четверг, 22 октября 2020 г.

Трагедия в журнале “Нью-Йоркер”

 

Трагедия в журнале “Нью-Йоркер”

NY Post совершил подвиг, посягнув на самое святое, что у нас есть – на Джо Байдена, и опубликовав избранные места из переписки Энгельса с Каутским Хантера Байдена, из которой неожиданно выяснилось, что почти все, что нам рассказали в прошлом году во время импичмента Трампа оказалось правдой – не та часть, где Трамп препятствовал правосудию или использовал служебное в личных целях, а та, где говорилось, что Бурисма и Байден – близнецы-братья. Собственно, это все знали уже тогда, но ФБР по своей привычке скромно молчало, а СМИ кричали, что Трамп пытается расправиться со своим возможным политическим противником на предстоящих выборах.

А в это время владелец маленькой компьютерной мастерской уже, как выяснилось, разлил свое масло отнес три лэптопа, которые у него для ремонта оставил Хантер Байден, в ФБР, потому что большой любитель кокаина и пpocтитyтoк Хантер, видимо, вообще о них забыл и не пришел их забрать в положенные по законам штата Делавер три месяца. Возможный спаситель американского человечества от социалистической заразы (это я про Камалу), будучи законопослушным гражданином, ненадолго задумался, что же ему делать с хантеровским добром, но, случайно обнаружив на этих лэптопах подозрительную, на его взгляд, информацию, полностью опровергающую пламенные речи Адама Шифа во время импичмента, решил отдать все от греха подальше в ФБР, правда, к счастью, помня заветы Трампа о Вашингтонском болоте, заодно скопировал содержание этих компьютеров в более надежное место. Прошли долгие годы месяцы, ФБР в несвойственной для себя манере как воды в рот набрало, и слегка занервничавший компьютерщик не выдержал и связался с бывшим мэром Нью-Йорка, а ныне одним из адвокатов Трампа Руди Джулиани и сказал, что у него есть для Трампа небольшой “октябрьский сюрприз”. Руди долго уговаривать не пришлось, и он, получив в конце сентября переписку Хантера, довольно быстро, в отличие от ФБР, убедился, что там есть много интересного, и связался с NY Post, в недры которого случайно пробрались порядочные журналисты, тут же напечатавшие эпистолярные подробности того, как Хантер размахивал перед Бурисмой именем Джо и получил за встречу руководства Бурисмы с Джо несколько миллионов долларов, а Джо, как хороший отец, потребовал уволить генерального украинского прокурора Шохина, засунувшего свой нос в Бурисму, пригрозив не заплатить Украине миллиард долларов.

Фейсбук и твитер схватились за свои либеральные головы и тут же бросились удалять все посты, которые упоминали статью в NY Post. Народ почувствовал неладное и спросил у твитера, что такого страшного в перепосте заметки из газеты с многомиллионным тиражом, основанной еще в 1801 году Александром Гамильтоном, еще не погибшего к тому времени на дуэли от руки другого вице-президента. Твитер тут же объяснил, что эта статья грубо нарушает только что им придуманные правила, по которым хакнутые емэйлы перепечатывать нельзя. Народ забурлил, всем стало интересно, что же такое напечатал NY Post, статью перепечатали многие, в том числе и одна из сенатских комиссий разместила ее у себя на сайте, поставив твитер в слегка неудобное положение, потому что блокировать правительственные сайты он не имеет права, но внезапная “ошибка программистов” позволила ему на некоторое время обойти и это правило, правда, потом пришлось извиняться. В результате сработал “эффект Стрейзанд”, и о семейке Байденов заговорили все. Washington Post и NY Times занялись тяжелой работой отмывания Байдена от нахлынувших воспоминаний, Адам Шиф прибежал к ним на помощь, заявив, что у статьи из NY Post четко видны российские дезинформационные корни, но версия Шифа просуществовала не очень долго, потому что главный американский разведчик, начальник офиса внутренней разведки Джон Ратклиф заявил, что никакого русского следа в публикации этих материалов не обнаружено.

На этом беды Байдена не кончились, потому что одному из товарищей Хантера по сомнительным операциям, Бивану Куни (Bevan Cooney), не повезло с родственниками, среди которых не оказалось ни одного вице-президента, и он, отбывая заслуженное наказание в местах не столь отдаленных, внезапно перешел на сторону добра, возможно, ожидая взамен снижения срока тюремного заключения, и связался с парой консервативных журналистов, которым подарил 26 с чем-то тысяч емэйлов. Прочитав эти емэйлы, журналисты сначала ненадолго лишились дара речи, а потом засучили рукава и принялись за работу, потому что в этих емэйлах подробно рассказывалось о делишках Хантера, а заодно и Джо, в Украине, Китае, Казахстане и России, и довольно красочно рассказывалось о том, как Хантер и Ко активно помогали “первой московской леди”, если ее, конечно, можно так назвать, Елене Батуриной, спасать кровные лужковские денежки от жестоких американских санкций, для чего одному из товарищей Хантера, Дэвиду Арчеру, которому тоже не повезло с родственниками и его тоже признали виновным, но судья пока еще не огласил приговор со сроком, даже порекомендовали, подобно бравому солдату Швейку, удовлетворить все прихоти московской леди, если они у нее вдруг возникнут.

