четверг, 22 октября 2020 г.

В бой идут одни старики

 

В бой идут одни старики

Photo copyright: Anthony Crider. CC BY 2.0

МЫ ВЫБИРАЕМ, НАС ВЫБИРАЮТ

Когда мы были молодыми, мы часто в кухонных разговорах любили блеснуть цитатой из Галича. Особенно нам полюбилось его знаменитое стихотворение «Говномер». Привожу завершающие строчки этого стихотворения:

Не всё напрасно в этом мире,
Хотя и грош ему цена!
Не всё напрасно в этом мире,
Покуда существуют гири
И виден уровень говна!

Предстоящие нам в ноябре выборы как раз и являются этими «гирями», с помощью которых в обществе измеряется уровень этой самой малоаппетитной субстанции. Что вообще-то понятно, но, как говорил тот же Галич, всегда интересны подробности, те мелочи, за которыми всегда и прячется нечистая сила. Исследованием оных мы сейчас и займёмся.

Для всякого вменяемого человека, читающего русскоязычную прессу, собственно, никаких сомнений быть не может: Трамп – наш президент, Трамп героически отстаивает милый нашему сердцу капитализм в стране, ставшей нашей второй родиной, а все, кто против Трампа – за трижды нами проклятый социализм, и «нам туда не надо». И хотя я обеими руками готов подписаться под этой формулой, всё же человек так устроен, что за чеканными формулировками ему всегда видится маленький червячок сомнения, политика подобно вирусу играет с нами в прятки, каждый с остервенением тянет одеяло на себя, и отделение «мух от котлет» – задача отнюдь не тривиальная.

В самом деле, мне посчастливилось попасть в эту страну более тридцати лет назад, быть свидетелем того, как приходили и уходили президенты, как надувались и с треском лопались финансовые пузыри, люди теряли работу, потом находили новую, на Капитолийском холме отдохнувшие, загорелые законодатели с аккуратными проборами и серьёзными лицами обсуждали проблему синенького платья, газеты и телевидение сочиняли и с вожделением тут же обсасывали сочинённые ими сплетни, наши бравые ребята в военной форме по всему миру разносили ценности демократии, а мы все с удовольствием и трудно скрываемым злорадством наблюдали, как, припахивая кровью и гнильцой, расползается по швам великая империя Зла. В какой-то момент, как бы в отместку за наше благодушие и расхлябанность, на наши головы рухнули башни-близнецы. И… ничего не произошло. Корабль «американской мечты» лишь вздрогнул, покачнулся слегка, наши прославленные marines и navy seals поотрывали головы, кому следует, и жизнь опять покатилась по привычным рельсам: люди по-прежнему ходили на работу, по вечерам напивались в бесчисленных барах и ресторанах, рожали и воспитывали детей, молодёжь баловалась травкой и экспериментировала в области секса, полиция худо-бедно гонялась за бандитами, террористами и нелегалами, а демократы и республиканцы, притворно улыбаясь, снисходительно покусывали друг друга при делёжке государственного пирога. Жизнь представлялась надёжной, спокойной и устоявшейся, как бабушкино вязанье. Казалось, ничто не способно было поколебать нашей уверенности в завтрашнем дне. И вдруг всё в одночасье рухнуло. Как будто какой-то пьяный псих на полном ходу сорвал стоп-кран скорого поезда и все его пассажиры покатились со своих насиженных мест. В стране произошёл неслыханный надлом, которого не случалось со времён Гражданской войны. Вследствие чего партийная принадлежность из чего-то рыхлого, необязательного и неопределённого превратилась в нечто, напоминающее линию фронта. И причиной этого надлома стал не кто иной, как президент Трамп. Феномен Трампа настолько удивителен, что он относится скорее к области психологии или даже психиатрии, чем к политике. Ненависть общества, сфокусированная на одном этом человеке, превзошла все мыслимые и немыслимые пределы и этот факт сам по себе достоин внимательного изучения. Одно только высмеивание его внешности, его манеры говорить и писать, его частной жизни, в сочетании с готовностью вешать на него всех собак за его работу в Белом доме, кажется, перешло уже все пределы приличия по отношению к любому частному человеку, не говоря уже о президенте. Совершенно не имеют значения ни его партийная принадлежность, ни какие-либо достижения на занимаемом им посту. Происходящее в стране всё больше напоминает семейный скандал, когда супруг пытается привести закатившей истерику жене разумные доводы в свою пользу, в то время как она не может переносить даже звука его голоса. Чем же Трамп так насолил этой стране, что самая продвинутая, самая образованная часть американского общества предала его анафеме? Ответить на этот вопрос не так просто, поскольку американское общество представляет собой некое подобие многослойного пирога, в котором каждый слой имеет и, соответственно, отстаивает свои интересы. Тем важнее выделить в этом калейдоскопе мэйнстрим, то есть главное направление, не упустив при этом направления второстепенные, но, тем не менее, существенные.

РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ: ВЕРХИ НЕ ХОТЯТ, А НИЗЫ ХОТЯТ, НО НЕ МОГУТ

Америка при Трампе столкнулась с классической формулой революционной ситуации, но вывернутой наизнанку. Приход Трампа в Белый дом действительно означал революцию, но не в привычном нам смысле, а в смысле полного разрыва со сложившимися политическими традициями Америки за более чем две сотни лет существования этого государства. И даже Гражданская война, формально разделившая США на две враждующие стороны, этих традиций не поколебала. В этом смысле Америка – страна глубоко консервативная, абсолютно не приемлющая никаких экспериментов в своей политической структуре. Америку можно даже назвать страной принципиально контрреволюционной, её исторический путь – это всегда – эволюция. Американцы сделали выводы из своей Гражданской войны, которая, по сути, кончилась ничем, кроме 600 тысяч потерянных жизней. Поэтому строгое соблюдение традиций – это принципиальный, строго соблюдаемый мэйнстрим американского общества.

В самом деле, по каким критериям до прихода Трампа в стране выбирались президенты? Это всегда был умудрённый опытом джентльмен старого, английского покроя, из хорошей семьи и сам безупречный семьянин, как правило, протестант и прихожанин церкви, юрист по образованию, хорошо владеющий ораторским искусством, позволяющим ему на хорошем английском языке излагать вполне традиционные формулы, не раздражающие уха слушателя, особо не заморачиваясь при этом глубиной содержания. От него не требовалось каких-либо выдающихся способностей, но дипломы Йеля или Гарварда считались обязательными, как боевая раскраска дикаря. На этот пост вне зависимости от партийной принадлежности обычно приходили губернаторы штатов или, реже, люди из Сената. Никаких исключений из этого правила не предполагалось. И хотя интересы бизнеса всегда играли живейшую роль в формировании политики государства, человек из мира бизнеса не мог напрямую претендовать на этот пост. Такого не могло быть просто потому, что этого не могло быть никогда. Вообще, сравнивая историю Европы и США, поражаешься, насколько американская история, за исключением периода Гражданской войны, скучнее европейской. Буквально не за что зацепиться. В Европе – бесконечные войны и революции с тысячами жертв, яркие, харизматичные лидеры, в США, даже во время обеих мировых войн, ничего похожего, сплошная подковёрная партийная грызня из-за налогов, склоки между отдельными ветвями власти, подкуп избирателей и депутатов, причём нравы отнюдь не вегетарианские, но в итоге – никаких тебе революций, политика – всегда результат некоего баланса сил, консенсуса. В Конституции за всю(!) историю страны – всего 27 поправок. В этих условиях от личностных качеств президента вообще мало что зависит. Мы уже упоминали о критериях, предъявляемых к кандидатам на пост президента. Всего дважды за всю историю США на этот пост выбирали военных, оба раза после войн. Гранта – после Гражданской войны и Эйзенхауэра – после Второй мировой. Оба их президентства оказались довольно бесцветными. Во второй половине XX века возник спрос на молодость и критерий происхождения был как бы задвинут на второй план. Страна полюбила юного Ланселота – Джона Кеннеди из семьи бывших бутлегеров и Клинтона, также не могущего похвастать благородным происхождением, поначалу стыдливо прикрыв глаза на их сексуальные шалости. Как известно, ничего хорошего из этого не вышло: Кеннеди убили, а Клинтона едва не прогнали с позором за ложь под присягой. Но всё это были мелочи, главное же оставалось незыблемым – человеку из мира бизнеса дорога в Белый дом была заказана. Даже Рейган, вызвавший немалое раздражение элиты своими экспериментами в области экономики, всё-таки ещё оставался внутри приемлемых для неё рамок. Ну а уж Обама был и вовсе душкой, такой отмазкой за всё наше гнусное рабовладельческое прошлое, поющей как соловей в душную летнюю ночь. И вполне естественно, что на этом благостном фоне всякие гнусные намёки на его, мягко говоря, не вполне «царское» происхождение были тихо спущены в канализацию.

