среда, 1 мая 2019 г.

Голову в песок – не выход

Голову в песок – не выход

Школа должна активно бороться с антисемитизмом.
Photo copyright: pixabay.com
Подростка пинают в школе после того, как на занятиях по этике он рассказал, что был в синагоге. Другому школьнику одноклассники пускают в лицо сигаретный дым, чтобы «напомнить ему о его предках». Это всего лишь два прошлогодних инцидента, имевших место в Берлине, которые свидетельствуют о том, что антисемитизм по-прежнему остается проблемой в Германии.
Сообщений о подобных инцидентах организованный ZWSt в Берлине специальный центр (Kompetenzzentrum für Prävention und Empowerment) получает немало. Центр ориентирован как на школьников и их родителей, так и на педагогов, а также прочих работников социальной сферы, не знающих, как им действовать, столкнувшись с антисемитскими инцидентами.
Специалисты центра отмечают, что в последние годы подобных инцидентов стало больше – от оскорблений до физических нападений, а сдерживающих факторов – меньше. Причем это касается не только участников подобных инцидентов, но и общества в целом. Ведь школьники, нападающие на своих одноклассников потому, что те – евреи, зачастую делают это потому, что прежде впитали антисемитские предрассудки и наслушались юдофобских высказываний в других местах: в собственной семье, в магазине или фитнес-клубе. Причем обострение конфликта на Ближнем Востоке стимулирует подобные разговоры, а значит, и число антисемитских инцидентов.
Для их предотвращения создан ряд организаций, включая вышеупомянутый центр, однако не всегда случаи антисемитской дискриминации очевидны – порой они скрываются за ехидными и на первый взгляд безобидными замечаниями. Это могут быть, например, высказывания о том, что евреи – чужие в стране, антисионизм, приверженность теории заговоров или принижение преступлений нацистов.
Но еще большая проблема заключается в том, что учителя и школьники нередко склонны отмахиваться от подобных инцидентов. Даже если они и регистрируются официально, этим нередко все и ограничивается. Понятно, что подобная безнаказанность не проходит бесследно.
Между тем задача государства – сделать школы (и не только их, но в данном контексте речь идет о системе образования) безопасным местом. Любой школьник, ставший жертвой дискриминации, должен обязательно и немедленно получить защиту и поддержку, инцидент должен быть предан гласности и иметь действенные последствия. Даже дети должны осознавать, что они несут ответственность за свои действия. Именно этого родителям жертвы следует требовать от руководства школы, а параллельно – обращаться в органы по борьбе с дискриминацией или школьную инспекцию. Общество же должно требовать от системы образования целенаправленной подготовки педагогов и руководства школ для адекватного реагирования на антисемитские инциденты.
Причем проблема эта многомерна, она выходит за рамки юридических, организационных или педагогическо-психологических мероприятий. И ее нерешенность имеет фатальные последствия. Для многих учителей это удобный повод избежать обсуждения сложной проблемы на школьных уроках, не говорить об Израиле или жизни евреев в Германии, дабы «не будить спящих собак». Те же, кто все же решается на это, нередко встречают яростный отпор от школьников арабского происхождения или исламского вероисповедания, которые безапелляционно заявляют, что Израиль как еврейское государство должен исчезнуть, поскольку, дескать, находится на арабской земле.
Множество примеров подобных ситуаций содержится в исследовании «Салафизм и антисемитизм в берлинских школах», опубликованном в 2017 г. Американским еврейским комитетом (AJC). Этот 33-страничный документ оставляет весьма тягостное впечатление, напоминая о том, что европейский антисемитизм – это не только осквернение еврейских кладбищ и нападения на еврейских интеллектуалов во Франции или антисемитизм как линия поведения целой партии в Великобритании, но и повседневная жизнь евреев в Германии, в которой школы представляют собой особую зону напряженности.
Исследование подтверждает три хорошо известных источника антисемитизма – право- и левоэкстремистские круги, и представители арабско-мусульманского населения. Дать количественную оценку по каждой из этих групп сложно, но, по мнению авторов исследования AJC, именно молодые выходцы из мусульманских семей чаще других школьников являются носителями антисемитизма.
«Ты, еврей!» – таково самое расхожее оскорбление во многих школьных дворах. Нередко школьники зачеркивают Израиль в географических атласах. Когда учителя пытаются дискутировать с ними на эту тему, то слышат в ответ: «Да, да, мы знаем, что Германия всегда поддерживает Израиль, но скоро это закончится. Как только мы сможем принимать решения, все будет по-другому».
Как на это должны реагировать педагоги? По мнению директора офиса AJC в Берлине Дайдры Бергер, многие учителя чувствуют себя оставленными без какой-либо поддержки. Для того, чтобы изменить ситуацию, необходимо, как она считает, предпринять несколько шагов: от увещевания директоров школ, которые из страха подорвать репутацию заведения замалчивают подобные проблемы, через обучение учителей тому, как адекватно реагировать в подобных ситуациях, до глобальных мероприятий по воспитанию демократического сознания. «Исламский экстремизм и антисемитизм – это нападки на наш демократический стиль мышления, – говорит Бергер. – Поэтому мы также должны стремиться к поддержке родителей, которые, возможно, не знают, что в школе, где учатся их дети, например, ведут пропаганду салафитские миссионеры».
В германских школах тема антисемитизма рассматривается в основном на уроках истории, но почти никогда – на уроках политики. «Современный антисемитизм вовсе не присутствует в учебных программах или присутствует в них недостаточно, – полагает Тоньо Ёфтеринг, председатель Германского общества политического образования и профессор Ольденбургского университета. – Долгое время политики в области образования считали, что наша демократия настолько прочна, что нет необходимости подробно рассматривать явления, которые в состоянии ей угрожать».
В учебниках тоже об антисемитизме говорится лишь в контексте истории и практически никогда – применительно к современности. А если он и упоминается, то лишь в связи с правым экстремизмом. Это подтверждает Дирк Садовски из Международного института изучения школьных учебников им. Георга Эккерта. В 2011–2015 гг. он в качестве сопредседателя германо-израильской комиссии анализировал школьные учебники по географии, истории и политике. Его вывод: «Исламистский антисемитизм и антисемитизм в изученных учебниках не рассматривался вообще». По мнению экспертов, подобная ограниченная трактовка весьма опасна, поскольку порождает впечатление, что антисемитизм – краткосрочное явление, связанное с национал-социализмом и исчезнувшее вместе с ним.
Существование проблемы признал и уполномоченный федерального правительства по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн, который отметил в беседе с корреспондентом газеты Die Welt: «Учебники вовсе не содержат либо содержат недостаточно информации о еврейской жизни в нынешней Германии, а также о современном, прежде всего антиизраильском, антисемитизме. Часто создается фатальное впечатление, что с окончанием нацистского режима антисемитизм в Германии ушел в прошлое».
Президент Баварского союза учителей Симоне Фляйшман также подтверждает наличие проблемы с учебниками и программами, но призывает учителей не ждать, пока все это изменится. Слишком заметен рост антисемитизма в школах. «Если во вторник во Франции люди выходят на демонстрацию против антисемитизма, то обязательно найдутся учителя, которые уже в среду будут говорить об этом в классе», – уверена она.
Леонид ФУКС, «Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..