суббота, 30 декабря 2017 г.

ПРАВО ОБЩЕСТВА ЗНАТЬ

  ФЕДОРОВСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ
                                                                                                                        продолжение

                                                                   ПРАВО ОБЩЕСТВА ЗНАТЬ 31

                                     
ВОКРУГ БАЙКАЛА


Дискуссия по поводу экологической ответственности бизнеса усиливается от года к году. Появляются новые экологические стандарты и соглашения, проводятся регулярные круглые столы, семинары и конференции. Одни компании на этом фоне демонстрируют заметное позитивное изменение в своей деятельности по части снижения негативного экологического воздействия. Другие же воспринимают экологическую ответственность бизнеса как некоторую «моду», в которой время от времени возникают новые «тренды» и, соответственно, занимаются «декоративной» ответственностью.
В 2015 году Парижское соглашение расширило представление об экологической ответственности бизнеса, включив в это понятие борьбу c климатическими изменениями. Судя по всему, ряд компаний восприняли Парижское соглашение как идею о том, что экологическая ответственность бизнеса теперь эквивалентна борьбе только с климатическими изменениями. На новую стратегию озеленения бизнеса тратятся значительные усилия и средства, пиарщики и консультанты анализируют поведение компании на предмет «подходящего» под климатическую ответственность, неуместное опускается. Финальное преображение компании и сопутствующая коммуникация отличаются комичными несостыковками и ограниченной информационной открытостью.
Происходящее наглядно иллюстрирует пример отечественного алюминиевого гиганта — компании РУСАЛ, недавно создавшей бренд климатически-дружественного алюминия.
История идеи
Олег Дерипаска является собственником компании РУСАЛ, занимающейся выплавкой алюминия, а также группы компаний En+, контролирующей его активы в сфере энергетики, цветной металлургии и горнорудной промышленности, а также логистики и связанных с ними отраслях. Работа ГЭС, энергия которых запитывает основные заводы Дерипаски по выплавке алюминия, также курируется En+.
До 2011 года РУСАЛ называли крупнейшим производителем алюминия в мире. Но в следующие несколько лет Китай заметно вырвался вперед и, используя в основном энергию угля, создал несколько крупных алюминиевых концернов. После этого РУСАЛ потерял титул крупнейшего производителя алюминия и стал называться крупнейшим производителем за пределами Китая. Тогда руководство РУСАЛа решило, что для победы над китайскими конкурентами надо сделать бренд «зеленого алюминия», как якобы более ответственного, добросовестного, отвечающего принципам устойчивого развития. Сокращение производства алюминия в КНР, связанное с необходимостью снижения экологической нагрузки, привело к усилению активности РУСАЛа в этом направлении.
 
