среда, 5 декабря 2018 г.

ВСТРЕЧА МИРОВ

Встреча миров

О непростой участи гастарбайтера.
Photo copyright: pixabay.com. CC0
В последнее время мы то и дело встречаем в СМИ сообщения об иностранных рабочих, уличенных в издевательствах над пожилыми людьми, за которыми им доверено ухаживать. В результате многие семьи, нуждающиеся в услугах сиделки, стали искать их не за границей, а в Израиле – возможно, это к лучшему. И все же на основе нескольких десятков печальных случаев вряд ли стоит демонизировать всех 50000 гастарбайтеров, ухаживающих сегодня за израильскими стариками. Многие из них не просто добросовестно выполняют свои обязанности, а становятся настоящими членами семей, в которых живут. И, само собой, не стоит забывать, что они живут вдали от родины, от собственной семьи, а это, увы, нелегко. Сегодня мы решили рассказать о гастарбайтерах, которых судьба забросила в Израиль.
Вера Гожану приехала в нашу страну почти десять лет назад из Молдовы для ухода за пожилой женщиной, прикованной к инвалидному креслу. Тогда Вере было около 45 лет, экономическая ситуация на родине оставляла желать лучшего, а работа в Израиле давала возможность регулярно помогать семье дочери и что-то откладывать на черный день.
С тех пор и в израильских, и в молдавских реках утекло немало воды, все сроки выданного Вере разрешения на работу прошли, но ее наниматели – Авраам и Рина – вновь и вновь добиваются продления ее рабочей визы, утверждая, что никакая другая сиделка их не устроит.
– Наверное, мне повезло, – говорит Вера. – Я попала в замечательную семью выходцев из моей родной Молдовы. Правда, Авраам и Рина уехали в Израиль еще в 1970-х годах и имели весьма смутное представление о том, как за это время изменилась наша страна, но у нас с самого начала не было языкового барьера – мы говорим то по-русски, то по-молдавски, и это доставляет нам удовольствие. Кроме того, я выучила иврит и сейчас при желании могу общаться и на этом языке. Но главное, наверное, то, что между нами возникло абсолютное доверие, за эти годы мы стали как бы одной семьей. Вплоть до того, что вместе обсуждаем, как распределить семейный бюджет на ближайший месяц; какие покупки сделать, а от каких воздержаться и т.д.
Не скрывает Вера, что за годы жизни в Израиле ей пришлось пережить личную драму: в течение почти трех лет у нее были близкие отношения с мужчиной из Украины, находившимся здесь нелегально. Поскольку друг был мастер на все руки, работодатели всячески его прикрывали, но однажды он все-таки попался иммиграционной полиции и был депортирован. С тех пор Вера о нем не слышала, а ведь у них были большие совместные планы на будущее…
Работодатели Веры говорят, что она необычайно быстро стала им близким человеком, неотъемлемой частью семьи. А задача помочь Вере как можно быстрее привыкнуть к жизни в Израиле наполнила их дни новым смыслом. Сейчас, например, Авраам учит Веру читать и писать на иврите, и, по его словам, она делает на этом поприще немалые успехи. А по вечерам они вместе смотрят свои любимые старые советские фильмы.
33-летняя Мариан из Филиппин тоже живет в Израиле уже больше десяти лет, в то время как на родине ее ждет 11-летняя дочь. Как нетрудно догадаться, Мариан уехала сразу после рождения ребенка, которого воспитывает ее мать.
– У меня просто не было выхода, – вспоминает Мариан. – В Филиппинах нет работы, и даже если удается ее найти, платят такие гроши, что на них в лучшем случае можно существовать впроголодь. Когда один из друзей рассказал мне о возможности работать в Израиле, я сначала испугалась, просто не представляла себе, как буду жить в чужой стране, но мама сказала: «Почему бы тебе не попробовать? В конце концов, ты всегда можешь вернуться!» Здесь я восемь лет работала у одной пожилой женщины, очень к ней привязалась, и когда та умерла, долго не находила себе места, все время вспоминала ее и плакала. Потом мне удалось продлить рабочую визу, и сейчас я ухаживаю за другой пожилой женщиной. Она тоже очень хороший, теплый человек.
– По родине не тоскуете?
– Больше всего я тоскую по дочери. Мне без нее не просто трудно – очень трудно. Но у меня нет выхода: работая здесь, я обеспечиваю ей и маме достойное существование. А насчет родины… Иногда, конечно, тоскую. Но за эти годы я так привязалась к Израилю, что он стал для меня почти родным. Мне здесь практически все нравится.
Мариан признается, что, как и у Веры, за эти годы немало произошло и в ее личной жизни. Она немного завидует тем своим соотечественницам, которые вышли замуж за израильтян, родили от них детей и получили израильское гражданство, но этот путь – не для нее. Во-первых, потому что даже в этом случае ей вряд ли удастся привезти сюда дочь, а во-вторых, она является ревностной христианкой, и не желает принимать гиюр и изменять своей вере.
