вторник, 27 июня 2017 г.

О ЛЮБВИ К ОТЕЧЕСТВУ

О любви к Отечеству и жертвах Катыни

Ритуальная площадка Мемориала «Катынь»
Ритуальная площадка Мемориала «Катынь»
На вчерашней встрече президента с представителями общественности по вопросам патриотического воспитания молодежи главный редактор «Литературной газеты» писатель Юрий Поляков пожаловался на дефицит патриотизма у российских СМИ, которые продолжают – якобы бездоказательно – винить СССР в катынском расстреле пленных польских офицеров. Путин счел нужным отреагировать.
Мы, сказал он, «все свое здание нашего патриотизма и нашей любви к Отечеству должны строить всегда только на правде», если «она даже неприятна для нас». Да, Катынь – это «ужасная трагедия», мы о ней помним и ее не замалчиваем, но надо смотреть «на полную картину, а не только на какой-то ее фрагмент». Полная же картина того времени в том, что была не только Катынь, но и «трагедия наших пленных 20-х годов» (в Польше), а все те трагедии были потому, что «такая была жизнь, такой был мир, кривой весь, уничтожали друг друга таким образом». И если это учитывать, то «по-другому все смотрится и по-другому оценивается».
То есть, патриотическая позиция в том, что признаваемая вина за расстрел пленных поляков уравновешивается виной поляков за плохое содержание пленных российских, что многим из них тоже стоило жизни. Но этот подведенный под общий исторический знаменатель («такая была жизнь, такой был мир») баланс виновностей уравновешивает и кое-что еще. Он уравновешивает вину агрессора и вину жертвы. Офицеры, расстрелянные в Катыни, были пленены вторгшейся в Польшу советской армией. И русские бойцы в начале 20-х были взяты в плен после вторжения в Польшу той же советской армии, которую тогда поляки сумели одолеть.
Из этого делаю вывод, что правда, на которой выстраивается «здание нашего патриотизма», допускает признание во зле, чинимом своей страной, но только при растворении его во зле всеобщем, табуирующем признание в его инициировании
Игорь Клямкин
FB

1 комментарий:

  1. Катынь - преступление. И преступления поляков его не оправдывают. Как сказал один хасидский цадик, в аду хватит места для всех.
    Но мне вот что интересно, а поляки тоже признают свою вину и каются в своих преступлениях? Например в массовых убийствах евреев в Едвабне или в Кельце? Или в моем родном Борисове, где польская армия устроила погром длившийся три дня (как раз в ходе той Советско-Польской войны 20-х годов)?
    Моя бабушка, пережившая тот погром, до конца жизни не могла слышать польскую речь. Мы сразу выключали телевизор, когда там показывали какого-нибудь Ярузельского.
    Что-то не слышала, чтобы поляки особенно выражали сожаление по этому поводу.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..