вторник, 2 марта 2021 г.

Ква-сновной инстинкт

 

Ква-сновной инстинкт

«Война войной, а любовь по расписанию». Примерно так могли бы интерпретировать известную армейскую присказку амфибии, знай они о нешуточной мировой битве людей с проклятым коронавирусом.

Такси во имя любовных утех

Расписание зависит от градуса на дворе. Едва ночные температуры перестали опускаться ниже пяти градусов, все представители европейского лягушачьего царства (травяные и прыткие лягушки, обыкновенные жабы, чесночницы, квакши, тритоны и саламандры – всего 21 разновидность амфибий и 14 рептилий) отправились к своим родильным домам – водоемам, где появились из икринок сами и где появятся их детки-головастики.

Весеннее шествие навстречу любви в Германии называют Krötenwanderung.

Но нередко на этой дороге жизни их подстерегают неожиданности. Главные – автобаны и сельские дороги. Krötenwanderung – опасное время года. Предпринимаются меры для уменьшения числа амфибий, гибнущих под колесами. Обочины трасс усеиваются специальными знаками с изображениями лягушек. Но, строго говоря, эти предупреждения и для водителей тоже: наезд на жаб и лягушек, – в ночную пору, при моросящем дожде и на большой скорости, – может печально закончиться не только для амфибий. И таких проблемных участков в Германии насчитывается несколько сотен.

В Интернете приведен список 18 основных лягушачьих дорог в различных землях ФРГ. На картах обозначена их схема, протяженность, стоимость, номера автобанов, где есть лягушкопроводы. Если знаков нет, то жители мастерят самодельные таблички: осторожно, лягушки! Взрослые напоминают детям о том, что им надо будет поучаствовать в акции Krötenwanderung весьма простым способом: дарят чашки с лягушачьим дизайном.

Самцы первыми устремляются на водоемы, стремясь занять кочку подостойней. Едва освоив ее, зовут подруг. Парни посмышленее не орут. Действуют втихую, как вежливые человечки. Реализируют основной инстинкт задолго до водоема. Прямо на трассе. Большая любовь стремительна, как у дальнобойщика. Процесс увлекает. Настолько, что новобрачные в двухэтажном формате не замечают, что выбираются на скоростную магистраль.

Неизвестно, закрывают ли глаза охваченные наслаждением амфибии. Зато точно известно: десятки попадают под колеса. По подсчетам эстонских экологов, лишь 1% участников миграции становятся родителями. Вот это как раз и заботит многочисленные общества по защите природы. Только в Баварии, к примеру, на помощь брачующимся выходят ежегодно более 1300 добровольных помощников. Они патрулируют вдоль 350 «жабоводов», – заградительных сеток и подземных туннелей, – построенных на уже известных «трассах любви».

По ним идет на нерест местная амфибия. Помощники не вмешаются в технологию спаривания, надеясь на тысячелетний опыт, впечатанный в квакухину подкорку. Их задача проще: следить, повсюду ли вывешены указатели с лягушкой в центре.

Как указывается в публикации Deutsche Wedlle, на помощь амфибиям приходят добровольцы из экологических организаций, например, немецкого объединения NABU. На участках, где нет специальных туннелей для лягушачьего хода, экоэнтузиасты ставят сеточные заграждения. Наталкиваясь на них, амфибии ищут обходной путь и не замечают, как падают в хорошо замаскированные листьями пластиковые ведра, закопанные в землю. А поутру активисты NABU забирают «урожай» и переносят его на сотню метров вперед, где субъекты, обуянные жаждой любви, могут завершить свое путешествие. Эта акция именуется такси для амфибий. Ежевесенне в Баварии, по данным земельного общества по защите природы, спасают до 27500 особей амфибий-рептилий.

Любой март полон горячих жабьих деньков. Человек стал активным звеном в процессе спаривания. Спасибо, не квакает. Иначе отворотил бы на себя зеленых красавиц. Сказать, что «жабоводы» у замка Виссен (в районе Клеве) только появились, было бы неправдой. Они круглогодичны, эти желоба, покрытые плотным черным полиэтиленом. Наблюдения за «лягушечьим поездом» идут уже добрых двадцать лет. Наименьшее число квакух зафиксировано в 1990 году: 916. Наибольшее: в 1986 году – более 5 тысяч. В последние годы – от 1800 до 2000. Полку икрометных шутников, стало быть, прибывает.

