вторник, 9 апреля 2013 г.

ОДНОЭТАЖНЫЙ ИЗРАИЛЬ


  

Сбылась мечта моего семейства. Мы  живем на земле, в своем доме. Дом невелик и землицы совсем немного, сотки полторы, но вокруг благодать: сады, зеленые луга, полевые дороги, перелески, горизонты от края до края, да и море совсем близко. Иной раз, по ночам, мне кажется, что слышу шум волн.
 Земля под ногами, настоящая земля. В землю, через ступни, не только лишнее электричество уходит, но и горести, печали разные – шлаки души. Стоит только в поле выйти под чистый купол неба – и порядок!
 Отчего так со мной? Может быть, виной всему питерское детство во дворе колодце, в душной комнатенке, куда никогда не попадал солнечный свет. Напротив, на последнем этаже, в квартире моей знакомой девчонки, солнце бывало, так я ее просил с помощью большого зеркала посылать луч в сторону нашей клетушки, и отраженному свету этому, жалкой копии, радовался, как ласке настоящего светила.
 Люблю Петербург, любил и люблю, но жить всегда хотел вне городских стен. Жизнь в городе всегда казалась  не совсем нормальной, ущербной, вынужденной. Любой город виделся, как гетто, в котором люди, по несчастью, вынуждены тесниться на тесном пространстве за видимыми или воображаемыми стенами и жить по каким-то общим, странным законам, исключающим подлинную свободу.
 Теперь я живу совсем недалеко от центра страны и вижу, как Израиль велик. Велик же он  до тех пор, пока может найти человек место с открытыми горизонтами.
 Утром прохожу километры по луговой дороге, среди высоких трав, и могу не встретить ни одного человека. Это так важно побыть одному, почувствовав себя хозяином, единовластным правителем этого мира, напоенного запахами влажной, после ночи, травы и терпким ароматом близкого апельсинового сада.
 Там, далеко, на западе, у моря высятся белые высотки города. И он не кажется агрессором, покорителем природы, этот город. Он занимает совсем мало места и существует для тех, кто любит асфальт под ногами и ульи многоэтажных застроек.
 Я же, даст Бог, так и доживу свой век, в радости открытых горизонтов, где только, на мой взгляд,  возможна подлинная свобода, творчество и душевное здоровье. Вот, скажут, открыл Америку! Знаю, знаю, ничего я не открыл, но в таком случае, почему в мире нашем столько несчастных, предпочитающих душные города-гетто, деревням и поселкам.
 Дело не в ценах на жилье. Они не так уж рознятся. Дело не в удобствах (в моем одноэтажном Израиле те же магазины и банки) дело не в отрыве от культуры.  Дело, убежден в этом, не в так  называемом «идиотизме деревенской жизни». Какой, к дьяволу, идиотизм, когда самый мудрый текст в истории человечества создали бродяги пустыни, а не нынешние пользователи всех благ цивилизации. Нет, тут дело в другом. Евреи Израиля, как мне кажется, лепятся друг к другу еще и по привычке к этому самому проклятому гетто, куда их исправно загоняли, лепятся из страха перед многочисленными врагами-душегубами, из необходимости регулярной поддержки соседа. В конце концов: «На миру и смерть красна». Пропади она пропадом эта смерть!
 Мне скажут: «Страна у нас маленькая. Где взять земли на всех, этих твоих открытых пространств?» И это ерунда. Мой добрый друг считает, что земля Израиля способна приютить без особого ущерба 50 миллионов человек. Ну, это он, конечно, «хватил лишку», но миллионов 20, убежден в этом, не проблема. Святая Земля, облагороженная потомками Иакова, всегда будет гигантским магнитом, притягивающим тела людские и души. Только бы не мешали, только бы не рвали когтями то малое, что удалось отвоевать, только бы самим евреям не стала надоедать «игра» в свое собственное государство…. Только бы…. Впрочем, не  многое зависит от квадратных километров. Вот Александр Минкин, в своей замечательной работе о «Вишневом саде» Антона Чехова пишет, обнаружив, что сад Любови Андреевне Раневской был величиной в карликовое европейское государство: «Если у тебя тысяча гектаров – видишь Россию. Если у тебя несколько соток – видишь забор». Не ВЛАДЕЕШЬ, пишет Минкин, а ВИДИШЬ. И этого нормальному человеку достаточно. И дальше читаю в его эссе «Нежна душа»: «Идешь – поля, луга, перелески – бескрайнии просторы! Душу наполняют высокие чувства. Кто ходил, кто ездил по России – знает этот восторг. Но это – если вид открывается на километры.
 Если идешь меж высокими заборами (поверху колючая проволока), то чувства низкие: досада, гнев. Заборы выше, чувства ниже».
 Понимаю автора цикла статей. Передел новый России связан не с поместьями, где российские аристократы жили просторно, не огораживая свои владения, а с криминальной, агрессивной средой, где все пропитано завистью и злобой. Отсюда и пятиметровые заборы, охрана и видеокамеры по углам.
 Выходит, дело не в обширности земельных угодий, а в характере народа, который там живет. И в самым деле, новые русские селятся в особых гетто, огороженных пространствах, куда попасть труднее, чем в Кремль эпохи Сталина.
 Замечательно, что страна, по крайней мере, вокруг столичных городов, застраивается прекрасными виллами  и коттеджами, но застройка эта уже сейчас носит в себе бациллы будущего раздора и разрушения.
 Пространства Израиля используются разумно и красиво. Час ходу – и я в большом, строящемся поселке. Архитектура новейшая: много стекла, балконы, рустованная отделка стен. Дома невелики и мало чем отличаются друг от друга. Здесь, надеюсь, не поселиться зависть и злоба. Вокруг этого веселого поселка пашни, луга и цитрусовые сады. Все открыто для глаза. Перескажем Минкина: ты можешь видеть Израиль, а не заборы.

