четверг, 6 февраля 2020 г.

Самоубийство врачей начинается со “школьной скамьи”

Самоубийство врачей начинается со “школьной скамьи”

Несколько лет назад, работая в системе здравоохранения, наша компания разрабатывала и внедряла программу психологической поддержки врачей-онкологов в различных регионах России. В то время я только начинала участвовать в разработке подобного рода программ и была удивлена активному интересу, который проявляли врачи к данной программе, о чем поделилась с коллегой, врачом-гематологом, ведущим экспертом Института гематологии.
Photo copyright: pixabay.com
В ответ услышала довольно жесткую реакцию: “Ты вообще знаешь, что чувствует врач, когда сталкивается со смертью, против которой он бился что есть сил и которую не смог предотвратить? Как ощущает себя врач, когда говорит пациенту, что он выздоровеет, особенно маленькому, который полностью открыт ко всему новому в жизни, а при этом врач знает, что завтра его может не стать? Каково смотреть врачу в глаза родным, которые надеялись на него как на Бога, а он ничего не смог сделать для спасения…?”

Эпидемия самоубийств

Прошло 6 лет с тех пор….
Сегодня читая о самоубийствах врачей в Израиле, когда в одной и той же больнице покончили жизнь самоубийством трое врачей и один ординатор, мы знаем о мерах, которые предпринимают врачи против стресса: много алкоголя, снотворного, жесткий, быстрый секс с мед.персоналом, запрещенные препараты.
Наше животное, наше тело, требует моментального решения проблемы… Но насколько это помогает на самом деле? Где кроется настоящая причина, где начинается поломка и открывается дорога к смерти самих врачей? Что происходит с врачами в других странах и как они решают подобные проблемы.
Согласно последним исследованиям на 2018 год, в США каждый день один врач совершает самоубийство. Это самый высокий уровень самоубийств среди других профессий. “Число суицидов среди врачей варьируется от 28 до 40 случаев на 100 000 человек – в два раза выше, чем среди обычного населения. Уровень самоубийств среди медиков выше, чем среди военных, чья работа считается очень стрессовой”, ‒ считает Дипика Танвар (Deepika Tanwar, MD), врач, сотрудник психиатрической программы Харлем Хоспитал в Нью-Йорке.
Исследования в Финляндии, Норвегии, Австралии, Сингапуре, Китае и других странах также показали рост тревожности, депрессии и суицидальных мыслей среди студентов медицинских учебных заведений и медработников.
В разных странах врачи говорят одно и то же. Чрезмерные нагрузки каждый день, жалобы пациентов, которые льются на врача нескончаемым потоком, давление системы, конкуренция, работа без выходных. И психика врача не выдерживает. Она поначалу защищает организм от срыва, а затем начинается ломаться…
Врач – это человек-целитель, он может увидеть, предусмотреть, найти решение и предотвратить пагубные последствия многих болезней. Врач исцеляет других, почему он не может применить те же инструменты, законы относительно себя? Запрограммировать свой иммунитет “на жизнь”, включить внутренний вечный двигатель самообновления?
Исследуя различные социальные проблемы, тенденции, которые происходят в обществе, я обращаюсь за советом и решением к моему учителю, Михаэлю Лайтману, специалисту по биокибернетике, ученому, исследователю, каббалисту. Каждый раз его ответы прорывали внутренний тупик, в который сложная ситуация заводила людей. Сейчас сижу, переслушивая нашу беседу о врачах, хочу поделиться его точкой зрения.

Почему врач не может исцелить сам себя?

Врач “входит” в каждого больного и ощущает его внутри себя. Сегодня состояния больных очень сложные, составные: проблемы этического и психологического, философского и одновременно физиологического характера. Поэтому врач чувственно “входит” в пациента.
Когда врач имеет за свою смену, за свое дежурство в поликлинике или больнице десятки таких случаев, и в каждый момент времени он включается в состояние больного, то эти включения становятся очень травматичными. Он начинает их чувствовать на себе. Он не может пренебрежительно относиться к человеку, даже если бы захотел. Он ощущает его состояние.
Это известно как симптом “полицейские и воры”. Хотя полицейские имеют дело с ворами, но они им сочувствуют и знают этих воров, они похожи на них. И воры, когда взаимодействуют с полицейскими, тоже подобны в чем-то полицейским, понимают их, взаимодействуют с ними.
Ты хочешь или не хочешь, но ты как бы заражаешься вирусами от того, с кем ты взаимодействуешь. Ты начинаешь быть в чем-то ему подобным, даже если он твой враг, противник и т.д. И поэтому сопереживание врачей пациентам, больным неизбежно.

