среда, 5 декабря 2018 г.

Союз российских журналистов – с кем?

Союз российских журналистов – с кем?

В 1977-м, будучи довольно популярным спортивным репортером «Комсомольской правды» – газеты с ежедневным тиражом за 10 миллионов экземпляров – я вступил в Союз журналистов СССР. Мне казалось – это престижно. Но главное – корочка СЖ открывала двери в Центральный дом журналиста, в старинный уютный особняк на Суворовском (теперь Никитском) бульваре. А там…
Photo copyright: pixabay.com. CC0
Там был знаменитый ресторан, столь сочно описанный Булгаковым в бессмертных «Мастере и Маргарите» под видом ресторана МАССОЛИТА. Он и четыре десятилетия спустя после создания великого романа по-прежнему отличался превосходной кухней. Мало того: я мог привести туда подружку или же приятеля – билет давал право входа на двоих. Кроме того, в подвале особняка обосновалась уютная пивная с дивным чешским пенистым напитком и – вы только представьте себе – с ароматными упитанными раками на закуску! В тогдашней Москве найти место для приятных посиделок составляло почти неразрешимую проблему. Поэтому Домжур казался нам поистине райским уголком. Там нередко сиживали корифеи – политобозреватель Бовин, например. Там заводились полезные знакомства…
Помимо посещений Домжура иногда член Союза журналистов мог отдохнуть в «своем» пансионате в Варне – роскошном по совковым меркам. Однако путевки в солнечную Болгарию, как правило, доставались только избранным. И самое главное – как член творческого союза я мог работать и фрилансером. А «просто журналиста», не члена, за вольный труд могли под «уголовку» подвести – по статье о тунеядстве.
В 1991-м вместе с развалом СССР рассыпался и упомянутый союз – на множество региональных отделений. Домжур чуть раньше закрыли на ремонт. Открылся он уже при новой власти под старой вывеской, но – как заведение общедоступное. И понеслось… Алёна Довбыш: «Очень дорогой и ужасный буфет! Бегает кое-кто прямо по еде». Anastasia: «Остатки былой роскоши. В кафе лучше не заходить. Запахи вызывают тошноту». Lyssy Mussu: «Кофе – жуткая помойка! Остальное пробовать не захотелось». Подобных отзывов в интернете накопилась уйма. И я, как и многие мои коллеги, навсегда забыли о Домжуре… Как и вообще о своем творческом союзе.
И вдруг, в минувшем ноябре, он внезапно сам напомнил о себе. Причем напомнил очень даже громко – пышным торжеством в Театре Советской Армии и восторженными публикациями в прессе. Оказывается, Союзу журналистов России – теперь он именуется вот так – исполнилось аж 100 лет! По случаю юбилея президент Путин подписал указ об учреждении нового почетного звания – «Заслуженный журналист Российской Федерации». А мэр Москвы Сергей Собянин выделил 300 миллионов рублей на реставрацию Домжура. Выходит, я по собственному недоумию расстался с очень уважаемой организацией? Попробуем разобраться.
Итак. Российский союз советских журналистов был создан 16 ноября 1918 года на соответствующем съезде. В него вошли Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская. На открытии съезда председатель Моссовета Лев Каменев потребовал от работников пера, чтобы они «решительно отделались от того, что было так характерно для буржуазной печати» и «явили миру пример того, как нужно вести пропаганду социализма».
Иначе говоря, главной задачей нового союза являлось преобразование независимой журналистики, которая, как это ни странно, существовала в монархической России, в оружие большевистской государственной пропаганды. Не удивительно, что, когда те же Троцкий, Каменев, Бухарин, Рыков оказались жертвами внутрипартийных разборок, «новая пресса», управляемая из Кремля, дружно набросилась на них с разгромной критикой. Тогда как им не предоставили публичной трибуны для защиты. Как говорится, за что боролись – на то сами же и напоролись…
В 1928-м году союз советских журналистов решили окончательно прищучить – его низвели до секции в Союзе печатников, а вскоре упразднили и ее. Потом более трех десятилетий никакой организации, объединявшей именно пишущую братию, в Стране Советов не существовало. Можно ли засчитывать это потерянное тридцатилетие в юбилейный возраст сегодняшнего Союза журналистов России? По-моему, это все же некорректно.
Союз журналистов в СССР возродили только в 1959 году – во многом для того, чтобы в разгар «холодной войны» советские пропагандисты под видом «независимых» сумели получить представительство в авторитетных международных организациях. Вплоть до своего распада в 1991-м СЖ СССР жестко контролировался Отделом пропаганды ЦК КПСС. И я – журналист со стажем в сорок с лишним лет – что-то не припомню, чтобы он хотя бы раз выступил в защиту либо свободы слова, либо моих коллег, попавших в немилость у партийных боссов. Да я и сам, когда попал в серьезную переделку, грозившую пожизненным отстранением от любимого дела, обращался за помощью куда угодно, но чтоб в СЖ – такое в голову не приходило…
Зато СЖ щедро осыпал самых верных «подручных партии» – так называл журналистов Генсек ЦК КПСС Хрущев – всевозможными творческими наградами. Однако ни «Золотое перо России», ни прочие из этих побрякушек не имели никакого юридического статуса и, как следствие, не давали лауреатам никаких социальных или материальных привилегий. Поэтому многие именитые ветераны советской журналистики проводили остаток дней своих на грани нищеты.
Интересно, а какие привилегии появятся после юбилейного указа господина Путина у «Заслуженных журналистов Российской Федерации»? А также кем и за какие именно заслуги будет присваиваться это почетное звание? За особое рвение в гибридной войне с проклятым Западом и в оболванивании российского народа, чем сейчас занимаются все огосударствленные СМИ? Как-то не верится, что в «заслуженные» попадет кто-либо из известных оппозиционных журналистов.
Так вышло, что юбилей СЖР совпал по времени с очередной атакой кремлевской власти на одно из последних независимых изданий – журнал The New Times, который издает Евгения Альбац – доктор философии Гарвардского университета и едва ли не самая бескомпромиссная персона в российской оппозиционной журналистике. Решением суда ей влепили совершенно несусветный штраф в 22,5 миллиона рублей за… несвоевременную сдачу бухгалтерской отчетности. Предполагалось, что такого удара госпожа Альбац наверняка не выдержит и ей придется позабыть о «новых временах». Но тут случилось нечто непредвиденное. Сначала «Новая газета», а затем телеканал «Дождь» обратились к своим подписчикам с призывом спасти Альбац и ее любимое детище. В итоге за четыре дня на счет гонимого журнала поступило более 25 миллионов рублей! Не от Госдепа и не от опальных олигархов, а от простых россиян. В большинстве переводов значились весьма скромные суммы: 500, 1000, 5000 рублей… И только СЖР остался в стороне от этой нашумевшей акции.
Впрочем, а стоило ли ожидать чего-либо иного, если учесть, что сегодня СЖР руководит Владимир Соловьев, который, как телерепортер, освещал семь войн – от Югославии до Чечни, затем вел репортажи о военных парадах на Красной площади и, наконец, оказался в «Кремлевском пуле». Настоящий генерал от журналистики!
Так вот. В России после 1917 года никогда не было независимой организации, которая защищала бы свободу слова и права журналистов, в том числе и право на жизнь. Поэтому журналистика в сегодняшней России – профессия до крайности опасная. А СЖ всегда верно прислуживал властям. Знают ли об этом авторы проникнутых ликованием юбилейных публикаций и многочисленных постов в соцсетях? Уверен – знают. Но чему они тогда так радуются? Или – зачем? Чтобы лишний раз показать свою лояльность?
Сергей Шачин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..