четверг, 27 апреля 2017 г.

ПЕРЕХОД К КАПИТАЛИЗМУ В ИЗРАИЛЕ

Начало мирного перехода к капитализму в Израиле

Сорокалетию «переворота» 1977 г. посвящается.
Менахем Бегин в Кнессете
17 мая 1977 г. «Ликуд» впервые одержал победу на выборах в Кнессет, получив 43 мандата. Менахем Бегин и его партия пришли к власти после 29-летнего пребывания в оппозиции. Всем, но не Бегину, было трудно поверить в то, что социалисты уступили власть в результате демократических выборов в Кнессет. Он в это не переставал верить с 1948 г.
Став сионистом в 1930-х гг., Бегин непоколебимо верил, что у евреев через несколько десятилетий будет свое государство. Поверил он и в пророчество своего учителя Владимира Жаботинского, предсказавшего Катастрофу европейского еврейства. В Эрец-Исраэль Бегин не сомневался в том, что настанет день, когда весь Иерусалим и вся Иудея и Самария будут опять под еврейским правлением, что и произошло в результате Шестидневной войны. И, наконец, несмотря на восемь неудачных предвыборных кампаний, Бегин 29 лет верил, что однажды станет премьер-министром Израиля.
В 1973 г. на основе концепции неделимости Эрец-Исраэль был создан блок «Ликуд». В Кнессете 8-го созыва его фракция насчитывала уже 39 человек, ненамного уступая правящему блоку (51 человек). А на выборах в Кнессет 9-го созыва «Ликуд» под руководством Бегина смог провести в парламент самую многочисленную фракцию.
До этого гегемония левых сил во главе с партией МАПАЙ была настолько всеобъемлющей, что казалась непобедимой. Поэтому многие назвали выборы 1977 г. «самыми судьбоносными в истории Израиля». В ночь с 17 на 18 мая лидеры «Ликуда» во главе с 63-летним Бегином, выдержавшим жесточайшие удары судьбы, включая советский ГУЛАГ и расстрел корабля «Альталена», на борту которого он находился, собрались в помещении предвыборного штаба, ожидая объявления предварительных результатов выборов.
Сообщали, что на многих избирательных участках социалистический блок МААРАХ не получил вообще ни одного голоса. В 2.30 Бегин поднялся на трибуну и сказал: «Сегодня произошло важнейшее событие в истории еврейского народа и сионистского движения. В 1931 г. на 17-м Сионистском конгрессе Зеэв Жаботинский определил главной целью сионизма создание независимого еврейского государства в ближайшие десятилетия. Жаботинский, к несчастью, не дожил до создания независимого Израиля и до нынешнего дня, перевернувшего политическую карту страны».
В ту памятную ночь Бегин произнес одну важную для страны с социалистической системой экономики, каковой был тогда Израиль, фразу: «Дорогие евреи, не волнуйтесь! Я знаю, что многие тревожатся за свои рабочие места, за свои зарплаты. Не волнуйтесь, никто не будет уволен, все останутся на своих местах».
Бегин видел перед собой людей, которые в соответствии с сионистской идеологией считали, что каждый еврей, совершивший алию, должен обрести благо. Следовательно, если еврей не нашел себе рабочего места и оказался социально незащищенным на родной земле, это равносильно национальному несчастью. В свободном рынке с его конкурентной борьбой многие чувствовали угрозу и искренне верили, что Израилю противопоказан капитализм, который приведет к прозябанию целых слоев населения. В обстановке враждебного окружения могут из-за экономической стихии пострадать интересы безопасности. Да и абсорбция новых репатриантов как одна из основных национальных задач казалась им выполнимой только в условиях социалистической экономики.
Бегин же последовательно придерживался концепции своего учителя В. Жаботинского. Основу идеологической платформы созданной им партии «Херут» составляли: принцип единой национальной цели в отличие от двуединого характера сионистско-социалистического движения; приоритет национальных и государственных интересов над «классовыми»; создание либерального общества со свободной экономикой и минимальным вмешательством государства; распространение суверенитета еврейского государства на всю историческую территорию Эрец-Исраэль; установление отношений с арабскими соседями с позиции военно-политической силы еврейского государства. Бегин рассматривал захваченный во время войны 1967 г. Западный берег как исторические земли Иудеи и Самарии, считая своим долгом перед верующими евреями строить поселения на этих землях, что вызвало сопротивление со стороны Партии труда и осуждение со стороны ООН. Но Бегин объявил всему миру: «Израиль не нуждается ни в чьем благословении своих действий. Он законен потому, что он существует».
