пятница, 1 января 2021 г.

Давно ли покупали календарь, а вот уже почти перелистали...

 

Давно ли покупали календарь, а вот уже почти перелистали...

Большинство американских семей избавляется от рождественских елок накануне Нового Года. Ведь Новый Год в Америке — это скорее завершение Рождественского сезона, который длится весь декабрь, чем отдельный праздник. Не то в России, где к наступлению “самой волшебной ночи в году” готовятся загодя, а отмечают — истово, с неослабевающим раблезианским размахом. Любопытно, что культовое отношение к Новому Году в России не изменилось и к 21-му веку, когда празднование двунадесятых праздников, главный из которых - Православное Рождество, устойчиво и повсеместно укоренилось на необъятных российских просторах “от потрясенного Кремля до стен недвижного Китая”.

В Израиле, каких-то 30 лет назад, до прибытия “большой русской алии”, 31 декабря — 8-ой день от “Рождества Христова” — отмечался маргиналами из местных христиан как день “обрезания Господне”, а смена года по еврейскому календарю — Рош ха-Шана — праздновалась осенью, и предшествовала “десяти дням трепета”. И все это не имело, разумеется, никакого отношения к квази таинственной бессмысленности “новигод'а”, с которым теперь  поздравляет русских репатриантов никто иной, как Премьер Министр Израиля. Все идет к тому, что “на четверть бывший наш народ” вот-вот добьется, чтобы 1-ое января было объявлено в Израиле, как и в России, нерабочим днем. Кстати, в России этот почетный статус народ только что выбил из своих законодателей и для 31-го января.

Вообще, над загадочной привязанностью человечества к переходу через календарную отметку между 31-ым декабря предыдущего года и 1-ым января следующего, задумывались многие из великих. Вот что, в диапазоне от циничной насмешки над “самой волшебной ночью в году”, до философского обоснования полной ее неотличимости от других ночей, писали в свое время знаменитые литераторы самого разного толка.

01:10
/
08:20
×
Самым беспощадным образом высказался об этом рационально непостижимом явлении наш Чехов: 

“Радоваться такой чепухе, как новый год, по моему мнению, нелепо и недостойно человеческого разума. Новый год такая же дрянь, как и старый, с тою только разницею, что старый год был плох, а новый всегда бывает хуже… По-моему, при встрече нового года нужно не радоваться, а страдать, плакать, покушаться на самоубийство. Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег…”

Не отстал от Чехова и печальный скептик из сатириконцев - Саша Черный:

“Родился карлик Новый Год, 

Горбатый, сморщенный урод, 

Тоскливый шут и скептик, 

Мудрец и эпилептик...”

Американец Марк Твен как всегда блистательно остроумен:

Новый год является безвредным праздником, в частности потому, что он не приносит никакой пользы, и может быть использован в качестве козла отпущения за беспорядочную пьянку и дружеские драки...”

А голос немецкого гения Томаса Манна - привычно философичен:

“Время не имеет никаких делений или отметок, указывающих на его течение; ни гром, ни молнии, ни рёв труб не оповещает о наступлении Нового года. Даже когда начинается новое столетие, лишь только мы, смертные, звоним в колокола и стреляем из пистолетов...”

Ну, почему же непременно звонить или стрелять... Можно просто под гитару, вполголоса, как Сергей Никитин в “Диалоге у новогодней елки...”на слова Юрия Левитанского. 

К слову, все, что можно сказать всем нам на стыке 2020 и 2021, давно сказано все тем же Юрием Левитанским в другом прелестнейшем его творении, первая строка которого стала заголовком этих несерьезных новогодних ламентаций.  

Давно ли покупали календарь,

а вот уже почти перелистали,

и вот уже на прежнем пьедестале

себе воздвигли новый календарь

и он стоит, как новый государь,

чей норов до поры еще неведом,

и подданным пока не угадать,

дарует ли он мир и благодать,

а, может быть, проявится не в этом.

