среда, 28 августа 2019 г.

Анна Исакова | Изнутри и снаружи. Часть 2.

Анна Исакова | Изнутри и снаружи. Часть 2.

Photo copyright: Palácio do Planalto. Alan Santos/PR. CC BY 2.0

СНАРУЖИ

Израильская крайняя левая считает, что Биби плох для Израиля и мира, в обоих значениях этого слова. То есть, и в международной политике, настроенной на мир на любых условиях. Часть израильской «середины» и часть израильской правой ставит ему победы на внешнем фронте в заслугу. Но крайняя правая, особенно российского извода, им недовольна, поскольку он для неё недостаточно агрессивен. Как же я могу утверждать, что в «анти-Бибистской» коалиции нет большой разницы между правыми и левыми? И всё же могу, учитывая, что история современного Израиля еще очень коротка. Большая часть её драматических событий случилась во время социалистического правления. Немалая часть героев этой истории принадлежала к левому лагерю. То, что битхонистские, т.е. связанные с борьбой за выживание, и антиарабские сентименты были присущи и Даяну, и Голде, и самому Б.Г., и почти всем остальным якобы левым хозяевам страны – хорошо известно. Вчерашняя левая в этом плане была, пожалуй, правее сегодняшней правой. Так что, привязанность сабр и ватиков (давних жителей страны) к этому героическому прошлому понятна. Как и привязанность к легенде справедливого и братского Израиля, будто существовавшего в золотую пору патриотических сентиментов и общей для обеих идеологий истории.
Отметим, что эта легенда еврейского братства независимо от личных амбиций и идеологических различий, в немалой степени заслуга Менахема Бегина, который в отличие от Бен-Гуриона раз за разом готов был пожертвовать возможностью сразиться за правое (в обоих смыслах для него лично) дело, чтобы не привести к внутриизраильскому общественному конфликту. Таким образом вся старая гвардия и немалая часть её потомства ностальгически привязана к ставшему прообразом их Золотого века государственному устройству, которое Биби принялся радикально менять. Что, естественным образом, ставит многое из привычных понятий под сомнение. Как же не хотеть избавиться от зачинщика этой ломки? И какое значение имеет количество шагов вправо или влево, которые готово по иным причинам совершить данное лицо.
Вспомним широко распространенную нелюбовь сегодняшней периферийной России к образу Ельцина. В старые времена жилось, быть может, и голоднее, чем после всех экономических реформ, зато надежнее. Все знали, что можно, чего нельзя, были обеспечены работой до старости и каким-никаким, но бесплатным медобслуживанием. И в наружном мире – если не удавалось догнать и перегнать Америку, то удавалось показать ей кулак, кукиш или еще что-нибудь, а заодно своровать у неё чертежи межконтинентальных ракет. Или ядерной бомбы. Так им, гадам и надо! Туфлёй по столу – это по-нашему. И всё тут.
А израильтян годами приучали к тому, что у нашей страны на международной арене не может быть успехов. Но ощущение лёгкости достижения того, что совершает Биби во внешнем по отношению к Израилю мире, заставляет многих думать, что и тут найти ему замену не так уж сложно. Биби, мол, так нравится европейцам и американцам своей харизмой, безупречным английским и умением говорить и писать красиво, что ТАМ он – звезда телеэкранов и любимец СМИ. Это, мол, и есть причина его успеха. Но найдётся кандидат и с подобными качествами, разве Аба Эвен был хуже?! А Биби явно хочет затмить и его, и самого Бен-Гуриона, нашу гордость! Заставить нас поверить в то, что долгие годы нас просто водили в этом вопросе за нос, да ни за что! «Рак ло Биби!».
Между тем, перечисленные качества Биби, включая харизму, они по большей части не врождённые, а приобретенные сознательным и нелёгким трудом. Он отрабатывал и мимику, и дикцию, и позы. Но всё это было подсобными средствами. Только поначалу Биби пробовал завоевать симпатии европейцев. Позднее он научился делать своё присутствие среди них не только необходимым, но и почётным, и тем самым сумел поставить Израиль в позицию непременного члена различных событий мирового значения. Без Биби и маленького, но ставшего центральным членом мирового сообщества Израиля, теперь почти ничего в мире не происходит. Только речь вовсе не идёт о всеобщей любви мира к Нетаниягу. Скорее, о ненависти к нему левого политического истэблишмента и страхе, не столько перед ним, сколько перед его словами и действиями, за которыми внимательно наблюдают, как простые, так и не очень простые американцы и европейцы. И зачастую делают не слишком лестные для этого истэблишмента выводы.
