четверг, 28 февраля 2013 г.

КОЗЛИНОЕ МОЛОКО


 В большой продуктовый магазин  города Тель-Авива привезли новый товар: кефир из сои. Все новое нуждается в рекламе. Реклама эта, как говорится, «двигатель прогресса». Хотя какой прогресс от творога из бобовых -  не знаю. Просто так устроен человек: он не способен останавливаться на достигнутом. Вот новый продукт придумали, в котором нет холестерина и всякой иной пакости, укорачивающей нашу жизнь.
 В общем, хотите жить долго, ешьте продукты из соевого молока. А не хотите, продолжайте пить коровье.
 Так или примерно так говорит своему русскоязычному покупателю Белла. Она это делает очень убедительно, потому  Беллу и ставят на пропаганду и агитацию всего нового, что попадает в супермаркет.
-        Скажите, что это за продукт? – спрашивает у Беллы аккуратный старичок с очень неаккуратной физиономией.
-        Это новый кефир, уважаемый, - вежливо и с улыбкой отвечает Белла.
-        Еще один, - склонив голову набок, старичок пронзает Беллу острым взглядом. – Скажите, а зачем им так много кефиров. У нас в Мелитополе имелся один - и все были довольны. Я, знаете, вставал очень рано и шел за ним в магазин. Тем, кто вставал рано, и вовремя занимал очередь, кефир доставался. Ну, а те, кто любил поспать, покупали только молоко, слабой жирности, потому что все сливки снимало начальство. Так мы жили там. Здесь сливок сколько угодно - были бы деньги.
-        Хотите попробовать? – спрашивает Белла словоохотливого покупателя, подцепив кефир на разовую деревянную ложечку.
-        Это бесплатно?
-         Совершенно!
 Старичок пробует, просит еще. Он доволен.
-        Так вы говорите, из какого это молока?
-        Это не молоко, это соя.
 Старичок смотрит на Беллу так, будто она ему сообщила, что не позже завтрашнего дня в Израиле состоится  землетрясение в десять баллов, и все Еврейское государство поглотит морская пучина.
-        Пардон, - совладав с дыханием, начинает старичок. – Соя, если я не ошибаюсь, есть растение.
-        Точно! – улыбается Белла. – В этом и заключается исключительная польза нашего кефира, особенно для людей пожилых.
-        Вы шутите, - старичок обнажает в улыбке все 32 искусственных зуба. – Здесь, в Израиле, все шутят. У нас, в Мелитополе, евреи тоже любили пошутить. Евреи везде шутят. Мы такой народ.
-        Я не шучу, - говорит Белла. – Мне, уважаемый, не до шуток. Я работаю в торговле, и мне доверили ответственное задание по рекламе нового продукта: вот этого кефира из сои.
Старичок энергично делает шаг в сторону Беллы, при этом он шепчет тоном заговорщицким, будто хочет сообщить ей страшную, военную тайну:
-        У сои нет сосцов.
-        Правильно, - кивает Белла, - а молоко есть.
Теперь старичок смотрит на нее, как на умалишенную. Он ей втолковывает, словно малому ребенку:
-        Нет сосцов, нет сисек, не про вас будет сказано. Откуда взяться молоку?
-        Из сои, - насупившись, упрямо отвечает Белла.
Старичок оглядывается, будто в поисках поддержки. В магазине полно покупателей, но новинкой никто больше не интересуется.
-        Можно еще попробовать? – спрашивает старичок.
Белла охотно угощает въедливого покупателя. Тот долго смакует кефир.
-        Козлиное! – вдруг радостно сообщает он. – Я такое пил в местечке у бабушки.
 Тут Белла заводится.
-        Козел не молоко дает, а сперму, - сообщает она старичку. – Это не продукт питания, а размножение, если вы не забыли, уважаемый.
-        Почему я должен был забыть? – насупившись, спрашивает старичок.
-        Потому что козье молоко вы назвали козлиным, - все больше раздражаясь, отвечает Белла.
-        Я не адиёт, - сообщает на это старичок. – Я знаю, что у козла сосцов нету. Просто в нашем местечке  такое молоко называли козлиным. Это было давно, еще до войны, что вы можете знать о том времени.
 Белла поднимает руки, словно для защиты.
-        Я ничего не знаю о том времени. Я знаю, что мой продукт приготовлен из соевого молока. Он очень вкусен и полезен. Я вам настоятельно советую этот кефир приобрести.
-        Слушайте, - говорит старичок. – Мне восемьдесят лет. Что вы мне говорите про пользу. Я не собираюсь умирать. У меня нет никаких болезней, не сглазить бы. Я всегда ел, что давали. Нас не интересовал всякий там холестерин. Молоко было молоко, сметана – сметана, творог- творог, а колбаса была колбасой. И никто, должен вам сказать, не держался за печень. Держались за живот, когда от голода кишки сводило или понос мучил, не про нас будет сказано.
-        Вы приехали в Израиль, - говорит Белла. - Здесь о старшем поколении думают врачи и диетологи. Все хотят, чтобы вы жили не сто лет, а сто двадцать, поэтому придумали и этот соевый продукт.
-        А зачем им это надо? - пожимает плечами старичок. – Одно дело я помру завтра, а другое - буду еще жить 40 лет на пособии. Им что, некуда деньги девать?
-        Какие-то вы дикие вещи говорите, - начинает нервничать Белла.
 Но старичок, будто ничего не слышит и не видит, он, молча, смотрит на раскрасневшуюся мастерицу рекламы, напряженно раздумывая о чем-то своем. Вдруг сияет, найдя решение.
-        Все понял. Этот кефир просто назвали соевым в шутку, а на самом деле его приготовили из козлиного молока.
-        Хорошо, - шипит Бэла. – Пусть козлиное молоко. Только от козлов, вскормленных на сое…. В общем, привет от вашей бабушки.
-        Сомневаюсь, - пальцем правой руки старичок почесывает мочку левого уха. – Это наверняка козлы из Кореи, наши еврейские козлы сою не едят.
-        Нет! Едят! – вдруг истошно орет Бэла, взмахнув руками и выпучив глаза. - Едят наши козлы сою! Едят!!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..