Сколько можно сопереживать?

Сколько лет можно сопереживать?! Ведь каждый день – это десятки пациентов. Переходя от койки к койке, от пациента к пациенту, врач включается каждый раз во все новую болезнь, во все новую проблему. И так изо дня в день. С врача спрашивают, его теребят, на него давят. Врач чувствует свою ответственность. Пациент болеет – виноват врач, пациент умирает – еще больше виноват, на врача смотрят все члены семьи больного…
Врач психологически должен быть как стена! Как компьютер, который назначает лекарство, определяет болезнь, диагноз, анамнез и все прочее, и все – “выплевывает” из себя рецепт и пошел. Однако такого не может быть, хотя система и стремится превратить врачей в машины. Мы – люди, и наши желания являются основой нашего организма, нашей системы, нервной системы самое главное. И поэтому ничего удивительного в том, что врачи находятся на пределе сил, нет.
Современная медицина, при всем своем развитии и всех возможностях, построена на том, что требует от врача внутренних усилий. Потому что, не вникая в диагноз, в болезнь, не проявляя в какой-то мере сочувствие, ты не можешь представить себе, что происходит в пациенте. Даже если мы говорим о давлении, головной боли, сердце…

Врач – самый главный больной

Нет ничего удивительного в том, что врач – самый главный больной в больнице, а не пациент. Он является практически самым чувственным элементом этой системы. Хотя часто нам, пациентам, кажется: “Что там врач! Я ему все рассказал, выложил, выплакался пред ним, а он мне выписывает какую-то бумажку, направление на что-то”. Нет.
В профессиональной деятельности врачи – это одна из первых профессий, когда люди сталкиваются со смертью. И когда практически ребенок, окончивший институт, попадает в больницу, первая встреча со смертью, конечно, производит на него неизгладимое впечатление. Среди врачей-ординаторов в США процент суицидов составляет 74%.
Человек, который сталкивается со всеми медицинскими проблемами (тяжелые роды, неизлечимые болезни, смертельные случаи), переживает огромный стресс. Для него жизнь раскрывается на другом уровне, чем в обычной жизни, для обычных людей. Исследования говорят, что риск самоубийств среди врачей начинается со входа в медицинскую школу.
Люди, которые пережили ви́дение смерти, рождения, психологических процессов, проблем с человечеством, возможность пленения, ограничения властью или противником и пр. – это люди, которые, конечно, находились под очень сильным стрессом, и к ним отношение должно быть особое.
Врачи прошли все эти состояния. И хотя порой кажется, что врачи все воспринимают отстраненно, на самом деле, стресс подтачивает человека и, в конце концов, съедает.