 Это так важно ВИДЕТЬ свою страну. «Земля в обмен на мир» - слова и глупые, и подлые. Какой может быть мир без земли? Новое гетто? Скукужиться, сжаться в расчете на милость к падшим. Не будет этой милости, а будет ограда с проволокой по верху вместо горизонтов.
 Евреи – народ счастливый, умеющий приспосабливаться к любым обстоятельствам. Считалось, что предки детей Иакова унесли в галут родину в кармане: великую мудрость Торы. Увы, подобное тоже из области приспособлений и утешений. Трагический опыт истории доказал, что это не совсем так, как бы нам того хотелось. Без горизонтов, на чужой земле, жить опасно, да и на своей, за заборами, нерадостно и чревато неприятностями разного свойства.
 Это мне небо над Израилем кажется огромным, но иногда взлетает с военного аэродрома реактивный истребитель. Кожей чувствую, как он, бедный, способный преодолевать за одну секунду сотню метров, «бьется» в тренировочном полете о границы государства. Как хорошо, что далеко не всегда передвигаемся мы в пространстве без помощи реактивной тяги. 
  Был в перенаселенной Европе: Италии, Франции, Германии, Бельгии, Польше, Венгрии, Словакии….  Все это, вопреки впечатлениям туристов, одноэтажные страны. Города на Западе постепенно превращаются в гетто для эмигрантов. В гетто, раздираемые противоречиями и кризисами разного рода.  И будут жив «цивилизованный мир» только одним: своей одноэтажностью, радостью открытых пространств. И Еврейское государство будет жить этим, как бы не были красивы и удобны  мегаполисы на Святой Земле.
 К чему я пишу все это, понимая, что далеко не у всех желающих есть возможность вырваться из душной ловушки городов? Знаю и то, что предел мечтаний для многих новоприбывших – несколько клетушек на четвертом этаже без лифта. Знаю, знаю все это. Сам мучился, таким образом, целых десять лет. Но важна цель. С этой целью всегда у людей проблемы. Идем за пустяками, увлекаемся сущей ерундой, забывая о главном. Так вот, я уверен, что горбиться на работе, часто опостылевшей, нужно не ради чревоугодия, лишних тряпок или плазменной доски телевизора на стене, а ради выхода к горизонтам, ради счастья жить на своей земле, где вырастут посаженные вами деревья,  в своем доме, где обязательно родятся ваши внуки и правнуки….
  Нынче в моем распоряжении двести квадратных метров земли и весь Израиль за порогом.   
                                              2007 г. 
 Казалось, вечность прошла с тех пор. Кризис - цены на жилье выросли вдвое, и все мои тогдашние советы и пожелания выглядят наивно... И все же...

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..