понедельник, 10 января 2022 г.

Время судебного террора

 

Время судебного террора

Любого, кто не согласен с тобой в политических взглядах, сподручно назвать «фашистом», любого, кто насильственно борется с властью,  «террористом».

Время судебного террора

Суд в Джорджии вынес три пожизненных приговора по делу об убийстве Ахмада Арбери (Ahmaud Arbery), молодого чёрного мужчины во время спортивной пробежки. Отец и сын, проживавшие в одном из домов на пути бегуна, приняли его за преступника, схватили ружья, прыгнули в пикап и стали его преследовать. Сосед увидел погоню и присоединился к ней на своём пикапе, вооружённый телефоном, которым он снимал происходящее. В итоге сын оказался на дороге с ружьём впереди бегуна и застрелил последнего. Это случилось 23 февраля 2020 года, ещё до истории с Джорджем Флойдом.

Об этом случае написано много, но я укажу лишь на статью Reuters от 7 января 2022 года, где сообщается о решении суда и рассказывается о преступлении и ходе разбирательства. Конечно, этот случай – апофеоз идиотизма, приведшего к гибели невинного человека и разрушившего жизни ещё трёх. Но идиотизм продолжался и после убийства. Местный прокурор не усмотрел состава преступления и спустил дело на тормозах. Это довольно красноречиво характеризует чёткость работы американской правоохранительной системы. Но через несколько месяцев, в разгар расовых волнений летом 2020 года, заснятое видео проникло в сеть, вызвало резонанс и дело приняло противоположный оборот. В итоге мы имеем пожизненное заключение для всех троих: отца, сына и соседа.

Почему же пожизненное заключение получили все трое, а не только сын, который стрелял? В чём вина соседа, фактически игравшего роль свидетеля, предоставившего обличительный документ? Он же просто поехал за своими соседями недолго думая, может быть решив, что они действительно преследуют преступника! У него не было с собой ружья.

Ответ в главном тезисе прокурора, которая заявила, что подсудимые «продемонстрировали образчик вижилантизма». Последнее слово непросто перевести на русский язык. Происходит оно от «бдительности», и речь, по существу, идёт о деятельности «народных дружин» по защите районов проживания от бандитов и мародёров. Вижилантизм возникает из стремления населения помочь полиции или даже заменить собой последнюю, если та не справляется. В идеале, отряды «бдительных» должны координировать свою деятельность с полицией. Например, вызывать полицию при обнаружении опасности, или задерживать бандитов и передавать их полиции. Но это не всегда получается. Вижилантизм особенно распространён в Латинской Америке и в Мексике, где особенно сильна организованная преступность. В отличие от беззубых «народных дружин» в бывшем Советском Союзе, вижиланты вооружены и могут дать реальный отпор бандитам. Но при вооруженной конфронтации зачастую происходит расстрел на месте, с той или с другой стороны.

Как известно, вторая поправка к Конституции США подтверждает право население на владение оружием. Правомерность вооружённой защиты своего дома или квартала от нападающих из этого логически вытекает. Если защита от бандитов ведётся организованно – это вижилантизм. Демократическая партия США ведёт линию на отбор оружия у населения. Сделать это непросто, потому что это противоречило бы Конституции. Но можно бороться с вижилантизмом, что и продемонстрировал рассматриваемый процесс. Таким образом, процесс Ахмада Арбери перерос из уголовного в политический. Сигнал, причём уже далеко не первый, таков: «Взяв в руки оружие для защиты от бандитов, ты с большой вероятностью проведёшь остаток жизни в тюрьме».

Индивидуальная защита своей собственности тоже может дорого обойтись. Владелец бара в Небраске Джейк Гарднер (Jake Gardner) в конце мая 2020 года застрелил напавшего на него и его заведение в ходе расовых волнений бандита. Сначала прокурор посчитал это самообороной, но потом под давлением БЛМ изменил своё решение. Владелец бара был назван расистом, получил свыше тысячи угроз, потерял свой бизнес и перед арестом покончил с собой, не надеясь на справедливый суд. Проведённые в должность Джорджем Соросом юристы-леваки свою задачу выполняют на пятёрку.

Самое громкое дело – это, конечно, расследование протестов у Капитолия 6 января 2021 года, которые лживо называют «кровавой инсуррекцией» и «террористической атакой на устои нашей демократии» и т.д. Задача – посадить как можно больше причастных людей и, по возможности, добраться до самого Трампа. Делается это не для того, чтобы наказать преступников за их преступления – фактически, никаких преступлений не было, никакой значительный ущерб не был нанесён. Раздувается этот большой процесс для того, чтобы нагнать страху на тех, кто посмеет выходить на протесты против демократов. А вышеупомянутое судебное преследование вижилантов ведётся для того, чтобы нагнать страху на тех, кто посмеет с оружием в руках противодействовать подстрекаемым демократами бандитам и боевикам демократической партии – антифа. (Оправдательный приговор Кайлу Риттенхаусу [Kyle Rittenhouse] – исключение из правила, счастливый случай).

Теперь самое время поговорить о терроризме. Как любого, кто не согласен с тобой в политических взглядах, сподручно назвать «фашистом», так и любого, кто насильственно борется с властью, стали называть «террористом». Все мятежники, бунтовщики, партизаны исчезли. Их нет, остались одни «террористы». Это можно понять, поскольку «террорист» – более сильное слово и лучше работает на пропаганду. Вот и видный республиканец Тед Круз недавно в Конгрессе назвал протесты 6 января «террористической атакой», и после этого ему пришлось оправдываться перед Такером Карлсоном на Фокс-ньюс. Это очень грустно, что деформация языка в нашей стране дошла до такой степени, что смысл слов изменился до неузнаваемости и даже такая консервативная икона, как Тед Круз, не может найти правильные слова. Но его отчасти можно понять. Если бы он вместо «террористы» сказал «бунтовщики» («rioters»), его обвинили бы в расизме.

Исконное значение слова «терроризм» – это действия, направленные на устрашение противника. Потому что «terror» – это изначально страх. Террористы не дерутся с полицией – этим занимаются бунтовщики. Террористы убивают из засады полицейских, военных, судей, членов их семей. Они стремятся запугать общество. Понять, что такое терроризм, так просто, но ради риторического эффекта в шельмовании оппонентов об этом забывают. И уже накрепко забыли, и в словарь никто не полезет.

Бывает и государственный терроризм. Сюда относятся жестокие наказания, обычно расстрелы дрогнувших солдат на войне, с целью, чтобы другим неповадно было. Известный приказ Сталина №227 «Ни шагу назад» лета 1942 года, по которому расстреливали отступающих солдат, содержал элемент терроризма. Насколько этот терроризм был оправдан высшей целью – это отдельный вопрос. Да и сами сталинские репрессии содержали элемент терроризма, хотя основной их целью было уничтожение противников и потенциальных противников.

Если расширять понятие «терроризм» в соответствии с его исконным значением, то судебные процессы в США, о которых выше шла речь, можно назвать терроризмом. Их цель – запугать общество. Это разновидность государственного терроризма. Называя организующихся против бандитизма вижилантов и даже протестующих против радикальной левизны в школах родителей «террористами», теперешние власти нашей страны валят с больной головы на здоровую.

Дмитрий Гаранин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..