Врачи древности и врачи сегодня

Сегодня суициды совершают не только те врачи, которых съедает депрессия, но и психически здоровые люди. Если заглянуть в историю, мы увидим, что в некоторых культурах самоубийство считалось адекватной реакцией. Достаточно вспомнить традицию харакири японских самураев. Пинель, французский психиатр, работавший в конце XVIII — начале XIX вв., считал потерю чести достаточным основанием для совершения самоубийства. Для римского патриция было естественным выходом при опале, при крушении карьеры и т. п.
Однако существовал и иной подход. Работа великих врачей дает нам такие примеры.
Маймонид. Моше бен Маймон – известный каббалист и врач XII века, был врачом у султана Египта. Его будни были заполнены напряженной работой.
Ежедневно по утрам он был обязан явиться ко двору. Если были случаи, требующие лечения, он лечил. Если нет, то до полудня он находился при дворе султана, а затем возвращался домой. Там его ожидали пациенты различных национальностей, социального статуса, и он занимался ими до позднего вечера. И так продолжалось каждый день. Конечно же, он уставал, но тем не менее после насыщенного дня он шел заниматься Торой с учениками иногда до двух часов ночи. И лишь по субботам он мог спокойно беседовать с членами общины и наставлять их.
У него тоже был очень напряженный график работы. Безусловно, это был 12 век, в 21 веке и требования другие, и давление внешнее иное. В чем отличие великих древних врачей от героев-врачей сегодня?
Моше бен Маймон был великим каббалистом. Он чувствовал систему мироздания. Он понимал в ней свое место и понимал, для чего он существует. И поэтому ему не было тяжело общаться ни с простыми больными, ни с султаном. Он всегда видел, что он производит определенные исправления в мире. И поэтому у него было достаточно сил, и всегда он был внутренне уравновешен.
Понимая свое место в системе мироздания, Маймонид понимал, что он делает, когда помогает людям, когда объясняет своей общине, как надо действовать – растить себя, детей. Когда надо воздействовать на султана и т.д. Он понимал, какие исправления в мире при этом он производит, и поэтому у него были силы.
Как врач знает, какие процедуры нужны пациенту, так и Маймонид знал: какое исправление в мире он делает, для чего ему даются пациенты, как он исправляет через них весь мир. Не просто Египет, Испанию, землю Израиля, а производит исправление в общей системе мироздания. Он был каббалистом! Поэтому у него были силы.
Он работал на уровне низшем, на уровне нашего мира, но при этом сам находился выше нашего мира, и поэтому для него лечение не составляло большого труда. Это как игра с детьми в детскую игру. Маймонид на это не расходовал все свои силы.
Сегодня врачи, которые заканчивают жизнь самоубийством, в своих предсмертных записках пишут: “Иногда мне больше не хочется жить в этом мире. Я ощущаю, что у меня просто нет причин просыпаться по утрам” …
Это следствие не только больших нагрузок, которые падают на их плечи, но почти бессмысленность работы системы: вчера он занимался больными и сегодня, и завтра. От этого их количество не уменьшается, от этого им легче, практически, не становится. Врач не чувствует, что он при этом делает в мире исправление! Он не видит результаты своих трудов.
А если бы он был при этом каббалистом? Он видел бы результат своих трудов. У него были бы силы поступать правильно, лечить и при этом еще и наслаждаться тем, что он делает в мире исправления – через себя. Но для этого надо быть как Маймонидом.

Как в 21 веке сохранить врачей?

Как предотвратить перегрузки врачей? Кроме медикаментозного какое решение мы можем предложить?
Минздраву нужно, где возможно, автоматизировать работу врачей, убрать совершенно лишнее, чтобы не было такой роботоподобной, механической работы с пациентами, чтобы врач работал на том уровне, где машина не способна. Мы сегодня уже можем в большинстве случаев заменить врача в рутинной первичной диагностике.
Мы должны приучить пациентов правильно обращаться к врачу. Мы должны сделать так, чтобы не приходили к врачу просто жаловаться. Необходима предварительная работа с больными.
Необходимо оценить все запросы населения, внедрить в систему помощь психолога, который снял бы большую часть нагрузки с врача, и тогда мы увидим, что можно обойтись даже тем количеством врачей, которое у нас есть и не доводить врачей до самоубийства.

Послесловие: исцели себя сам

Маймонид умел не только лечить, но еще и исправлять процессы. Однако у заболеваний существует причина, которую люди могут устранить сами.
Если бы люди относились друг к другу с добром, участливо, то исчезли бы стрессы, перегрузки, одиночество, люди практически перестали бы болеть, т.к. в каждый момент времени появился бы смысл в том, что человек делает, он наполнялся бы положительной энергией, силами, не закупоривался бы в себе, не съедал себя, каждый чувствовал бы себя счастливым и хотел радостью поделиться друг с другом.
Сейчас во многих странах развивают комплекс превентивной медицины. Мы можем научиться предупреждать болезни, внедрив систему не только полезных упражнений для тела, но и правильных взаимоотношений между людьми, чтобы потом не тратить большие средства на лечение. Участие, дружба, любовь, сочувствие могут дать такие силы человеку, что он сможет преодолеть большинство проблем, если вообще не все проблемы, и излечиться сам. Без помощи врача, только с помощью окружающего общества.
И тогда врачи не только будут здоровы и счастливы. Профессия врача исчезнет, как таковая, т.к. люди достигнут состояния, когда будут с абсолютно добрыми чувствами относиться друг к другу и болезней не станет.
Ларина Ликворник – бизнес-тренер, проект-менеджер образовательных программ, исполнительный директор АНО «Центр инноваций в здравоохранении «Развитие» (2013–2014)

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..