Бренд ALLOW
В ноябре 2017 года РУСАЛ объявляет о запуске нового бренда алюминия — ALLOW, который позиционируется как «зеленый», так как оставляет низкий «углеродный след», т.е. связан с низким уровнем выбросов парниковых газов. «В новом бренде ALLOW отражены стратегия РУСАЛа, направленная на укрепление принципов устойчивого развития в производстве», говорится в официальном пресс-релизе от 2 ноября 2017 г..
Основной тезис РУСАЛа состоит в том, что производство алюминия с низким уровнем выбросов парниковых газов обеспечивается доступом к «чистой возобновляемой гидроэлектроэнергии». Однако если бы стояла цель корректно заниматься выбросами парниковых газов, пришлось бы выявить и посчитать выбросы, с которыми сопряжена гидрогенерация. Как минимум должен был бы быть осуществлен экологический мониторинг водохранилищ ГЭС. Однако в открытом доступе отсутствуют данные о результатах такого мониторинга или хотя бы о том, с какой периодичностью и в каких водохранилищах мониторинг проводится. На каком основании говорится о чистой возобновляемой гидроэлектроэнергии?
Из того же пресс-релиза РУСАЛа остается неясным, какова цель снижения выбросов парниковых газов и каких результатов стремится достичь компания за счет снижения парниковых газов. РУСАЛ справедливо отмечает, что «сегодня потребители уделяют все больше внимания экологичности приобретаемой ими продукции». Однако потребителей волнуют не парниковые газы как таковые, а те негативные социальные и экологические последствия, к которым приводят выбросы этих газов (пересыхание рек, повышение уровня моря, потепление в Арктике, угроза популяциям животных, исчезновение кофе и многое другое). Люди боятся последствий, а объем парниковых газов их интересует постольку-поскольку. Отсутствие цели, с достижением которой связывается снижение парниковых газов, ставит под сомнение адекватность стратегии РУСАЛа, «направленной на укрепление принципов устойчивого развития в производстве».
РУСАЛ гордо заявляет, что по сравнению с 1990 годом им удалось сократить выбросы парниковых газов при производстве одной тонны алюминия более чем на 57%. Однако между 2016 и 1990 годом почти 30 лет! Можно ли считать снижение в 57% за 30 лет поистине выдающимся достижением? К тому же неясно, почему сравнение идет с 1990 годом, ведь формально компания РУСАЛ создана только в 2007 г. Если открыть отчет РУСАЛа за 2016 год, то можно увидеть, что снижение парниковых газов РУСАЛом за последние девять лет идет очень слабо. На графике, представленном в отчете РУСАЛа, динамика прямых удельных выбросов парниковых газов в тоннах СО2 на тонну алюминия изображена линией, практически параллельной оси абсцисс, что означает, что с 2008 по 2016 существенного снижения не произошло.
Есть большая разница между снижением выбросов парниковых газов и эффективной борьбой с климатическими изменениями. Компания формально может снижать выбросы парниковых газов, но одновременно с этим ее действия могут приводить к таким же негативным изменениям, которые происходили бы в результате изменения климата. От ГЭС существенно страдает экосистема Байкала. Значительная часть алюминиевых производств опирается на ангарский каскад, в котором первая (Иркутская) ГЭС делает из Байкала водохранилище, поднимая его уровень, а остальные находятся ниже по течению и зависят от стока из Байкала. Все 4 ГЭС Ангарского каскада также известны существенными негативными воздействиями на экосистему реки Ангара, почти полностью превращенную в цепочку водохранилищ и кардинально повлияли на судьбу местного старожильческого населения. (Этому посвящено много страниц в великой русской литературе. Например, об этом повесть Валентина Распутина «Прощание с Матерой»). Повышение эффективности работы всей этой производственной системы сегодня происходит без учета сезонных погодных изменений. Интенсивность слива воды не снижается даже во время засухи в бассейне Байкала. В результате уровень воды в Байкале в периоды засухи снижается сильнее, чем он снизился бы без работы ГЭС. Представители компании при этом говорят, что снижать интенсивность слива воды из Байкала нельзя, так как в этом случае люди Ангарска не получат воду. Реальная же причина в том, что водозабор Иркутской ТЭЦ № 10 недостаточно заглублен и его эксплуатация требует повышения «минимальных» расходов на 25%. Чрезмерная добыча песка и гравия ниже плотины Иркутской ГЭС привела к понижению уровня воды примерно на метр. Добросовестный собственник должен был бы исправить ситуацию, настояв на своевременной реконструкции водозаборных сооружений. Тогда он подтвердил бы свою приверженность принципам устойчивого развития. Своим бездействием в деле заглубления водозаборов компания способствует нанесению экологического ущерба экосистеме озера Байкал и неисполнению постановления Правительства о минимальных и максимальных отметках регулирования его уровня.
Ничего не забыли?
Выбросы CO2 в производстве алюминия связаны не только с работой ГЭС, но и с работой заводов, на которых выплавляется алюминий. Из труб алюминиевых заводов вылетает не только CO2, но также разнообразные ядовитые и опасные для человека вещества. Один фтороводород чего стоит: разлагает кости, зубы и легкие, что заметно снижает продолжительность жизни рабочих и других людей, проживающих вблизи заводов по выплавке алюминия. На заводах РУСАЛа запущена программа «Экологичного Содерберга», в рамках которой «мокрая» (грязная) очистка алюминия заменяется на «сухую» (чистую), способную уловить до 99% опасных для человека выбросов. Технология сухой очистки присутствует в том или ином виде на всех заводах РУСАЛа, но она установлена не во всех цехах этих заводов. В результате, из одной трубы завода дыма не виден (в этом цеху применяется сухая очистка), но из другой трубы, расположенной в нескольких десятках метров, валит густой ядовитый дым. При этом и одного процента выбросов, не уловленных сухой газоочисткой, достаточно для ущерба для здоровья окрестных жителей. В частности, в городах, где расположены алюминиевые заводы, в разы чаще происходят выкидыши, мертворождения, врожденные уродства. Можем ли мы назвать такой алюминий «зеленым»?

Алюминий выплавляется на энергии сибирских ГЭС более полувека. Новой технологии в области энергетики, которой не было раньше, РУСАЛ не предлагает. Если бы в дополнение к ГЭС применялась новая технология, обеспечивающая меньшее потребление энергии, тогда компания была бы гораздо более права, чем сейчас. Кстати, не все алюминиевые заводы РУСАЛа имеют доступ к «чистой возобновляемой энергии» ГЭС. Например, Новокузнецкий алюминиевый завод в Кемеровской области работает исключительно от энергии ТЭЦ.
(Не)зависимая сертификация
РУСАЛ утверждает, что «весь металл, производимый под брендом ALLOW, сертифицирован и прошел независимую проверку заявленного уровня «углеродного следа». Отмечается, что эту проверку выполнили не одна, а две независимые организации — швейцарская компания Quantis и британская BSI Group. Однако ни заключения Quantis, ни отчета BSI Group нет на сайте allow.rusal.com. Этих документов нет и на сайтах Quantis и BSI Group. Возникает вопрос: а не сделана ли независимая сертификация «под столом»? Другой вопрос: на базе каких объектов сделана эта независимая сертификация? На базе заводов РУСАЛа в России или на базе завода РУСАЛа в Швеции?
РУСАЛ заявляет, что бренд ALLOW «обеспечивает гарантию и потребителям, и производителям, что используемый при производстве их продукции алюминий создается с одним из самых низких уровней «углеродного следа» в отрасли». Однако РУСАЛ нарушает один из важнейших принципов устойчивого развития — принцип подотчетности. Стандарты устойчивого развития имеют ценность только тогда, когда они публичны и с ними могут ознакомиться любые заинтересованные стороны. У потребителей должна быть возможность проверить содержание заявлений компании. Отсутствие материалов сертификации в открытом доступе такой возможности не предоставляет.
Заинтересованные стороны не могут получить подробную информацию о сертификации ALLOW даже на узкоспециальных мероприятиях. 11 декабря 2017 года в Москве состоялась конференция «Экологическая ответственность бизнеса», организованная журналом «Бизнес и общество». Представители компании РУСАЛ сделали доклад на тему «Климатическая ответственность алюминиевых компаний — современные тренды в России и за рубежом». Отдельный слайд в их презентации был посвящен сертификации бренда Allow. Однако вместо выдержек из материалов сертификации, на слайде виднелся листок A4, перечеркнутый крупной надписью «Do not distribute, prepared as an example». Единственное, что можно рассмотреть на этом листке — логотип организации BSI. На вопрос одного из присутствующих по поводу этой надписи был дан ответ: «Это для презентации, чтоб не скачивали».