Нуридан приехал из Индии и вот уже третий год ухаживает за 93-летней женщиной.
– Когда мы решили взять на работу гастарбайтера, мама устроила грандиозный скандал и заявила, что не пустит в дом чужого человека; что вполне справится без посторонней помощи и т.д. Нуридана она поначалу встретила в штыки, порой откровенно издевалась над ним, – вспоминает Михаль Ротштайн. – Помню, Нуридан тогда едва не плакал от обиды, и нам приходилось объяснять, что мама так относится не к нему лично, просто не хочет видеть в доме постороннего. Но постепенно добросовестность и терпение помощника сделали свое дело. Мама привязалась к нему так сильно, что начинала тревожиться, если помощник он вдруг куда-то исчезал больше, чем на три часа. В последние месяцы у мамы развивается деменция, и мы все поражаемся, с каким тактом, я бы даже сказала, мудростью относится Нуридан к этому ее состоянию, которое, к сожалению, ухудшается день ото дня.
– Я отношусь к госпоже Белле, как к родной матери, – утверждает Нуридан. – А разве человек может плохо относиться к матери?! Мне хорошо в Израиле, я счастлив, что у меня есть работа, а также тем, что отношения между нашими странами становятся все ближе. Мне говорили перед отъездом, что здесь живут очень теплые, отзывчивые люди, но я даже не представлял, что настолько.
Историю Нуридана мы попросили прокомментировать Мазаль Гольдштейн, сотрудницу амуты «Матав», занимающейся предоставлением помощи пожилым людям, прикованным к постели или к инвалидной коляске.
– Многие пожилые люди поначалу крайне негативно воспринимают появление возле них гастарбайтера да и любого постороннего человека, – говорит г-жа Гольдштейн. – Думаю, само решение детей нанять для них сиделку воспринимают как своего рода предательство, отказ ухаживать за ними, быть рядом с ними, как сами они находились рядом с детьми, когда те были маленькими. Если честно, подобные претензии вполне можно понять. Но что делать, если детям нужно работать?! Лично я убеждена: для того чтобы пожилые люди хорошо себя чувствовали и у них были нормальные отношения с иностранным работником, дети должны поддерживать контакт с родителями; время от времени проводить у них в доме выходной день, приводить с собой внуков. Практику, при которой гастарбайтеру предлагается работать семь дней в неделю без выходных, пусть и за дополнительную плату, лично я считаю неприемлемой. В любом случае у человека накапливается усталость, напряжение, и именно это приводит к тем неприятным инцидентам, о которых нам приходится читать в СМИ.
В то же время Мазаль Гольдштейн убеждена, что это – исключительные случаи.
– Вы просто не представляете, через какую серьезную проверку проходят эти люди, прежде чем получить работу по уходу за престарелыми в Израиле, – говорит она. – Необходимо успешно окончить специальные курсы, сдать анализы, с тем чтобы убедиться, что кандидат на работу не страдает теми или иными заболеваниями; сделать все прививки; получить в полиции документ, удостоверяющий отсутствие уголовного прошлого. Ну, а затем их ждет в Израиле очень жесткое собеседование с сотрудниками компаний по найму. Все это призвано отсеять любого человека, не подходящего для работы по уходу.
На вопрос о том, что лучше – пригласить гастарбайтера или воспользоваться услугами человека, который уже имеет опыт работы в Израиле, Мазаль говорит, что тут нет однозначного ответа.
– Конечно, делая «заказ» из-за рубежа, вы можете пригласить на работу человека, который вам оптимально подходит – скажем, имеет образование медсестры или медбрата, говорит на определенном языке и т.д. С другой стороны, сегодня нетрудно найти сиделок, отвечающих подобным требованиям и среди тех, кто уже находится в Израиле. К тому же эти люди уже знакомы с местными реалиями и, что немаловажно, могут представить рекомендации о своей работе.
Остается напомнить, что найм гастарбайтера – отнюдь не дешевое удовольствие и вдобавок тяжелая бюрократическая процедура. После оформления всех документов в «Битуах леуми» даже в том случае, когда с учетом состояния пожилого человека удается получить максимальную помощь, она все равно не покрывает всех расходов – ведь согласно закону иностранному работнику положена минимальная зарплата со всеми социальными выплатами, выходным днем и отпуском. Эти расходы ложатся тяжелым бременем на семью, но тут уже, как говорится, ничего не поделаешь.
Важно не забывать, что работающие у наших родителей гастарбайтеры – люди со своими судьбами, чувствами, потребностями, и относиться к ним соответственно. От этого отношения зависит очень многое…
Петр Люкимсон
«Новости недели»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..