Орет – хорошо. Молчит – еще лучше

В Германии, как понял читатель, лягушек много и не все шумливы.

Не сказать, что квакухи прут на нерест, не разбирая дороги. Очень даже разбирая. Не напролом, а по тропкам. Избегая травы. Она притормаживает движение. А хочется не опоздать к именинам сердца. Но скорость движения – понятие относительное. Если весна запоздалая, холодная, – а та же озерная лягушка будет метать икру только при температуре не ниже 16, – амфибия двигается к нерестилищу втрое-вчетверо медленнее.

Стало быть, миграция затянется, процесс продолжения рода дает сбой. Икрометание начинают максимум через неделю после пробуждения. В Бохуме наблюдения ведутся расширенным составом помощников, в число которых входят многочисленные юные зрители. За погляд здесь берут от полутора до двух евро, которые будут использованы затем на природоохранные цели. Поскольку сроки, время и маршруты выверены, маленькие бохумцы, вооружившись фонариками, жалуют к «жабопроводу» в означенные в календаре общества защиты природы даты и точно к семи вечера. Здесь-то идут экспромт-лекции – чего вдруг эта канитель. Рептилии, дескать, пожирают сельхозвредителей. Да не всех, а тех именно, от кого отворачивается местная пернатость. По причине, к примеру, дурного запаха, от этих насекомых исходящая. Хотя чесночницей зовут именно жабу. Упомянут, разумеется, и про малярийных комаров.

У детворы глазенки распахиваются. Она про таких комаров и про эту болезнь не слыхала вовсе. Отродясь живого таракана на кухне не видела, а тут – такие страсти.

Подобных постов наблюдения в Германии сотни. Особенно много их там, где автобаны смыкаются в плотные транспортные узлы. На севере это – район Гамбурга, на юге – Мюнхен, на востоке – Берлин, на западе – Рурский регион, от Дортмунда до Кельна. Повсюду вдоль скоростных дорог и над ними установлены щиты и указатели, требующие ограничить скорость до 30 километров в час по причине близости «жабопроводов». А движение на некоторых трассах, где «жабопровод» проложить не успели, вовсе на ночь перекрывают. Недели три придется двигаться в объезд.

В священных писаниях, в народных сказаниях…

Когда в Германии начинается весенняя миграция лягушек, каждый немец – особенно тот, который сам лично не намерен пополнять семью – хочет обозначить свою причастность к процессу продолжения рода.

Квакухи покидают места зимовок и движутся к полюбившимся однажды и навсегда излюбленным водоемам, чтобы отложить икру. А немцы – свои дома и движутся к «жабопроводам», чтобы своими наблюдениями и советами подсобить пучеглазым влюбленным. Два параллельных движения, пересекающиеся, по Лобачевскому, где-то в пространстве. Причем, где-то – не так далеко, в паре-тройке километров от жилья. Обходятся без объятий и поцелуев. Но в душе праздник.

Не то что тогда… Не всякий помнит: в зафиксированно-цивилизованном сознании лягушка осталась в форме экологической катастрофы. Нашествие лягушек – как вид египетской казни – отражено в Торе. Хотя отчего-то никто не акцентировал внимание на одной детали. Вся эта живность истошно квакала. Поголовно. Была, иными словами, самцами. Подозреваю, что всеегипетский квак был поднят не сразу после десантирования. Думаю, что парни только по прошествии времени поняли: их конкретно подставило начальство.

Обещало, видимо, что их ожидают принильские болота и масса влажных, готовых к соитию девчонок, охочих от пуза пожабавиться с десантниками. С болотами не обманули. Но из божьих тварей в стране приема оказались, главным образом, верблюды. Они напоминали желанных квакух только при приеме на грудь лужицы-другой, настоенной на малярийных комарах.

Такой напиток забирал сразу. Но тогда смыкались пасти и не выполнялась сверхзадача – оглушать египтян. Лужицы в авральном порядке были иссушены подручным средством. Зноем. Комар был перебит. Костлявая рука голода схватила за зоб пучеглазового десантника. Утешить зазобника как раз и могла бы влажная подруга. Но не было ее и все тут.

Тут-то и разразился полноформатный лягушачий ор. Однообразием и децибелами он перекрывал общенациональный стон, исторгаемый несчастными египтянами. Они в очередной раз стали думать, отпускать евреев поголодать месячишко-другой (наивные люди, срок оказался другой!) или пусть помирают сытыми.