В 2000 году, уже после моей правительственной эпопеи в роли советника ПМ по интеграции, я отправилась в составе небольшой и не слишком представительной израильской СМИ-делегации в Данию на месячный семинар. Приглашали датчане, заинтересованные в продолжении Осло и в крене израильского общества влево. Поэтому приглашенные должны были быть с креном вправо. Сказать честно, я просто захотела посмотреть Данию изнутри и вблизи. Особо соблазняло то, что семинар должен был проходить на полуострове Фюн, т.е. в андерсеновских местах. В этом своём суждении я не ошиблась. Родись я на этом полуострове, я бы, наверно, тоже писала сказки. Какое место! Крыши домов – одноэтажных, окруженных хозяйственными постройками и яблоневыми садами, представляют собой перевернутые лодки викингов, в частном лесу ходить можно, но нельзя собирать грибы. Но на улице декабрь, и ёлки в этом частном лесу наряжены даже в глубине леса, вокруг них водят хороводы… но, хватит.
Семинар был организован прекрасно, приглашенные лекторы были профессиональны и основательны. Хозяева, учитывая специфику мероприятия, пригласили даже шведского профессора Галтунга – известного миротворца, замирившего Ирландию, а он возьми и сообщи нам, что Осло не просто ошибка, а чудовищная фальсификация самой идеи мирного урегулирования. Да еще остался после лекции и охотно отвечал на вопросы. Правда, вскоре мы остались с ним вдвоём, остальные убежали на экскурсию. И знаменитый Галтунг открыл мне глаза на многие процессы в мире политики замирений. Но большинство семинарских декламаторов были всё же из политически корректного сектора, и среди них – председательница парламента Дании, не помню, как он там у них называется и как звали её саму. Эта дама начала своё выступление со слов: «Ваш Нетаниягу – враг человечества. Его надо убрать! Он – большая опасность для цивилизованной Общей Европы, и даже для США».
Я потребовала у дамы извинения и сообщила, что собираюсь устроить дипломатический скандал. В нашем посланнике в Данию я не была уверена, израильский МИД был сильно накренён тогда влево. Это я знала со времён моего правительственного служения. Но и молчать было невозможно. Как смеет официальный представитель одного государства требовать аннигиляции выборного главы другого государства на общественном собрании?! Это же дипломатический казус! Его просто требуется слегка раздуть… Но, очевидно, мадам донесли, что у меня есть кое-какие связи там и тут, поэтому извинение было принесено при каких-то людях не датского вида, но всё же прилюдно. Где-то у меня завалялся даже снимок торжественного события, ради которого пришлось тащиться аж в Копенгаген.
Решив использовать эту поездку до конца, я зашла в одну из крупных газет и тут же наткнулась на двух палестинцев. Что они там делали – не знаю. Палестинцы были в датском истэблишменте везде, их было много в каких-то научных центрах. Впрочем, возможно, нас специально возили по местам их обилия. Редактор меня принял, но на вопрос, много ли палестинцев работает в газете, и как это влияет на газетную политику, ничего не ответил. Зато на замечание, что в Катастрофу датчане всё-таки спасали евреев, почему же изменилось их отношение? – ответил спокойным тоном: «Мы спасали не их, а себя, и самым грязным образом: просто передали свою проблему шведам, благо лодки были и плыть недалеко. А сейчас я бы и пальцем не ударил. Гитлер о вас правильно говорил и то, что вы творите с палестинцами, не лучше, чем то, что Гитлер делал с вами. Этот ваш Биби – он же фашист!».
Тут уж жаловаться было некому. Разговор происходил в закрытом кабинете, магнитофон я не включила, свидетелей не было. А потом я получила через канадскую приятельницу наставление по какому-то поводу о том, что произносить имя Нетаниягу в позитивном смысле в ЕС, где она тогда работала, не принято. Там о нём говорят или плохо, или ничего. У меня есть много претензии к этому заведению по другим поводам. Из-за ЕС я поссорилась даже с Млечиным (фигурально, разумеется).