Таким был жёсткий политический каркас страны до прихода в Белый дом Трампа. На сей раз пост президента неожиданно достался человеку, вышедшему из чуждого американскому политическому истеблишменту мира бизнеса. Причём человеку с весьма подозрительной и непрозрачной бизнес-историей, наполненной серией весьма сомнительных банкротств. В Овальный кабинет пришёл какой-то непонятный, грубый мужлан, строительный подрядчик, изъясняющийся в своих бесконечных, дурацких твитах на примитивном языке проголосовавших за него реднеков, не склонный к выслушиванию советов своих сотрудников, капризный и хвастливый самодур, тасующий свой персонал как колоду карт, тайный агент Кремля, обозвавший почтенную бабушку Ангелу дурой, да ещё и самое страшное – обещающий осушить вашингтонское политическое болото, погрязшее в коррупции и кумовстве. И болото не осталось в долгу, даже можно сказать сработало на опережение. Сразу буквально вся страна встала на дыбы. Ни на кого не произвело впечатления то, что этот болтун и самодур обладает острым политическим чутьём, что он впервые ставит и решает самые болезненные вопросы, которые усилиями предыдущих администраций откладывались в долгий ящик и постепенно превратились в путы, препятствующие движению страны в будущее. Но вместо признания этого факта самые влиятельные члены Республиканской партии, её старая гвардия, гурьбой повалили из неё. С демократами вообще сделалась истерика. Всем стало ясно: Трамп – исчадие ада и в борьбе с ним любые средства хороши. Не имеют никакого значения его достижения на занимаемом посту и то, какую пользу принесут они американскому народу. Их надо оболгать, замолчать, исказить и вообще замести под ковёр. Долой! Нам такой хоккей не нужен. Тотальная война, огонь по всем фронтам. Трамп – «No Pasaran!».

Но в этом эпохальном противостоянии общества и президента особняком стоит население срединных штатов, наиболее пострадавшее от политики глобализации, проводившейся предыдущими администрациями. Голоса этих людей привели Трампа в Белый дом и, возможно, снова окажут решающее влияние на исход выборов в ноябре. Означает ли это победу Трампа в его конфликте с подавляющим большинством американской элиты? События этого года подсказывают нам, что скорее всего, нет. В наше время главным фактором, определяющим внутреннюю политику в США, являются не столько голоса избирателей, сколько деньги, а они находятся в руках противников Трампа. Так что победа Трампа на предстоящих выборах важна, но отнюдь не является гарантией его будущих успехов в ближайшие четыре года.

ДОРОГУ МОЛОДЫМ

Тем временем, обнаружив, что старое поколение политического истэблишмента готово пойти на самые крайние меры, чтобы смести с дороги ненавистного Трампа, молодёжь также увидела для себя возможность продвинуть политическую повестку, которая в нормальное время не имела бы больших шансов на выживание. Тут уж немедленно зашевелились и ринулись им на помощь не вполне вменяемые «властители дум», невероятно размножившиеся в смутное время, подобно блохам на шкуре собаки, если её долго не мыть. Здесь сразу обозначились два главных направления – социализм и «белая хрупкость». С первым всё ясно, а вот представители второго начали настойчиво рекомендовать белым людям признать свою неизгладимую вину перед чёрными согражданами за три века рабства и на этом основании, распростёршись во прахе земном, целовать им ноги, что вызвало немалое изумление абсолютного большинства этих самых чёрных сограждан. И понеслось: запылали полицейские машины, зазвенели стёкла разбиваемых витрин. А демократические вожди нации украдкой подмигивали погромщикам или даже смотрели на это безобразие с явным одобрением, видимо, взяв на вооружение ленинскую формулу «Чем хуже, тем лучше». При этом абсолютно не думая, чем могут кончиться подобные «забавы». А «фашист» и «диктатор» Трамп, как мог, пытался остановить этот беспредел, но, увы, американская Конституция связала его как Гулливера по рукам и ногам. Отцы-основатели США в своё время сочли, что предоставлять подобные чрезвычайные полномочия президенту в мирное время было бы неосторожно. Вследствие чего, о том, что будет в ноябре, если Трамп победит на выборах, можно только гадать.