Чем дело кончилось, все знают. Чтобы впредь никто не мог упрекнуть египтян в том, будто они выставили иудеев на произвол судьбы, они наскоро распихали по дорожным торбам отпускников золото и пролили над ними непритворную слезу. Египтяне сомневались, правда, смогут ли иудеи даже за золото купить в пустыне еду и воду…

В русской народной сказке квакушка вообще ни в чем не сомневалась. Она была женщина до мозга костей. Тот был полуприкрыт короной. Но в зависимости от времени суток и фазы луны эта зелень вдруг начинала метаться в поисках потерянной сущности. Вопрос, собственно, был один: кем я была в прошлой жизни и кем буду в следующей? Периодически она ощущала себя или красавицей-спортсменкой-комсомолкой, или жабой из движения «Квакающие вместе», которому по плечу любое задание правящей элиты. Прежде всего, из числа нереальных, конечно же.

Правда, ее появление в сказке сопряжено с молчанием. Да любой бы на ее месте дар речи потерял. В этот момент она отлавливает ртом, в стиле шаолинь, каленую стрелу, и прямо там, в грязи, на болотной кочке, определяет судьбу венценосного дурня. Будучи рукодельницей, кулинаром, няней и, наконец, после полуночи – просто топ-моделью, она ведет аскетичный образ жизни. Не претендует на царскую жилплощадь где-нибудь на тамошней Рублевке, положенную ей по статусу, а довольствуется скромненькой хрущевкой-коробчонкой. При этом терпеливо, как простая уборщица, вытирает плевки с рабочей одежды и выслушивает дешевые сентенции типа «А говорили, ты белая и пушистая!»

После выполнения ею очередной нереальной директивы дурень вбрасывает жену-малоформатку в кринку с молоком. Чтобы не расслаблялась. Та, захлебываясь от избытка чувств, перебирает всеми четырьмя. Идиот хлопает в ладоши, выливает в глотку свежие сливки и вежливо спрашивает папеньку, не созрела ли у того еще какая-нить бредовая идейка. С тех пор нашествие лягушек в штучном исполнении ил и полное их отсутствие предполагало наличие и реализацию выдающихся инициатив.

Неустойчивая слава

В принципе народная молва несправедлива к лягушке.

В России бытует старая загадка: «Сидит Матрена на мокрена, не говорит – еще терпима, а как речь начнет, враз досада возьмет». Сам Аристофан не удержался от навета: насмешницы и болтушки – такими амфибий изобразил в своей комедии «Лягушки». Между тем, новейшие исследования показывают: неумолчный квак на водоемах происходит, оказывается, и в ультразвуковом диапазоне, что несет человеку целебный эффект. Прекрасно снимаются стрессы, лечится бессонница и депрессивные состояния. К слову, это подтверждают любители трелей самца зеленой жабы. Он поет негромко, но нежно и чисто.

Что касается «этой противной слизи», покрывающей амфибию. Она, как выяснилось, содержит бактерицидные свойства. При этом не только устраняются болезнетворные бактерии, но и быстро рубцуются кожные покровы, пораженные ожогами. Исследователи нашли в слизи вещества, которые могут помочь в лечении сахарного диабета второго типа и даже рака головного мозга. Народная медицина латиноамериканских стран рекомендует отвар из лягушки при лечении астмы, бронхита, половой слабости.

У жаб отменный аппетит. Это используется садоводами и огородниками в борьбе с вредителями растений. Если учесть, что она живет в принципе до 30 лет, становится понятным выражение немецкого ученого-зоолога Альфреда Брэма «Жаба – настоящее благословение для места, где она поселилась». В XIX веке в Париже существовал жабий рынок, где амфибиям назначали весьма солидную цену. И желающих было немало.

Отчего так устойчиво недоверие к лягушке, становится понятно, когда мы вспоминаем о стереотипах. Когда-то считалось, что дьявол принимал образ огромной лягушки во время обряда посвящения в колдуны. Никто и никогда этого, впрочем, не видел, как не видел и глотания лягушек претендентами на звание шаманов на Русском Севере. О забеременевшей вне брака говорили, что она наелась лягушек. Амфибии, как уже говорилось, использовались как вид наказания: «И простер Аарон руку свою на воды Египетские; и вышли лягушки, и покрыли землю Египетскую» (Шемот, 8:2-3).