Ах, государь мой, новый календарь,

три с половиной сотни, чуть поболе,

страниц надежды, радости и боли,

спрессованная стопочка листов,

билетов именных и пропусков

на право беспрепятственного входа

под своды наступающего года,

где точно обозначены уже

часы восхода и часы захода

рожденья чей-то день и день ухода

туда, где больше нет календарей,

и нет ни декабрей, ни январей,

а все одно и то же время года…

Так вот, други мои, пусть из календаря 2021-го, - ”три с половиной сотни, чуть поболе, страниц надежды, радости и боли, спрессованная стопочка листов”… Пусть из этой стопочки вам, каждому из вас, выпадет возможно больше надежды и радости, возможно меньше боли.

Постскриптум: 

Сознательно, чтобы не мешать сладкое с соленым, не упомянуто о трех главных печалях “отступающего” года:

Китайская Чума. Из-за нее, проклятой, у полутора миллионов, с которыми мы вместе “гостили на земле”, 2020-ый стал последним. На фоне этой страшной арифметики обо всех остальных разорениях, которые она привнесла в нашу жизнь, к примеру, об отнятии привычной свободы перемещаться по миру, стыдно даже упоминать. В 2021 частота употребления слова “вакцина” возрастет экспоненциально среди “всих языцей”.

Разбойничья победа. В начале ноября 2020-ого сбылось “реченное через Екклесиаста”: “И ещё довелось мне увидеть под солнцем, что не быстрым — удача в беге, не разумным — богатство, не храбрым — удача в битве...”. Быстрый, разумный и храбрый — это Президент Трамп. Но очевидную “удачу в битве” украли у него умело сговорившиеся разбойники. Вернее, не у него. У нас. У 75 миллионов его выборщиков. Прошло два месяца. Но тупая боль не оставляет, не затягивается, развороченная “выборами” воронка никак не хочет заживать. 

(Между тем, аппетиту моему эта незаживающая душевная рана никакого видимого ущерба, сука, как, впрочем, и все прежние нравственные мучения, не нанесла. Так что, вечную в своей неизбывности мечту (или, как говорят locals – resolution) сбросить хотя бы… сколько-то фунтов, благополучно переношу на 2021 год. Это так, к слову)

Особенно невозможно примирить сознание с тем, что посильную помощь Злу оказали те самые служители Фемиды, в чьи безукоризненно чистые ризы, в чью абсолютную верность закону мы вместе с Трампом так по-детски наивно верили. Министр юстиции и три последних назначенца в Верховный Суд, с таким нечеловеческим трудом введенные туда Президентом, по-иезуитски лицемерно и расчетливо предали наше и его доверие... Клятвопреступники в черных робах, клявшиеся на Библии стоять на защите Конституции, они не приняли к рассмотрению иск Техаса, зная, что сделай они это, грязным махинациям разбойников был бы вынесен неоспариваемый приговор, и Трамп вступил бы во вторую каденцию. А это вызвало бы негодование тех, кто уже второй месяц уверенно держит  в руках украденную у Трампа победу. Получается такой расклад:  у одной стороны — ничего кроме правды, а вот у другой, разбойничьей,  имеются штурмовые отряды в лице BML, Антифы и прочего, с коими шутки плохи. Называя вещи своими именами, те, кто должны  быть последней линией защиты Закона, трусливо отступили перед угрозой внутреннего террора, бросив the law of the land, и нас вместе с ним, на произвол судьбы. Но дальше об этом нельзя. А то совсем не по-новогоднему получится.

Мартиролог 2020-го. Зловещий этот список страшен чуть не еженедельным пополнением его в течение года легендарно прославленными по всему русскому миру именами. Жванецкого, Джигарханяна, Виктюка мир этот оплакивал как близкую родню. Впрочем, у каждого в этом скорбном списке есть тот, чья потеря кажется наиболее невосполнимой. Я, к примеру, сильно горевала об уходе Бориса Фрезинского, уникального знатока истории литературы и политической истории России XX века, никому, практически, если сравнивать с другими, чуть не религиозно почитаемыми покойниками 2020-го, неизвестного. Но если вы закачаете и прочтете его книги, то вам непременно откроется, “кого потеряла страна” в начале декабря “нехорошего”, как та булгаковская квартира, 2020-го года.

Источник: Livejournal

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..