Канал профессиональных ассоциаций
В PR компанию вокруг климатически-дружественного алюминия РУСАЛа косвенно вовлечены как минимум три профессиональные ассоциации.
РУСАЛ вступил в международную отраслевую организацию Aluminium Stewardship Initiative (ASI), сертификация по стандартам которой предусматривает проверку снижения выбросов парниковых газов, но не предусматривает детальную оценку и учет экологического эффекта, связанного с использованием энергии ГЭС для производства алюминия. Поэтому ни членство в ASI, ни сертификация по стандартам ASI не может служить гарантом корпоративной экологической ответственности.
Живейшее участие в PR компании принимает Комитет по экологии и охране окружающей среды Ассоциации менеджеров России, возглавляемым директором по связям с общественностью En+ Group Еленой Вишняковой и созданным по инициативе той же EN+ Group. 5 декабря 2017 года состоялось четвертое заседание Комитета на тему «Бизнес и климат: стратегии устойчивого развития», в рамках которого «зеленый» алюминий РУСАЛа представлялся как пример «чистых» технологий, развивающихся на базе Парижского соглашения. Вновь прозвучали слова по поводу сертификации ALLOW без представления материалов сертификации и планов по модернизации ГЭС, без прояснения новизны используемых при этом технологий.
По инициативе РУСАЛа и некоторых других компаний создано Российское партнерство за сохранение климата. Контактным лицом указана Елена Закревская — сотрудник Дирекции по связям с общественностью РУСАЛа. На мероприятии 5 декабря в Ассоциации менеджеров от лица Партнерства выступала Ольга Санарова — Директор Департамента общественных связей в компании РУСАЛ. Конечно, такое партнерство отечественных компаний лучше, чем ничего. Однако, в идеале, отечественные компании должны принимать участие в международных партнерствах, в которых они наравне с другими показывали бы, что при прочих равных, они всегда выбирают самый низкоуглеродный путь развития. Но поскольку до международного уровня сlimate changers отечественные компании не дотягивают, было организовано собственное (национальное) партнёрство.
Если все компании вслед за РУСАЛом будут обзывать «зеленым» все то, что не имеет прямого отношения к сжиганию угля, то зеленое развитие в России вряд ли случится. ALLOW — не первый «зеленый» проект Дерипаски. В 2016 году EN+Логистика сделала проект «зеленых» перевозок угля. Уголь с Бейского месторождения в Хакасии стали перевозить не машинами, а поездом. При этом необходимость использования угля не ставилась под сомнение.
Финансовая сторона вопроса и экономические риски
Климатический greenwash не разумен в плане стратегического управления компанией. В век Интернета все несостыковки рано или поздно выявлются. Компании типа РУСАЛа могут намереваться расширить рынки сбыта за счет климатического позеленения, но будут ли покупатели типа Apple и BMW сотрудничать с теми, кто занимается экологией выборочно?
Если предприниматели хотят получить долгие и дешевые деньги от потенциальных экологически ответственных инвесторов и потребителей, то лучше идти к ним с честными экологическими данными. Не следует недооценивать обеспокоенность общественных природоохранных организаций. Последовательное и комплексное искажение экологической информации подтолкнет экологов к противодействию. Достаточно вспомнить историю конфликта экологов и компании «Сахалин энерджи», произошедшую более 10 лет назад, когда природоохранные организации опубликовали обращение к совету директоров Shell в ежегодный день собрания акционеров на страницах Financial Times.
«Топор войны» экологи еще не откапывали, но если предпринимателю хочется «под себя» трактовать то, что в экологии хорошо, а что плохо, то дискуссия неизбежно будет продолжена.       https://echo.msk.ru/blog/sofia_villo/2120278-echo/

Подготовил Вениамин Гольденберг
https://drive.google.com/drive/folders/0B2J6IE9zVpRvVzFVM0tIT2s3Qnc

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..