Квакуша присутствует в религиях и мифах разных народов. Если у европейцев она – порождение сил зла, элемент волхвования и разрушения, то у китайцев едва ли не обожествлена, поскольку всегда символизировала дожди, а они – залог благосостояния.

Всегда и повсюду находятся защитники квакуш. Французское пристрастие к лягушачьим лапкам и русскую страсть к бытовым экспериментам над живностью однажды объединили и дали девочке, которая противилась насилию над лягушкой, франко-русское прозвище Жабунетта Кваковна. Раньше ее так насмешливо именовала родня постарше, а поскольку прозвище прижилось, теперь называют так внуки.

Однако мир славен не только отдельными личностями лягушачьих заступниц, имена которых в большинстве неизвестны. Есть еще и целые движения, объединяющие защитников квакающей живности – в том числе «Месячник лягушки», «Год лягушки», Save the Frogs Day, «Спасем лягушек».

На сковороде и в сердце

В обитателе зоопарка в Торонто я распознал прототип вероятного жениха Дюймовочки с его застывшим взглядом и отвратительным обликом: от такого кошмара и впрямь можно содрогнуться.

Его даже китайским кулинарам, которые видывали и готовили всякое, можно рекомендовать с осторожностью. Есть большая вероятность получить если не оплеуху от повара, то настороженный взгляд. «Тянцэ?» – строго переспросит пекинец, что в переводе с китайского «полевая курица» и, получив утверждение, понимающе кивнет: дескать, ясно, вам суп из лягушек. И начнет колдовать с помощью регулируемого пламени над воком – глубокой сковородой, плеснув туда сначала немного воды, затем три вида соуса, пригоршню лапши и отварив в благоухающем бульоне предварительно обжаренное филе лягушки.

Китайцы – противоречивые люди. С энтузиазмом поедая лягушек, они поклоняются ей. В китайской мифологии пучеглазая квакуша считается лунным существом и соотносится с принципом инь. Это на кухне она «полевая курица». А в китайской мифологии – «небесный цыпленок». А все потому, что бытует поверье о том, что лягушки падают с неба с дождем. Среди символов фэн-шуй – лягушка с монеткой во рту, символ привлечения богатства.

Мастера перевоплощения

Изначальное одновременное пребывание лягушки в двух средах – и в воде, и на суше – говорит об особой жизненной устойчивости. Это отражено в сказках с участием амфибий.

Старый мерзкий (по словам королевны), квакун, который помог ей достать из колодца золотой мяч, был избавлен от ведьминского заклятья, едва девушка ударила его о стену. Он стал тем, кем до заклятья был, – королевичем. Таков смысл трансформации, изложенной братьями Гримм в сказке «Король-лягушонок, или Железный Генрих». Отметим, что лягушонком он стал в русском переводе, а в оригинале он – не такой уж мелкотравчатый, а что-то вроде Короля-Лягуха (Der Froschkoenig oder der eiserne Heinrich). На рейнских карнавалах этот персонаж легко узнаваем.

Точно по принципу «Русский тот же немец, но со знаком минус» изложен сюжет сказки «Царевна-лягушка». Здесь иной гендерный принцип «из лягушек в царевны». Уж затем не воспринимается как нечто удивительное попеременное состояние «хочу лягушкой буду, хочу – красной девицей». А если вспомнить, что Василиса Премудрая, скинув лягушачью шкурку, вылетает в окно белой лебедушкой, то немецкому королю до русской девушки – как баварскому пиву до моршанского самогона.

Чтобы избежать конфликта, кто у кого заимствовал сюжет с перевоплощением, честно скажем: никто. И братья Гримм, изучавшие германский фольклор, и русские писатели, изложившие бродячий сюжет, питались из одного источника: это – скифский миф, записанный Геродотом, античным историком V века до н.э.

Кстати, добавим, что аист стал известным атрибутом благодаря лягушке: рождение детей в Европе объясняли тем, что аист бросает в печную трубу лягушек, которые, пройдя через дымоход, приобретают человеческий облик.

Лягушки просят бронзы

Во всем мире есть памятники лягушкам и жабам. Квакуши разные по размеру. Четырехметровая на Лягушачьем мосту (Frog Bridge) в городе Виллимантик (штат Коннектикут, США) и четырехсантиметровая в городе Томске. Причем, первая как тумбу оседлала, так и сидит, а сибирскую время от времени воруют.

