальчика, вышла за него замуж. Должно ли было общество мучить их столь долго?

В 2012 году в Цинциннати учительница старших классов Сара Джонс пошла на год в тюрьму за связь с 17-летним учеником. Отсидела, и влюблённые поженились. В Кеннебунке, штат Мэйн, 29-летняя учительница Джилл Ламонтэйн потеряла работу – дело ещё тянется, после того, как 17-летний ученик пытался из-за любви к ней покончить с собой, к счастью безуспешно. Причина – по словам юноши – учительница решила прекратить их отношения.
Если бы участники подобных историй поменялись полами, учитель, никто не спорит, должен был идти в тюрьму. Но если учитель – женщина? В Америке она наказывается почти так же, как мужчина. Полы признаны симметричными.

Трудности с поисками даровитых самцов, заставляющие женщин обращать внимание на школьников, иллюстрируют браки президента Франции Эммануэля Макрона на его бывшей учительнице Брижит Троньё, которая старше его на 34 года, и первый брак на своей учительнице  Ньюта Гингрича – выдающегося американского политика и всесторонне талантливого человека.

Евангельскую историю о непорочном зачатии можно понимать, я думаю, как признание того, что женщине мудрено найти среди земных мужчин достойного для зачатия от него. Леонардо, Рафаэль, Микеланджело, Мурильо предлагали восхитительные образы мадонн. Совершенной красоте их мог соответствовать, логично предположить, только божественный зачинатель.
Евреи согласны с христианами, что в зачатии ребёнка участвует Всевышний. Но, мы верим, необходим и отец. И я замечал: великие люди среди евреев рождаются порой в самых заурядных семьях. Отцом гениального Марка Шагала был разносчик селёдки, в зрелые годы дослужившийся до продавца.

Отцом нашего патриарха Авраама случилось быть Тераху – идолопоклоннику и, по принятому мнению, человеку недалёкому. Я слышал от рабби Береле Зальцмана такой анекдот: происходит обрезание. Моэл склонился над младенцем, приготовил скальпель и, как положено, спрашивает отца: «Какое имя вы даёте мальчику?» Застигнутый врасплох таким естественным вопросом отец убегает к жене за занавеску. Откуда раздаются звуки жаркого спора. Наконец отец возвращается и с облегчением возглашает: «Авраам!» Выясняется, что обрезание давно завершено, и мальчик получил имя «Авраам». «Как Вы угадали?» – вопрошает удивлённый папаша. «Когда отец – Терах…»    

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..