понедельник, 11 декабря 2017 г.

ЧЕТВЁРТАЯ СТРАЖА

Четвертая стража

«Евреи диаспоры и предписание жить в Земле Израиля»

(Заметки для семинара Международного движения в поддержку Израиля)
Сионистский проект возвращения евреев в Землю Израиля исторически миновал несколько стадий. Первая – собирание в Стране достаточного количества людей, накопление той критической массы, которая позволила в принципе поставить вопрос о воссоздании здесь еврейского государства. В качестве исторической вехи, символически завершившей этот период, можно назвать Декларацию Бальфура (1917 год). 

Вторая – так называемое «государство в пути» (ха-медина ше-ба-дерех), формирование органов и структур будущего государства евреев, мучительные поиски его первоначальной идентичности (национальной, религиозной, идеологической). Эта стадия завершилась с провозглашением Израиля в 1948 году. И хотя проблема идентичности по-прежнему остается постоянной темой внутри-израильского дискурса, с точки зрения внешнего мира израильтяне давно уже представляют собой некую единую, особую, узнаваемую общность, описываемую рядом ключевых слов (ЦАХАЛ, Мосад, кибуц, Тель-Авив, хуцпа, Энтеббе, Маккаби, хайтек). 

Третья – консолидация и укрепление еврейского государства во время «периода войн», когда арабские соседи еще не отчаялись в своем намерении уничтожить нас военным путем. По сути, этот исторический отрезок завершился подписанием Кемп-Дэвидского мирного договора с Египтом (1979), но правильней будет продолжить его до следующей символической вехи: до изгнания банд Ясира Арафата из Бейрута в ходе Первой ливанской кампании. Именно тогда, в 1982 году, среди арабов созрело понимание того, что отныне следует искать «окончательное решение израильского вопроса» на иных путях. 

Четвертая (и текущая) стадия характеризуется кардинальной сменой тактики арабского мира, при том, что его стратегическая цель остается прежней: ликвидация еврейского государственного присутствия в сердце исламской уммы. Этот тактический поворот произошел по нескольким причинам. Во-первых, вышеупомянутое осознание факта непреходящего военного превосходства Израиля. Во-вторых, одряхление, а затем и распад советского блока, являвшегося прежним арабским союзником. И, наконец, в-третьих, резкая активизация антиизраильских настроений внутри могущественного лево-либерального лобби (ЛЛЛ) – последнего ублюдка, которого оставил миру околевший монстр «реального социализма». Именно ЛЛЛ и стало главным союзником арабов в борьбе за уничтожение Израиля. 

Левых либералов и арабских исламистов объединяет намного больше, чем может показаться на первый взгляд. И те, и другие ведут джихад за мировое господство и не гнушаются при этом никакими средствами. И те, и другие видят своим врагом западное «общество потребления» и «свинский капитализм». И те, и другие восхваляют «равенство» – этого нелепого идола рабов и бездельников. И те, и другие, говоря о «свободе» и «братстве», имеют в виду свободу и братство исключительно «для своих», что на практике оборачивается жестоким тоталитаризмом, подавлением инакомыслящих и заведомой нетерпимостью к любому другому мнению. 

Эта знаменательная схожесть рано или поздно приведет их к столкновению – два волка не могут долго сосуществовать в одном логове. Но это потом, а пока что они полагают выгодным объединить свои усилия в борьбе против общих врагов. Одним из таких общих врагов является Израиль. Почему мы представляем собой бельмо на глазу арабского джихада, объяснять не надо – достаточно взглянуть на карту. Но вопрос о причинах той жгучей ненависти, которую испытывают к сионизму левые либералы, нуждается в дополнительном рассмотрении. 

Прежде всего, ЛЛЛ в принципе не может мириться с любой формой национальной идеи – ведь конечная цель левых либералов предполагает господство в интернациональном, мировом масштабе. Со времен Маркса лозунг мировой революции претерпел трансформацию лишь в направлении большей идеологической чистоты. Раньше это было «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»; теперь – «Левые либералы всех стран, соединяйтесь!» Исходя из этого, ЛЛЛ неизменно принимает в штыки приверженность национальным ценностям. Исключение составляют лишь так называемые «национально-освободительные» движения, да и то временно, пока они направлены против главного врага ЛЛЛ – «свинского капитализма» и западного общества. 