Мне и раньше многое в его исторических изысканиях не нравилось, но были и интересные находки. А я «фрик» истории, как таковой, то есть, творящейся вокруг меня в очень неспокойное и несомненно сугубо историческое время моей жизни (середина 20 и начало 21 века), так и во всех временных её толкованиях от древности до наших дней. Это чтиво для меня желаннее любой другой книжной или любой иной информирующей продукции. Дом полон книг по истории, новой и старой, очень старой и еще более старой, фактической и фальсифицированной. И тут слушаю я в ю-тюбе доклад Млечина о Европейском Содружестве (буду писать дальше просто «о Брюсселе», как принято в европейских СМИ) и брови сами взлетают чуть не к макушке.
Нет, я, конечно, понимаю, что критиковать Путина непосредственно стрёмно. Спокойнее говорить хорошо о его противниках. А Брюссель не любит Путина и Путин не любит Брюссель. Но, на мой взгляд, это не повод фальсифицировать историю. Правда, Млечин не историк, а журналист и ведущий программ. Историю ему кто-то пишет. Хорошо бы знать, кто. Хотя бы для того, чтобы обратиться напрямик к этому специалисту и спросить: «Какая историческая школа (кроме советской, у которой Македонский вполне доказательно может свалиться в Индию с луны, обогнув её по эллипсам вокруг «блуждающих планет») утверждает сегодня, что Европа всегда стремилась к единству и аннигиляции её национальных особенностей и интересов, трактуя захватническую деятельность автократичных правителей малых и больших королевств всех европейских времён как извечный порыв к европейскому единству. И как эти примеры должны свидетельствовать в пользу сегодняшнего жесткого и жестокого колонизаторского Брюсселя?
Да, Юлий Цезарь фактически создал Римскую империю в Европе, заодно колонизировав кое-что в Азии, но это очень не нравилось жителям противоположного берега Рейна и тогдашней Англии. Да, Испания мечтала об объединённой под её властью Европе, от неё не отставала еще до-наполеоновская Франция, не говоря уж о разных немецких королях и князьях, боровшихся за звание римского императора. Но как всё это превращается в мечту Европы о собственных Соединённых Штатах? Эти игры в Европейские Штаты всерьёз возникли совсем недавно, после двух кошмарных войн ХХ столетия и имели в виду только экономический союз для скорейшего восстановления европейской экономики…
И тут меня осенило: а, ведь, и вправду Брюсселю удалось колонизировать Европу, чего не достигли кошмарные войны. Но в отличие от тех же римлян, Брюссель зачем-то потребовал нивелировать национальные культуры очень разных в этом плане стран вплоть до запрета на местные денежные знаки и принудить страны с долгой и сверкающей свершениями истории стать послушными последователями некой анархо-социалистической теории о мировом братстве, оказавшейся на деле не объединением, а захватом Европы без единого выстрела. И в этом автократическом синдикате, отличившемся даже в вопросах выбора европейских президентов на основе захвата финансовой базы избирающих этих президентов народов, не любят Нетаниягу. Есть за что.
В отличие от других глав повязанных Брюсселем государств, «нашенький» как-то ухитряется не ссориться до конца с этой захватнической и абсолютистской организацией, как то не сумела сделать Англия с её трагическим брекзитом, оставаясь националистом и приверженцем истинно свободной мировой экономики! Вы думаете, с этим может справиться любой?
Возьмём для примера Абу Эвена, легендарного главу МИДа Израиля. Он был умён и речист, с оксфордским английским и вышесветским воспитанием. Он был прекрасно образован в старом европейском стиле, но прорваться силой в первый ряд французского «марша мира», несмотря на просьбу французского президента там даже не показываться, он бы не только не смог, но и не захотел. Именно из-за всех своих замечательных качеств. Напомню: марш был назначен в противостояние арабскому террору во Франции, направленному в основном на французских евреев и всех противостоящих арабизации Европы европейцев. Нетаниягу, как я уже писала, просили в марше не участвовать, чтобы не злить арабов. Зато Абу Мазена пригласили. И бывший глава нашего «Натива», Кедми, еще спрашивал у интервьюеров радио «Свободы», зачем Биби приехал вопреки запрету и прорвался в первый ряд к французскому президенту? Зачем, мол, он это сделал, и что дало ему или Израилю это постыдное шествие непрошенным гостем рядом с французским президентом, да еще неподалеку от с Абу Мазена?! А то, Яша, что без представителя Израиля такое шествие не имело права состояться.
