четверг, 22 октября 2020 г.

Как опросы скрывают лидерство Трампа

 

Как опросы скрывают лидерство Трампа

Ведущие социологические службы не исправили свои ошибки, допущенные в 2016 году. Более надежные методы в подавляющем большинстве предвещают победу на предстоящих президентских выборах Трампу.

Photo copyright: Anthony Crider. CC BY 2.0

23 октября 2016 года Эй-би-си ньюс запустила опрос-отслеживание, сразу дав Хиллари Клинтон преимущество в 12 пунктов. Эй-би-си ньюс отметила, что такой отрыв означает «широкое неодобрение» Дональда Трампа. Примерно в то же время The Associated Press и компания GFK провели свой опрос, отдав Клинтон преимущество в 13 процентов. USA Today и Saffolk показали, что ее отрыв составляет 10 процентов. То же самое спрогнозировала CNBC. Конечно, в то время проводились и другие опросы, которые отдавали Клинтон преимущество в 2-7 процента. Но были и два исключения из общего правила. IBD/TIPP отдавали Трампу преимущество в 2 процента, а опрос-отслеживание Los Angeles Times и USC показывал его отрыв в 4 процента.

Усредненные данные РиалКлирПолитикс (RealClearPolitics) до конца указывали на лидерство Клинтон, а окончательное ее преимущество, по данным этой службы, составило 3,2 процента. Самыми примечательными в 2016 году можно назвать опросы штатов, которые отдавали Клинтон решающее преимущество в колеблющихся штатах. Модели с различными наборами данных оценивали шансы Хиллари Клинтон занять Белый дом в 71-93 процента.

Объясняя случившееся в 2016 году, Том Маккарти (Tom McCarthy) написал в прошлом месяце на страницах The Guardian: «Некоторые опросы в ключевых штатах в 2016 году не проводились, но общенациональные опросы в совокупности правильно спрогнозировали результат, показав в конце отрыв Клинтон в 3 процента. По голосам избирателей она опередила соперника на два пункта, однако проиграла по голосам коллегии выборщиков». Такое представление об общенациональных опросах общественного мнения вводит в заблуждение. Если не считать вечную белую ворону (опрос-отслеживание Los Angeles Times и USC), которые последовательно (и не совсем верно) указывали на лидерство Трампа, и если исключить почти 900 тысяч дополнительных голосов, отданных Калифорнией за Клинтон (такой исход в опросах никто не предсказывал и даже речи о нем не вел), то получается, что общенациональные опросы по колеблющимся штатам дали не очень верный результат. А именно, общенациональные опросы ошибались по неверным причинам. Столь вопиющее недопонимание вызывает вопрос о том, научились ли чему-нибудь после 2016 года ведущие службы опросов и их читатели.

Две службы, которые в 2016 году дали верные оценки, сегодня считают, что ведущие опросные организации снова ошибаются. Они полагают, что выборы будут напряженные, однако дают прогноз о том, что Трамп по голосам выборщиков одержит верх. Патрик Башем (Patrick Basham) из Института демократии в 2016 году предсказал победу Трампу, а также верно спрогнозировал результат референдума по Брекситу. В своем последнем опросе за 2020 год Башем предсказывает легкую победу Трампу по голосам коллегии выборщиков и говорит, что все колеблющиеся штаты в итоге будут за Трампа. Роберт Кахали (Robert Cahaly) из «Трафальгар Груп» (Trafalgar Group) в своих опросах в 2016 году точно предсказал количество выборщиков, которые отдадут голоса за Трампа. Сейчас Кахали предсказывает, что большинство колеблющихся штатов будут за Трампа, и что количество голосов выборщиков составит чуть больше 270.

Эти опросные организации пытаются решить проблему, носящую название социально приемлемое смещение. Социально приемлемое смещение — это когда респондент дает ответ на вопрос, основываясь на том, что он считает социально приемлемым, но не излагает свое истинное мнение по теме. Было отмечено следующее обстоятельство. Когда респонденты ощущали, что опрос действительно анонимный, они чаще отдавали предпочтение Трампу. Это были опросы, в которых использовалась автоматизированная интерактивная голосовая система, без живого интервьюера.

Кахали считает, что сейчас социально приемлемое смещение превалирует еще больше, чем в 2016 году. Людей, которых в 2016 году называли недостойными, сейчас называют расистами и сторонниками превосходства белой расы. Различные группы людей, например, белые женщины из пригородов, особенно болезненно относятся к подобного рода оскорблениям. Часть из них дает опросным организациям социально приемлемые ответы, даже если у них другое мнение. Такая особенность вряд ли изменит отношение к победителю той или иной демографической группы, скажем, белых женщин из предместий или чернокожих из рабочего класса. Но она может оказаться очень важной, если разрыв между кандидатами будет небольшой.

Роберт Барнс (Robert Barnes) — судебный адвокат, у которого немало известных клиентов, начиная с Уэсли Снайпса и кончая политическими активистами Ральфом Нейдером (Ralph Nader) и Алексом Джонсом (Alex Jones). А еще он самый влиятельный и обстоятельных критик опросов общественного мнения. Он готовился к этой роли, делая ставки против опросов, когда считал их ошибочными. В 2016 году издание The Times of London сообщило, что Барнс «в совокупности выиграл 470 тысяч евро, сделав ставку на Трампа в Лондоне и Дублине».