АМЕРИКАНЦЫ, ТРАМП И «РУССКАЯ УЛИЦА»

Может показаться странным, но раскол американского общества в полной мере проявился и в российской, точнее, в бывшей советской эмигрантской среде. О молодых людях говорить не приходится – они мыслят в унисон со всей американской молодёжью, в абсолютном большинстве категорически настроены против Трампа и зачастую приводят этим в отчаяние своих несчастных родителей, опасающихся за их будущее, если планы самых оголтелых сторонников социализма в сочетании с идеями «белой хрупкости» в США будут реализованы. Это понятно, но тут интересно другое: в рядах поколения 50+ также наметился серьёзный раскол. И понять причины этого раскола намного сложнее.

Для начала есть смысл сравнить ментальность двух народов – русского и американского, каждая из которых формировалась в процессе развития своих государств – России и США. Россия – путём последовательных завоеваний соседних земель выросла из небольшого Московского княжества в огромную, суперцентрализованную империю. Вследствие этого и ментальность русского человека, по крайней мере, последние пятьсот лет, является «вертикальной», то есть суперцентрализованной. Её главная черта – подсознательная вера в некоего барина, который придет и во всём разберётся. Американское государство складывалось совсем по-другому. США – продукт «синтеза», то есть добровольного соглашения между отдельными, независимыми штатами, которое, кстати, неоднократно проверялось на прочность, в том числе и во время Гражданской войны. Здесь просто неоткуда было взяться личности, настолько харизматичной, чтобы в её всесилие поверили одновременно все. Это означает, что ментальность американцев «горизонтальна» и в ней полностью отсутствует вера в то, что один человек может решить все их проблемы. Для американца, наследника вольных фермеров и ковбоев, выражения «за веру, царя и отечество» или, скажем, «родное советское правительство» – это хороший повод покрутить пальцем у виска. Их вера – это ощущение приятной тяжести револьвера фирмы «Смит и Вессон» у себя на поясе. «Crazy russian» – одна из первых фраз, услышанных мною при первых шагах на американской земле. Для американца правительство в Вашингтоне это всегда: «Damn feds». Это обстоятельство, между прочим, является ещё одним объяснением, почему буквально вся американская элита так ополчилась на Трампа: для них Трамп – узурпатор, который вознамерился подменить собой привычный для них процесс диалога, договорённости между отдельными группами влияния, представляющий собой сущность американской демократии.

Что же произошло с людьми, покинувшими Советский Союз в надежде вкусить плоды настоящей, классической демократии? Хотя большинство покинуло эту страну из-за «не титульной» записи в пятой графе своего паспорта, это никак не отменяет того факта, что они привезли с собой и русскую «вертикальную» ментальность. И именно эти люди составили основной корпус сторонников Трампа на «русской улице», тем более что этому немало способствовала активная позиция русскоязычных средств массовой информации в пользу Трампа. Но немалую часть приезжих из Союза составили и те, для которых по контрасту с происходившим в их стране, американская демократия представлялась некой «священной коровой», какой-то абсолютно совершенной, высшей ступенью развития человечества. И даже прожив в США несколько десятков лет, они эту наивную веру сохранили, упорно не замечая действительных реалий американской жизни, в том числе и американской демократии, которая лучше всего описывается известной формулой Черчилля. Их главный лозунг: «Процедура важнее сути». И то, что Трамп позволил себе фактически усомниться в святости этой формулы, приводит их в неописуемую ярость. Как говорил Пушкин: «Бывают странные сближения». Хотя взгляды американской элиты и этой части русской эмиграции на Трампа совпали, как мы смогли убедиться, мотивы у них не имеют ничего общего. И к тому же на информированного человека их позиция производит тем более тяжёлое впечатление, что в отличие от американцев они-то должны хорошо знать, к чему могут привести эти игры в социализм, затеянные нынче демократами.

