среда, 26 ноября 2014 г.

ПРИЧУДЫ ЕВРЕЙСКОЙ ЮДОФОБИИ


«Анатолий Найман – поэт, прозаик, переводчик, собеседник Ахматовой и Бродского и наш прихожанин – 17 октября выступал в зале Православного просветительского центра. Речь шла о поэзии: ее природе, свойствах, представителях и отношении с религией». Благодрево. Ru. Церковная газета.
 Анатолий Генрихович  Найман – человек православный, но трибуну имеет в газете, где слово Б-г пишется именно так, а не иначе. Еженедельник этот читают, в основном, евреи. Вот к ним и обращается Найман с вкрадчивым, осторожным словом. Его рассуждения об антисемитизме не оригинальны, но поданы в такой упаковке, что сразу и не поймешь, куда клонит автор. Одно очевидно: ловко этот человек напоминает своим читателям о «кровавом навете». Ошиблись, мол, не пошли за Христом, теперь и  жаловаться не на кого. Ласково так, сострадая, увещевает, намекая, что воспротивились евреи «высшей воле» - за то и наказаны антисемитизмом. Я бы не стал обращаться к этой статье, если бы не прочел ее в «Еврейском слове» - газете прежде далекой от пропаганды христианства, да еще и в православном каноне. Но читаем:
«Для меня главное в антисемитизме – что это явление из тех, которые людям разгадать до конца не дано. Начало его по причинам, которые никак не назвать притянутыми за уши и от которых не отмахнуться, совпадает с появлением христианства. Не в том смысле, что появилось зловредное племя с врожденной антиеврейской направленностью, а в том, что произошло нечто, в чем нельзя не видеть вмешательства нездешней воли, или, как принято говорить, – вмешательства свыше. В глухой провинции земного шара произошло нечто, эпизод местного, районного значения, который и туземными-то его свидетелями не очень был замечен. В результате чего через некоторое время, два-три столетия, стала меняться и в конце концов радикально изменилась цивилизация вселенной. Эпизод с самого начала и по самой сути был связан с евреями, среди них и из них родилось главное действующее лицо, ими же было отвергнуто и их стараниями умерщвлено. Само событие можно трактовать так, эдак, можно – кто хочет – опровергать. Но результат не опровергнешь. Когда это лицо и его учение приобрели первых, а затем и основную массу последователей, евреи вышли на авансцену истории вместе с ним. Оказалось, что ни в каком другом народе оно родиться не могло, так как его признали помазанником Единого Б-га, в которого верили на земле только евреи. Еще оказалось, что они не неведомые чуды-юды, а знакомые другим народам индивиды, к примеру, пара-тройка живущих в одном с ними городке или селе. Правда, привлекавшие внимание обособленностью, обычаями и внешностью и этим вызывавшие известную подозрительность, как все чужаки. Когда выяснилось, что они играли в истории этого лица одну из ключевых ролей, выхвачена из нее была и негласно обозначена № 1 та составляющая, что его травля и трагический конец – их вина. Не конкретно тогдашних и тамошних, а всех – народа. Теперь становилось возможным и даже напрашивалось их невзлюбить, а при желании и возненавидеть. Повод для этого найти нетрудно – как по отношению ко всем, с кем оказываешься в общежитии, а к этим еще и дополнительно из-за их активности».
 Газета еврейская и слова «Иисус» Найман хитро не произносит, именуя Христа «одним лицом». Но о вине в «травле и трагическом конце» этого лица напоминает. Само собой, забыв, что католики и протестанты вину эту давно с евреев сняли. Но Найман – прихожанин другой церкви, в которой «кровавый навет» не отменен. Кроме того, не знает или не хочет знать Анатолий Генрихович, что задолго до истории с распятием, существовала юдофобия языческая, причем в такой же острой и кровавой форме. Кстати, и «кровавый навет» - калька с древнегреческого мифа. Найман, при желании, мог бы прочесть об этом в двухтомнике «Греческие и римские авторы о евреях и иудаизме». Да что там современные, научные труды – достаточно самой Торы, но Найман, видимо, с возрастом стал читать не те книги, а жаль.

 Нет, я не собираюсь обвинять «собеседника Ахматовой и Бродского» в антисемитизме. Ему просто жалко «избранный народ». Ему бы, народу этому, надо было пойти Христом – и исчезнуть, как ему советовал любимый философ Наймана – Влад. Соловьев. Вот только не знаю: от кого бы родился, в таком случае, наш талантливый «собеседник»? Я уж не говорю об Иосифе Бродском.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..