вторник, 14 мая 2013 г.

ВДРУГ ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО 2х2 - ВСЕ-ТАКИ ЧЕТЫРЕ.


                                                   Плакат старый. Суть не меняется.

 Я стал «правым» , если не ошибаюсь, зимой 1999 года. В тот год наши политики все еще обнимались с Арафатом. Группа русскоязычных журналистов, куда меня включили, посетила Газу, Иудею и Самарию. Хорошо запомнилась встреча в Хевроне. Нас привели на встречу с группой деятелей из «Хамаса». Парочка молодых арабов, не вдаваясь в дискуссии, сообщила нам, что Израиль – незаконное образование и в будущем Палестинском государстве от моря до моря никого из евреев-репатриантов не останется, все они будут интернированы. Вот  коренным сабрам, рожденным в Израиле до 1948 года и их детям, будет разрешено остаться. Я слегка прибалдел от такой перспективы и поинтересовался – нет ли другого пути к миру? Ответили, что нет. Мало того, наш ведущий Аркан Карив посоветовал мне заткнуться и не лезть с вопросами. С тех пор я резко «поправел» и понял, почему среди старожилов Израиля так много «миротворцев». И вот одна из них проснулась. Оказалось, с тех пор позиция наших соседей только ожесточилась.
  
 Литаль Шемеш — молодая, либеральная израильская журналистка, активно вовлеченная в политическую деятельность на различных фронтах. Ее считают восходящей звездой израильской прессы, открыто выражающей свои политические взгляды. Ниже приводится перевод ее статьи из Walla.
Мир? С палестинской точки зрения, есть только прошлое, а будущего нет.
Литаль Шемеш
    Вместе с другими израильскими и палестинскими политическими активистами, я приняла участие в проекте «Диалог о мире». Целью проекта было выявление будущих лидеров, которые в будущем смогли бы добиться мира.     Проект включал регулярные встречи и заключительный семинар в Турции.     На третий день семинара, когда все были друг с другом знакомы, барьеры были отринуты, и участники угощали друг друга рахат-лукумом, словно их никогда не разделяла пограничная стена, мы начали затрагивать темы, болезненные для обеих сторон. Палестинцы говорили о дорожных заграждениях и израильских солдатах на «территориях».     Израильтяне говорили о постоянном страхе, смертоносных атаках террористов и непрекращающемся ракетном обстреле из Газы.      Израильская сторона, включавшая в себя как левых, так и правых, пыталась понять, как палестинцы представляют себе завершение конфликта, пыталась докопаться до условий, при которых палестинцы согласились бы жить с ними в мире. В каких областях они согласились бы проявить гибкость? Какие решения лучше всего отвечали бы их надеждам? Где, по их мнению, должны проходить будущие границы палестинского государства, о котором они так пылко мечтают?     Для нас было потрясением открыть, что ни один из них не упомянул палестинское государство, или, точнее, палестинское государство, сосуществующее с Израилем.     Они говорили об одном государстве — своем. Они говорили о контроле над Яффой, Тель-Авивом, Хайфой, о страданиях, которые принесла им накба (катастрофа, как называют арабы воссоздание Израиля). Будущего для них не существовало — только прошлое. «Евреи не имеют права жить рядом с нами. Пусть сперва расплатятся за свои преступления».
    В процессе диалога, который деградировал до криков, палестинцы потребовали, чтобы мы не называли террористов-смертников террористами, потому что они их таковыми не считали.
    — Так как же вы называете человека, который надевает пояс со взрывчаткой и взрывает себя в тель-авивской толпе, целенаправленно стремясь убить как можно больше невинных людей? — спросила я участников.
    — У меня есть четырехлетний ребенок, — ответил Самах из Абу-Дис (рядом с Иерусалимом). — Если, Боже упаси, с ним что-нибудь случится, я постараюсь сжечь какой-нибудь израильский город целиком.

    — Три недели назад у нас родился сын, — ответил Амихай, религиозный студент-еврей из Иерусалима. — Если, Боже упаси, с ним что-нибудь случится, смерть других людей меня не утешит.
    В семинаре принимали участие израильтяне, представлявшие весь политический спектр страны: Ликуд, Партия труда, Кадима, Мерец и Хадаш (объединенная еврейско-арабская социалистическая партия). Все они пришли к выводу, что все сочиненные ими замечательные сценарии мира между Израилем и палестинцами просто не выдерживают столкновения с действительностью.     Проблема в том, что большинству израильтян никогда не представляется возможность сесть за стол с палестинцами и вступить в диалог, который продемонстрировал бы им, что в действительности думает о конфликте другая сторона.     Источником нашей информации являются заявления Махмуда Аббаса международной прессе, которые всегда противоречат тому, что он говорит в своих интервью аль-Джазире, где он рисует совершенно иную картину.     Я приехала на семинар полной надежд. Я возвращаюсь домой с болезненным чувством безнадежности. В идее сосуществования двух государств есть что-то, противоречащее действительности.     Как мы можем вернуться к столу переговоров, если израильская сторона говорит о «двух государствах для двух народов», а палестинская — об «освобождении» «Палестины» от реки Иордан до Средиземного моря?     Как может мир пустить корни среди людей, для которых терроризм является образом жизни? Это — далеко не первый случай, когда группа израильских пацифистов встречается с арабами только для того, чтобы убедиться, что говорить им не о чем и не с кем.
Перевод Александра Таллера

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..