пятница, 14 ноября 2014 г.

РЕВОЛЮЦИЯ ИСЛАМА


Странный, как мне кажется, спор вышел некогда у рабби Акивы с рабби Ишмаэлем. А спорили они о заповеди «Не убивай»

Рабби Акива сказал: «Поскольку Ты приказал: "Не убивай", мы не убиваем, но если бы Ты не сказал этого, мы могли бы убивать». Рабби Акива был уверен: человек способен на убийство. Рабби Ишмаэль считал, что для человека естественно не убивать, это хорошо известно роду людскому и без Божественной заповеди.
Вся беда здесь, опять же, в пресловутом человеческом факторе. У кого-то рука никогда не поднимется на ближнего, для кого-то убить врага — вещь вполне нормальная, а кто-то без крови ближнего и вовсе жить не может.
А потому прав бы, конечно, рабби Акива, полагавший, что жить человечеству следует по приказу Божьему, а «естественность» свою оно должно оставить в покое.
Спор этот продолжается по сей день. История рода людского идет по «естеству», а не по заповедям. Мало того, «естество» это исправно служит оправданием убийству.
Он богат — ты беден. Убей богатого.
Он умен — ты глуп. Убей умника.
Он талантлив — ты бездарен. Убей талант.
Он удачлив — ты нет. Убей счастливчика.
Он хозяин — ты слуга, раб, холуй. Убей хозяина.
Список этот, настоянный на зависти, ненависти и мести, можно продолжить до бесконечности. Апогей таких разборок прост и логичен.
Ты белый — он черный. Убей негра.
Ты русский (немец, поляк, француз и т.д.) — он еврей. Убей еврея.
Вот тут бы и задуматься о причинах опаснейшего бешенства рода человеческого в ХХ веке. А причины-то просты: оправдание убийства — тяжкий камень на шее рода людского.
Слов нет, плохо себя вели рабовладельцы в Древнем Риме, когда заставляли несчастных гладиаторов убивать друг друга на арене цирка, но кровь на мече Спартака не становится от этого родниковой водой.
Аристократы во Франции 18 века недостойно вели себя с плебеями, но кровь, пролитая по вине аристократов, кажется крохотной лужицей рядом с морем, пролитым так называемой Великой французской революцией.
Русский император Николай II по праву получил прозвище Кровавый. Но мстители-большевики превзошли в палаческом деле всех русских царей вместе взятых.
Все революции (особенно последние — нацистов и коммунистов) — это движение от праведных причин мести к неправедному отмщению. То же случится и с революцией ислама. Причины для такой революции есть, не станем отрицать, только вот о последствиях даже думать не хочется.
Мне скажут: не может быть преступления без наказания. Вот ведь и в Торе написано: «Око за око, зуб за зуб». Написано — и правильно написано, потому что дикарь тех времен норовил за одно око выбить два, а за зуб отрубить голову. Вот здесь и возникает понятие меры. Скажем так: меры отмщения. Но где он, эта самая мера, человеку неведомо. Мстителя остановить невозможно. Он в своем «естестве» меру эту соблюдать совершенно не умеет, а потому роду людскому остается лишь подчиниться приказу Всевышнего. И здесь совсем не важно, веришь ты в Бога или нет. Достаточно понять, что самому себе верить ты права не имеешь. Но нельзя же жить, не веря никому!
Все несчастья народа еврейского от заповеди «Не убивай намеренно». «Естество» инквизиции, взращенное на аутодафе и гарроте, не могло примириться с потомками Моше, Вампирам нацизма и большевизма еврейское табу крови сулило жуткий голод и конец в страшных муках. Нынешние революционеры от ислама безошибочно определили главную цель своих атак.
Мне сразу начнут гундосить: «А сами-то! А Свердлов, а Троцкий, а Ягода...» Ну, был грех, даже тяжкий. И сегодня грешим, защищаясь от разной нечисти, вцепившейся в наше горло. Правильно, никто не спорит. Мы, евреи, — люди как люди, с одним только уточнением: нам первым был дан закон «Не убивай», нам первым прописана тяжкая доля закон этот помнить и соблюдать. В этом и есть пресловутая избранность потомков Иакова. И ни в чем другом.
Вот здесь вопрос: откуда тогда столько завистников-ненавистников у народа еврейского. Казалось бы, радуйтесь, что не на вас легла эта страшная ноша избранности. Так нет же! Никак не могут простить бывшим рабам египетским бунт языческий против скрижалей и веру в Заповеди, на них выбитые.
Здесь и еврейскую гордыню понять можно... Прочел я недавно юношескую трагедию М.Ю. Лермонтова «Испанцы», а в ней герой, еврей Фернандо, измученный неправым судом и человеческой злобой, восклицает: «Я здесь один, весь мир против меня; весь мир против меня: как я велик!»
Прочел я эти строки, написанные шестнадцатилетним гением, и подумал: и в самом деле, как тут удержаться от мысли о своем величии, когда сотни миллионов инородцев только тем и заняты, что день и ночь думают о еврее, поминая и проклиная его. Как тут уйти от мысли о величии изгойства и одиночества в мире зла?!
Так и слышу хор жуткий: «УБЕЙ ЕВРЕЯ!». А сам еврей две тысячи лет защищался заклинанием: НЕ УБИВАЙ. Нынче устал он от муки, от крови детей своих и решил защищаться не только словом, но и делом. Результат налицо, только хор ненавистников этой заповеди не смолкает, да и не может он смолкнуть.
НЕ УБИВАЙ! Способно ли «естество» потомков Адама и Ева понять, что иного пути сохранения вида нет и не будет — не знаю. Надежда остается. Как без надежды? Но это слабая, очень слабая надежда... Честно говоря, не вера в разум «двуногих без перьев», а надежда на ту Великую Силу, которая тысячелетия тому назад поняла, что человек должен отличаться от зверя полной неспособностью убивать себе подобных. 

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..