Барнс утверждает, что с опросами есть множество проблем. Очень важный момент заключается в том, что организаторам опросов трудно задавать вопросы белым из рабочего класса, чернокожим и латиноамериканцам. Трудностей возникает еще больше, когда опросные организации пытаются получить репрезентативные выборки в сельской местности. Барнс привел пример округа Грин в Пенсильвании, где The New York Times недавно провела свой опрос. Он показал, что соотношение голосов за Байдена будет 2 к 1. (Это округ, где Байден может проиграть 3 к 1.) В 2016 году округ Грин отдал предпочтение Трампу с соотношением голосов 62 к 36 процентам. В округе сильны профсоюзы, и работает много сталелитейных заводов. Чтобы поверить данным опросов, придется исходить из того, что белые рабочие этих предприятий из сельской местности вдруг массово настроились против президента, хотя тот ввел пошлину на сталь в размере 25 процентов и всей своей деятельностью олицетворяет их ценности и озабоченности.

Барнс заявляет: «Сейчас опросы общественного мнения — это в большей степени искусство, чем наука, и все артисты бесталанные». Ты плохой исследователь общественного мнения, если не знаешь демографию, культуру и политическую историю той области, где пытаешься провести опрос. «Мало кто из исследователей общественного мнения назовет вам разницу между голосованием поляков в Питтсбурге, итальянцев в южной Филадельфии, англикан-протестантов основного толка в Монтгомери, потомков валлийских угольщиков в городе Уилкс-Барре и большого количества сельскохозяйственных рабочих, разбросанных по всему штату. А разница большая, потому что есть различия между угольной промышленностью в глубинке, старым производством и сельскохозяйственным обществом».

Барнс также считает, что на этих выборах будут острые классовые противоречия. И когда они проявятся, опросы будут очень сильно ошибаться. Самый драматический пример выборов такого рода имел место в 1948 году, когда президент Трумэн одержал убедительную победу над Томасом Дьюи (Thomas Dewey), хотя все опросы предсказывали прямо противоположный результат. Когда политические предпочтения женщин из высшего общества, которые с большей долей вероятности ответят на телефонный звонок и заполнят опросный лист, отличаются от предпочтений мужчин из рабочего класса, вы в беде. Одна из самых больших проблем социологических опросов состоит в том, что 98 процентов не соглашаются в них участвовать. Трудно получить репрезентативные выборки из группы, когда на вопросы отвечает так мало людей.

По мнению Барнса, есть более точный индикатор направления движения выборов типа тех, которые предстоят нам в ближайшее время. Надо «искать разногласия внутри находящейся у власти партии, которые измеряются долей голосов на праймериз», говорит он. Или определять, насколько харизматичен оппозиционный кандидат. Начинал ли действующий президент какие-нибудь войны? Каков «базовый коэффициент участия у групп избирателей, которые традиционно не склонны голосовать»? Каков ответ на вопрос: «Вам лучше живется сейчас или четыре года назад»? Каковы тенденции регистрации избирателей в четырехлетний период между выборами в ключевых штатах? Каковы отличия в тенденциях по регистрации избирателей за шесть месяцев до выборов в колеблющихся штатах? Ответы на эти вопросы, а также на некоторые другие, которые учитывает Барнс, указывают на победу Трампа в этом году.

А еще есть Основная модель профессора Гельмута Норпота (Helmut Norpoth), работающего в Университете Стони Брук. Он предсказал победителя на 25 из 27 выборов, допустив ошибку в 1960 году, когда мертвецы голосовали за Кеннеди в Иллинойсе, и в 2000 году, когда выборы закончились пересчетом по решению Верховного суда. «Эта статистическая модель основана на президентских праймериз, и кроме того, на избирательном цикле, которые являются прогностическими параметрами голосования на всеобщих выборах». В пяти случаях, когда модель Норпота давала результат, отличный от прогнозов по опросам, она побеждала со счетом 5:0. В этом году модель Норпота предсказывает Трампу убедительную победу в ноябре по голосам коллегии выборщиков.

Томас Дьюи, который в 1948 году был уверен в своей победе, ограничивался пустыми банальностями типа: «Вы знаете, что ваше будущее перед вами». Теперь аналогичную тактику использует Джо Байден, который не хочет раскачивать лодку в последние недели перед выборами. Он надеется сыграть на удержание счета.

«Они не хотят ничего ломать в последние три недели, — сказал один демократический стратег. — Если бы выборы состоялись сегодня, они бы победили. Они это знают, и что еще важнее, это знает Трамп. Попросту говоря, они побеждают. И им ничего делать не нужно. Им нужно просто укрепить поддержку и сыграть свою игру».

Даже те немногие социологические службы, которые считают президента Трампа фаворитом, признают, что выборы будут напряженные, без явного лидера. Байден определенно может победить. Но показательно то, что вышеупомянутый демократический стратег посчитал свои заявления слишком рискованными и попросил не называть его имя. Что если мы стали свидетелями одного из самых серьезных политических ляпов в истории?

Поживем-увидим. Будущее все еще перед нами.

Наполеон Линартатос (Napoleon Linarthatos)
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..