ТРАМП, ТРАМПИЗМ И МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Пришла пора автору чётко определить свою позицию на предстоящих выборах. Я определённо предпочитаю Трампа при всех его очевидных недостатках. Но не как заезжего «барина», а как человека, осознавшего, что время от времени необходимо «перетрахивать правительство» (выражение батьки Лукашенко, которым он уже обеспечил себе бессмертие), причём правительство в широком смысле, то есть те слои элиты, которые подобно ракушкам на корабельном днище намертво с ним срослись и мешают развитию страны. Как мы видим, задача эта нечеловеческой трудности, особенно если учесть, что в рядах элиты Трампу не удаётся, по-видимому, найти большого количества сторонников, во всяком случае открытых. Поэтому несмотря на мою однозначную позицию по отношению к Трампу, рассуждая объективно, я не вижу в американском обществе глубоких корней и соответственно, long term последствий для такого явления как «трампизм». Скорее всего, подобно Рейгану, Трамп окажется уникальным явлением в американской истории и «трампизм» после ухода Трампа быстро сойдёт на нет, как случилось когда-то с «рейганомикой». Трамп пришёл в американскую и мировую политику под лозунгом антиглобализма, но, к сожалению, он пришёл туда слишком поздно. Структура мировой экономики уже прочно сложилась и повернуть этот поезд вспять уже невозможно, не причинив американской и мировой экономике непоправимого вреда. Возрождение американской промышленности – дело долгое, не говоря уже о достижении ею конкурентоспособности на мировом рынке. Поэтому, хотя лозунг «Make America Great Again» и звучит привлекательно, но он, к сожалению, не учитывает того факта, что бесчисленное количество мелких бизнесов, возникших в США в период глобализации и обслуживающих внутренний рынок страны, напрямую зависит от поставок дешёвого сырья и запчастей из стран третьего мира. И ровно то же самое можно будет напрямую отнести к промышленности, возрождаемой Трампом. И при исчезновении этих поставок или при их существенном подорожании эти бизнесы немедленно разорятся, и зависимость США от стран третьего мира только усилится. Другое дело, что поставки эти сегодня необходимо срочно диверсифицировать. К сожалению, дешёвые тряпки из коммунистического Китая оказались для Америки троянским конём. Надежды на то, что, встраиваясь в мировую экономику, Китай пересмотрит свои коммунистические заблуждения, не оправдались. Вместо нормального и честного торгового партнёра мы получили амбициозного монстра, переплавляющего полученные у нас деньги в авианосцы с истребителями СТЕЛС и беззастенчиво ворующего наши технологии. Но ещё не всё потеряно. В мире есть достаточно стран, готовых составить конкуренцию Китаю в области производства дешёвых товаров, и было бы непростительным грехом этим обстоятельством не воспользоваться, хотя бы, чтобы умерить быстро растущие милитаристские аппетиты китайских коммунистов. И трудно себе представить, чтобы такая версия антиглобализма не вызвала поддержку во всех слоях американского общества.

Что же касается так встревоживших «русскую улицу» перспектив перехода США в лагерь социализма, да ещё и осложнённого душевной болезнью «белой хрупкости», то я думаю, что эти страхи сильно преувеличены. Эти вирусы циркулируют в американском обществе уже много десятилетий, демократы периодически пользуются ими как вор-домушник отмычкой, но, когда надобность в них проходит, их немедленно сливают в ближайший ассенизационный контейнер, где они благополучно проходят процесс ферментации, вплоть до очередного призыва. Что реально опасно для Америки – это накачавшие финансовые мускулы на китайской халяве компании из IT сектора, делающие погоду пока что только в Калифорнии и возглавляемые юными компьютерными гениями, которые знают всё о компьютерах, но очень мало об окружающем мире. Эти потенциальные Саввы Морозовы и, как их сейчас стали называть woke-миллиардеры, действительно очень опасны и, если за ними не приглядывать, то они могут наделать очень много бед. Особенно если к ним присоединятся отвязные дамочки из Голливуда, также владеющие солидными капиталами. Но для такого случая в Америке предусмотрены антимонопольные законы, и я думаю, власть ими без колебаний воспользуется, если в них возникнет нужда.

На этой оптимистической ноте мне бы хотелось завершить своё затянувшееся повествование призывом:

ВСЕ НА ВЫБОРЫ! ТРАМП – НАШ РУЛЕВОЙ! НИКОГО, КРОМЕ ТРАМПА!

ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!

Виктор Бронштейн

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..