Есть, к примеру, выполненные в манере «девушка в ожидании». В ожидании суженого в Бостоне и в ожидании то ли поезда, то ли автобуса в том же Томске. В принципе, самой лягушкопродвинутой страной в мире можно считать Россию. В Петергофе и Кенигсберге лягушки плюются. Готовые хоть тотчас к венчанию очаровательные бронзовые Царевны-лягушки со стрелами в лапках, установлены в Москве, Абакане и в Калининграде. Понятно, что все они вполне сохранившие допоцелуйное состояние.

«Царевна-лягушка родилась в нашем городе!» – Это заявление Елены Токаревой, директора библитеки Шадринска в Зауралье, удивительно лишь на первый взгляд. Дело в том, что ее предшественник Зырянов, возглавлявший библиотечное дело более полутора веков назад, был еще и исследователем фольклора. Однажды, обойдя округу и записав 18 сказок, он отослал их в Санкт-Петербург, где они были переданы известному знатоку устного народного творчества Афанасьеву, издавшему их в сборнике «Народные русские сказки». В числе 18 была и «Царевна-лягушка». Причем, Афанасьев сохранил шадринский вариант, по которому «малому Ивану-царевичу принесла стрелу из болота лягуша в зубах». Об этом любопытном факте напоминает бронзовый памятник Царевне-лягушке в вестибюле библиотеки.

У Института Пастера в Париже лягушка представляет собой бочонок – настолько безудержно распахнута пасть. Ну настоящая иллюстрация к русской загадке «Скачет зверушка – не рот, а ловушка, попадут в ловушку и комар и мушка». В пастеровскую ловушку способны угодить и зверьки побольше и посущественней насекомых – собаки и кошки. Забавная ситуация, видимо, должна отвлечь зрителя от осмысления печальной участи пучеглазых зеленых мучениц: они стали объектом многолетних экспериментов и получения лекарств, за что ученые института получили 8 Нобелевских премий в медицине и биологии.

Почему ученые облюбовали именно лягушек? Как уже упоминалось, во время зимней спячки квакуши не нуждаются в пище, и поэтому их можно хранить в прохладных помещениях в специальных ваннах, вытаскивая их, сонных и обездвиженных, для научных нужд. Лягушка, не приходя, по сути, в сознание столетиями, позволила совершить прорывы в различных областях знаний. К примеру, в физике (открытие итальянцами гальванического тока и основ электрофизиологии в XVIII веке) и в физиологии (обоснование И.М. Сеченовым рефлекторной теории).

Впрочем, нередка и лягушка, не особо претендующая на причастность к мировой славе. Эта, к примеру, трудится обыкновенной вахтершей на дачном участке.

А мне летать охота…

Памятник лягушке-путешественнице поставлен в аэропорту Домодедово не случайно. Он иллюстрирует известную сказку Всеволода Гаршина, впервые опубликованную в 7-м номере за 1887 год журнала для детей «Родник».

Веселая и грустная история о лягушке. Она «о том, как она думала всю жизнь и наконец изобрела новый, необыкновенный способ путешествия на утках; как у неё были свои собственные утки, которые носили ее, куда ей было угодно; как она побывала на прекрасном юге, где так хорошо, где такие прекрасные тёплые болота и так много мошек и всяких других съедобных насекомых», как говорится в заключительных строках сказки.

С лягушкой-путешественницей от Гаршина все более или менее понятно. А вот с памятником в Домодедово определились не сразу. Вспомнили, что делают в таких случаях в Европе. Дотрагиваются до памятника, будь это правая грудь Джульетты в Вероне, пятачок кабана в Мюнхене или нога святого Непомука в Брюгге. Так вот и зародилась примета: чтобы полет из Домодедова был удачным, надо непременно дотронуться до лягушачьей лапки. Иными словами, пример святого Непомука оказался притягательней.

Между нами, произошло еще одно заимствование. Историю-то про летающую лягушку Гаршин тоже не сам придумал, а вычитал в басне французского баснописца Лафонтена. Просто рассказал ее на свой лад. Занимательно и с юмором. Квакушка – она хоть и требует к себе серьезного отношения, но вполне может так рассмеяться (по-лягушечьи – заква-ква-квать), что ее не остановить.

Зависть – порок

Эта надпись красуется на пьедестале памятника с длинным названием «Жаба, которая душит», который установлен в городе Бердянске. Да-да, все беда в том, что человек завидует лягушке. И замечено это давно. Лягушка, безусловно, заслуживает восхищения, несмотря на свой настораживающий в маскировочных зелено-буро-серо-желтых тонах покров.