Соответственно, и сионизм, имеющий отчетливую национальную базу, поначалу воспринимался леваками с определенным сочувствием, поскольку считался борцом с «английским колониализмом». Это, кстати говоря, и привело к противоестественному браку сионизма с социализмом, который внутри Страны породил ряд левых гнойников типа движений «Ха-шомер Ха-цаир», МАПАМ, МАПАЙ и их современных изводов, а вне Израиля выразился в первоначальной поддержке его со стороны советского блока. Но этот случайный союз не мог продолжаться долго, что и нашло свое выражение в последовавшем шумном разводе. На международной арене Советы расплевались с сионистами уже в конце сороковых. Внутри Израиля процесс был куда более долгим, но привел к тому же итогу: современные израильские леваки, по сути, представляют собой открытых анти-сионистов, хотя порой и прикрывают эту голую суть стыдливыми эвфемизмами, заменяя приставку «анти-» на приставку «пост-». 

Конечно, иначе и быть не могло. В арабо-исламском окружении Израиль может существовать лишь в форме национально-ориентированного государства (невзирая на то, что поначалу он был окрашен в красноватые социалистические тона). Не понимать этого могли лишь абсолютно оторванные от реальности левые идеологи. Однако, со временем дошло и до них. Что ж, ошибку требуется исправлять. В 60-е годы левые окончательно определили Израиль на роль империалистического форпоста, подлежащего скорейшей ликвидации; тогда же оформился и продиктованный этой общей целью союз социалистов с арабами. Как водится, тут же в кустах нашелся рояль: всевозможные «национально-освободительные движения». Нишу, в которой когда-то временно гостил сражавшийся с англичанами сионизм, теперь заняли арафатовская ООП и другие «освободительные фронты», которых заботливо выкармливали советские инструкторы в тренировочных инкубаторах соцлагеря. 

А когда последний рухнул под тяжестью не то окаменевших, не то обронзовевших, но равно негодных к употреблению социалистических иллюзий, эстафету приняли его лево-либеральные наследники в Америке и Европе. Из патлатых анархистов, троцкистов и маоистов, которые бесчинствовали на студенческих баррикадах конца 60-х, они превратились в респектабельных профессоров, депутатов, редакторов и уже успели в этом качестве отложить и выкормить тысячи, десятки тысяч левых опарышей, которые, в свою очередь, расползлись по университетам, парламентам и редакциям. Нынешнее лево-либеральное лобби располагает мощными пропагандистскими и организационными ресурсами, а его союз с арабскими шейхами предоставляет наследникам Маркса и Бакунина практически неограниченные источники финансирования. 

С этим-то врагом и приходится иметь дело Израилю в настоящий момент. Антиизраильские акции ЛЛЛ-арабского блока можно наблюдать повсюду, начиная с заседаний всевозможных комиссий ЮНЕСКО и кончая погромами, которые устраивают в марсельских и калифорнийских супермаркетах бандиты из BDS (движения за бойкот Израиля). Израильтяне подвергаются жесткому прессингу везде: на аренах экономического сотрудничества, в академических программах, на дипломатических и культурных форумах. Не следует приуменьшать значение этих подрывных действий: речь идет о настоящей войне на уничтожение. Эта ситуация и определяет задачи, стоящие перед сионистским движением сегодня. 

Как и следовало ожидать, эти задачи существенно отличаются от тех, которые решались на предыдущих исторических этапах. Пока главное сражение за Страну разворачивалось внутри нее и на ее границах, от сиониста требовалось прежде всего личное присутствие на Земле Израиля. На первой стадии «собирания» достаточно было приехать сюда – хотя бы просто приехать. На второй стадии «оформления» сионистская деятельность предполагала непосредственное участие в строительстве поселков, школ, университетов, в развитии иврита. «Период войн» звал к оружию, в ряды ЦАХАЛа. И то, и другое, и третье физически невозможно было осуществить, проживая в Нью-Йорке и Париже, в Буэнос-Айресе и Москве. 

В этом смысле нынешний, четвертый этап кардинально отличается от предыдущих трех. Причина проста: сегодняшняя линия фронта проходит по всему миру. Соответственно, и от солдат сионизма требуется личное присутствие отнюдь не только – и, возможно, даже не столько в границах Страны. Мне уже приходилось писать, что современный Сион высится на берегах Сены и Рейна, Темзы и Тибра, Гудзона и Ла-Платы. Именно там нужно противостоять массированному наступлению ЛЛЛ-арабских армий. Именно там Израилю нужны сейчас оборонительные редуты, пропагандистские контратаки и надежные бойцы, готовые вести трудную, нудную разъяснительную работу. 

Об этом должны хорошо помнить те европейские и американские сионисты, которые задумываются сегодня о покупке квартиры в Нетании, земельного участка в Иудее или коттеджа в Самарии. Возможно, на данном этапе для Израиля было бы куда полезней продолжение их присутствия там, где они находятся сейчас, – при условии, конечно, что это присутствие можно назвать достаточно деятельным и плодотворным.

Бейт-Арье,
апрель 2014

1 комментарий:

  1. единственный ответ это собирание евреев в Израиль и консолидация тут

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..