Пока опубликованы далеко не все емэйлы, поэтому о некоторых казахских и китайских подвигах еще неизвестно, но опубликованные материалы уже приобретают довольно зловещий оттенок, и избирательная кампания Байдена на всякий случай решила до четверга, когда должны состояться очередные президентские дебаты, отправиться на заслуженный отдых. Правда, тень отца Байдена то тут, то там возникает, и в воскресенье отважные журналисты спросили у Джо, выходящего из заведения, продающего мороженое, какое мороженое ему нравится больше всего. Журналисты, возможно, были слегка напуганы тем, как Джо наорал на журналиста из CBS, осмелившегося спросить Байдена насчет публикации в NY Post.

Тем временем Стив Скали (Steve Scully), который перед прошлыми, правда, отмененными дебатами рассказал, что его твитерный эккаунт нехорошие люди взломали и задали вопрос Скарамучи, после недели мучительных терзаний все-таки сознался, что никто его эккаунт не ломал, после чего его, чтобы продемонстрировать всем принципиальную позицию, на всякий случай “на неопределенное время” отстранили от эфира. Разумеется, что через 2-3 недели, когда все об этом забудут, неопределенное время закончится и Стив благополучно в эфир вернется.

На прошлой неделе состоялись слушания в юридической сенатской комиссии – обсуждали кандидатуру Эми Барет на пост Верховного Судьи, и обсуждение это закончилось со счетом 20:0 в пользу Эми, потому что она оказалась умнее сразу всех сенаторов, читавших по бумажке по слогам вопросы, на которые она отвечала легко и непринужденно, сыпя по памяти цифрами и законами в ответ на беспомощные наезды демократов. Некоторые из демократов увлеклись самолюбованием и забыли задать ей свои вопросы, а Мэйзи Хироно, особенно одаренная девушка преклонного возраста из штата Гавайи, решила спросить, не насиловала ли кого-нибудь Эми. Ответ сенаторшу, похоже, немного разочаровал, а демократы из комиссии нашли какую-то очередную закорючку в сложных сенатских законах и перенесли голосование внутри комиссии на неделю, поэтому 22 октября должно состояться голосование по кандидатуре Эми в сенатской комиссии, а 23 ее кандидатура должна быть утверждена в Сенате.

Тем временем Линдзи Грэм, глава сенатской юридической комиссии, искренне возмутившись поведением твитера и фейсбука, решил сегодня, во вторник, проголосовать за вызов с повесткой на заседание комиссии CEO Твитера, чтобы он объяснил свое неспортивное поведение в отношении NY Post, но потом, похоже, неожиданно передумал, потому что анонимные источники, знакомые, как водится, с ходом мыслей Линдзи, сказали, что он сделает это “как-нибудь потом”, из-за чего обрадовавшиеся было граждане поняли, что их опять, как это принято в Вашингтоне, обманули.

Пока все с большим интересом наблюдают за емэйлами Хантера Байдена, в издании “New Yorker” развернулась ужасная трагедия, о которой даже неудобно писать. Один из журналистов этого издания, Джефри Тубин (Jeffrey Toobin) немного опростоволосился во время Zoom-видеоконференции со своими коллегами, потому что умудрился продемонстрировать им некоторые свои части, которые обычно во время рабочих звонков не демонстрируют. Он попытался оправдаться, заявив, что штаны он снял, потому что думал, что видеозвонок, на котором, кстати, журналисты New Yorker решили поиграться в разные сценарии итогов выборов, и Тубин должен был изображать судей, уже закончился, но потом обнаружилось, что он не только снял штаны, но и решил перед камерой слегка скрасить свое сидение взаперти из-за коронавируса. Народная молва тут же обозвала Тубина Toob-Out, и даже CNN, где он иногда появлялся, сообщило, что Джефри “по личным причинам” пока от эфиров CNN решил отказаться. Кличка Toob-Out продержалась недолго, потому что ее заменила гораздо более емкая в своей гениальности #MeToobin.

Доктору Фаучи досталось на орехи от Трампа, разъезжающего сейчас по всей стране с предвыборными ралли. Трамп сказал, что доктор Фаучи говорил, что на ТВ он ни ногой, а сам появился в воскресенье в передаче “60 минут”, и если бы его администрация следовала советам этого псевдо-доктора, то от коронавируса умерло бы не 200 тысяч человек, а как минимум 800 тысяч, и, добавил Трамп, Фаучи совершенно не умеет кидать бейсбольный мяч. Перед началом бейсбольных матчей иногда приглашенные звезды делают “первый питч”, и Фаучи был такой “приглашенной звездой” перед матчем Washington Nationals. Трамп, посмотрев этот памятный бросок, сказал, что это – худший первый питч в истории бейсбола, и для убедительности разместил у себя в твитере видео, где сам Трамп, до того, как он стал Президентом, под восторженный рев нью-йоркских зрителей, еще не догадывавшихся, что через несколько лет их будет тошнить от слова “Трамп”, прекрасно кинул бейсбольный мяч, попав прямо в перчатку ловящего.

Михаил Герштейн
Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..