И не только потому, что временами лихо, как спецназовка, скидывает его и оборачивается восхитительной девицей-красавицей. Но и сама по себе.

Некоторым свойствам квакуши люди могут позавидовать. К примеру, лягушка способна планировать свои действия, поскольку лучше видит дальние объекты, чем ближние. Она дышит кожей и легкими. Ведет дневной и ночной, древесный и водный образ жизни. Способна жить не только на болотных кочках, которых хватает повсюду, но и на деревьях. Выживает в любом климате: за Полярным кругом, в высокогорных озерах Южной Америки, в жгучих песках Ближнего Востока и даже в Гималаях на высоте 4,5 тысячи метров.

Она плавает, ползает, скачет, роет норы, прыгает и даже летает и планирует, используя межпальцевые перепонки. То есть формально числясь в ранге амфибии, способна менять среду обитания.

Кроме того, одни виды впадают в спячку на многие недели, так что вмерзают в лед водоемов, причем, спокойно выходят из этого состояния, не теряя прежней активности. А другие – в летнюю спячку, но уже на многие месяцы, обходясь без пищи и воды. Австралийские исследователи называют жабу сестрой верблюда. Дело в том, что некоторые виды жаб научились делать запасы воды в желудке. Эту особенность оценили коренные жители Центральной Австралии: в засушливое время они охотятся на амфибий и используют их как единственный источник воды в пустынных районах.

Веслоногие лягушки на зависть людям прыгают с ветки на ветку, пролетая 10–15-метровое расстояние безо всяких внешних, как в сказке Гаршина «Лягушка-путешественница», двигателей-уток.

Еще в нежном возрасте услышаны нами измышления типа «не трогай жабу – выскочат бородавки». Жабий секрет, который покрывает ее кожу в минуту опасности, действует только при попадании на слизистые оболочки или прямо в кровь. Сквозь неповрежденную кожу он не проникает. Но народ в массе своей этому не верит. Существует в медицине отрасль Batrachophobie – боязнь лягушек. Совершеннейшая нелепость. Все обстоит как раз наоборот. Это человек, иммунная система которого основательно подорвана синтетическими лекарствами, способен заразить квакушу чем-то непотребным. Спасибо, ее слизь спасает.

КВА-сновной инстинкт

… Пока я вам тут про лягушек рассказываю, движение по жабопроводам к водоемам не прекращается.

Шум моторов перекрывает ор пучеглазых Паваротти. Самцы рассказывают подругам, отчего так бьется сердце. Подруги глазами показывают, что хотят любви с романтическим уклоном. Самцы заливаются пуще. Чесночница начинает утробно тукать. Почти нецензурщину – хууу, хууу – выдает желтобрюхая жерлянка. Прудовая лягушка будто печеным заманивает: «Коэкс-коэкс…» Соседка по луже, травяная лягушка, выговаривает название притока Рейна, будто клянется в любви к малой родине: «Рурррр, рурррр…»

В общем, проект «Голос», но без Нагиева. Каждой подруге песня от персонально прикрепленного к ней всеми лапами Меладзе. Мужики вопят о своей героической сущности. Бабы делают вид, что им верят. Все как у людей. Ну как водится, с обещанием большой и чистой любви в припеве.

Будет она краткой, но с продолжительными последствиями – у той же травяной лягушки икрометание длится неделю. К такому интенсивному выбросу основательная подготовка надобна. Залог тому – брачные мозоли, которые появились на передних конечностях лягухов. Объятие-то должно быть полнозахватное, как у диверсанта. Как ни крути подругу, а без мозолей в зеленопупырчатой любви ниКВАк невозможно.

Александр МЕЛАМЕД

Послесловие автора

Предваряя справедливую критику, автор сообщает, что в очерке допущен ряд неточностей. В частности, в первоисточнике (Тора, Терусалим, Мосад Авав Кук, 1978, Шемот, 3:22; 7-8;12:35-36) ничего не говорится о наличии исключительно самцов. Из текста очерка можно заключить, что десант лягушек высадился сверху, тогда как его правильнее было бы назвать морской или, точнее, речной (нильской) пехотой. Египтяне не собирались снабжать отпускаемых на волю иудеев золотом, серебром и одеждой. Иудеи на самом деле выпросили все это, зная, что им предстоит пережить трудные времена. И, между прочим, египтяне на просьбу откликнулись.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..