К обиженной мине, как единственному протесту против манкирования Израилем на международной арене, приучил нас дипломат из 19 века, наш легендарный Аба Эвен. А напряженное лицо Биби рядом с растерянной физиономией французского президента сказало миру громкое «стоп!». Больше манкировать Израилем не позволим! И не манкируют. Нравится им это или нет, а научились приглашать нас на все важные встречи. И стал Израиль тем международным камнем преткновения по вопросам арабской экспансии, с которым все вынуждены считаться.
Опять же – международные отношения и мировая дипломатия требуют понимания, что можно, а что нельзя делать в этом ареале. Вот, поставить французского президента в такую позицию, при которой он посрамлён, но остаётся без возможности ответить на унижение, – одно. А посадить турецкого посла на низкий стульчик в наказание за плохое поведение его президента – другое. Это – обыкновенная невоспитанность, незнание международного дипломатического кодекса, просто провинциальность и даже местечковость. А поскольку я знаю лично послушный характер посланца МИДа, которым тогда командовал Либерман, и знаю автократичность главы НДИ, мимо глаз которого в его партии и в его министерствах не только комар не пролетит, но и блоха не проскачет, как и то, что посланец был либермановским номинантом, полагаю, что этот дипломатический конфуз, стоивший Израилю и извинения в неподходящий момент, и других неприятностей, несомненно, был санкционирован не дипломатичным МИДом, а непосредственно его главой.
Представить же себе кого-то из нынешних претендентов на место Нетаниягу в роли Талейрана, Меттерниха или даже Пальмерстона невозможно. А вот он сам несомненно войдёт в будущие книги по истории и дипломатии, поскольку именно ему, первому из даже не пытавшихся это сделать глав нашего государства и его министров иностранных дел, удалось поставить Израиль в первый ряд государств, с которыми мир должен, а порой вынужден считаться. В его заслуги входит и медленно-неуклюжий, но уже замеченный израильскими журналистами поворот израильских и не только израильских арабов в сторону, если не признания Израиля, то нежелания с ним ссориться. Или даже желания и согласия тайно сотрудничать.
Как сказала мне еще сравнительно молодая арабка из Ум-эль Фахема – «для нас сейчас главное не попасться на глаза хамасовцам, чтобы не заставили за них подыхать, и не позволить Израилю выселить нас в Автономию. Этого мы боимся еще больше. А Израиль пусть себе живёт, нам при нём живётся неплохо». Она не единственная, от кого я слышала такое. Много раз слышала. Слышала еще и до начала арафатовского бардака, когда мы ездили в Хеврон за стеклом, там были прекрасные стеклодувы, и в Рамаллу за шашлыками. Хорошие были шашлыки. И арабы были сдержаны, а порой и безразличны к антиизраильской агитации.
Еще лет десять-пятнадцать назад арабский базар в Старом городе Иерусалима был сравнительно безопасным развлечением. Там продавцы мне уже тогда жаловались на хамасовских живодёров, заставляющих их и их молодёжь нападать на евреев. Один старый приятель-араб-антиквар даже уверял меня, что палестинским и местным мальчишкам платят по динару за брошенный камень. И по два динара за десять «хорошо» брошенных камней.
Идиллии, конечно, тут не было, но не было и этого нынешнего кошмара, спонсируемого Ираном. А ведь мы были с Ираном шаха в хороших отношениях. Я сама была личным врачом шофёра гимнаста иранского шаха. За его хозяинам-гимнастом присматривал начальник отделения. Теперь мы враги не на жизнь, а на смерть. Ну, а проблемы нынешнего Ирана с США и даже с Брюсселем, тоже заслуга Нетаниягу. Так что и снаружи с моей точки зрения – «только Биби!». Пока не появится доказавший свои дипломатические способности какой-нибудь новый наш маккиавели. Впрочем, понимающие дело «антибибисты» с этим, пожалуй, даже не спорят.

1 комментарий:

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..