А вот в пустыне Синайского полуострова он не видел части библейского Большого Израиля. Поэтому, когда президент Садат подтвердил свою готовность «обменять мир на землю», Бегин уже был готов к переговорам, результатом которых стал подписанный 26 марта 1979 г. мирный договор с Египтом.
Готовность Бегина к значительным уступкам Египту, в первую очередь эвакуация израильских поселений в Синае, сочеталась с жесткостью по другим вопросам. В частности, в отношении исторических территорий Эрец-Исраэль, которые начали интенсивно заселяться. За время пребывания Бегина у власти численность еврейского населения там утроилась.
Чтобы подчеркнуть, что территориальные уступки Египту не станут прецедентом, Кнессет по инициативе Бегина в декабре 1981 г. принял решение о распространении израильского суверенитета на Голанские высоты. Под его же давлением Кнессет объявил Иерусалим вечной и неделимой столицей страны. Желание утвердить навечно государственные границы Израиля привели Бегина к решению начать 6 июня 1982 г. военные действия в Ливане с целью разгрома местной Организации освобождения Палестины.
Мы помним, с какой поспешностью проводилась приватизация после распада Советского Союза. Объясняли это угрозой возврата коммунистов. 1993 г. показал, что подобные опасения не были беспочвенными. Особенность Израиля состояла в том, что реформирование проходило сравнительно медленно и поэтому не завершилось до настоящего времени.
Через месяц после выборов Бегин сформировал коалиционное правительство. Его кабинет оказался первым несоциалистическим в истории страны. Однако в результате принятых тогда политических и социальных ориентиров экономика Израиля так и осталась экономикой смешанного типа. Большая часть земли принадлежит государству, как и главенствующая роль в ключевых производственных отраслях: электроснабжении, водоснабжении, железнодорожном транспорте, нефтетранспортировке.
Переворот в экономической сфере не сопровождался эффективными антиинфляционными мерами. Оставался незыблемым принцип полной занятости, тормозивший экономический рост и не позволивший правительству добиться финансовой стабилизации. Освобождение цен в сочетании с неконтролируемым ростом заработной платы вело к раскручиванию инфляции. Рост расходов на оплату рабочей силы в сочетании с повышенным налогом на добавленную стоимость и упразднением помощи экспорту угнетающе подействовали на предпринимательскую активность. Комплекс экономических мер, который пыталось осуществить за шесть лет своего пребывания у власти правительство Бегина, оказался слишком противоречивым, поскольку столь же противоречивыми были интересы разных групп общества. Не только значительная часть электората, но и само руководство страны оказалось не готовым к усилению рыночных, конкурентных начал в экономике. А главное, правительство не смогло выработать новые принципы государственного вмешательства в экономику.
Несмотря на то, что национальный лагерь победил на выборах в Кнессет, он не смог в полной мере закрепить свою победу на политическом уровне. Все структуры, строившиеся не на выборной основе, по-прежнему остались в руках МАПАЙ и сохранили верность левому лагерю. Не собираясь отказываться от власти, левые в последние десятилетия исподволь продолжают изъятие властных полномочий у выборных структур и их передачу в те государственные и негосударственные институты, которые строятся на невыборной основе. Это позволяет им продолжать проводить в жизнь левую идеологию. Даже Кнессет перестал быть главным местом общественных дискуссий. Эту роль стали выполнять различные «исследовательские институты». Руководители этих учреждений левой ориентации, нередко получающих деньги от зарубежных правительственных организаций, выступают чуть ли не в качестве пророков.
Нет, законы, конечно, по-прежнему принимаются Кнессетом. Вот только судьи бесцеремонно вмешиваются в законодательный процесс и часто либо требуют корректировки законов, либо даже отменяют решение депутатов. Судьи Верховного суда (БАГАЦ) фактически превратились в подлинных правителей страны, воле которых никто не смеет противиться. Гегемония неизбираемых структур навязывает свою волю большинству. И ради сохранения сложившегося перекоса система готова идти на все.
Марк АВРУТИН«Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..