вторник, 21 ноября 2017 г.

Сколько продержатся "настоящие" книги?


Сколько продержатся "настоящие" книги?

Все, что раньше было под силу только "официальным" издательствам — с деньгами на печать тиража и содержание штата, со связями в книжной торговле, с бюджетом на рекламу, — теперь имеется в распоряжении любого частного лица. В то же время тиражи "официальных" издательств падают, а тиражи "самиздата" растут, по всему миру имеются прецеденты. Вопрос: когда и чему именно эти два статуса уступят место?
Предупреждая критику моего тезиса о том, что теперь каждый имеет те же возможности, что издательство... 


Напечататься в электронном и бумажном виде стоит копейки — потому что теперь можно печатать от одного экземпляра и все равно укладываться в нормальную розничную цену. Более того, при тираже от пары тысяч (точные цифры все время меняются в лучшую сторону), автор может получить себестоимость, которая позволит конкурировать по розничной цене с магазинами.

Время, которое автор тратит на издательские и торговые хлопоты, можно потратить нанаписание книг" — дилетантское заблуждение. Продуктивность автора не зависит от времени, имеющегося на писание. Разве что речь уж совсем о графомане, работающем на объем. Да, Стивен Кинг, например, настаивает на ежедневном писании с выдачей 6–8 страниц. Но так работают и хотят работать не все. Время, если вопрос именно в нем, остается.

Кроме того, многим полезна обратная связь, возникающая на всех этих уровнях — хотите ли вы меня продвигать, продавать, покупать? — многие авторы достаточно сильны, чтобы выслушивать разные ответы на этот вопрос и извлекать из них пользу.

И даже если автор уж совсем хочет быть далеко от всего этого — команда таких спецов может быть собрана из самозанятых: агент, рекламщик, продажник (или тупо техник по размещению макета на площадках). А уж рекламой верстальщиков–художников–редакторов–корректоров забит весь Интернет. И эта команда вряд ли сможет диктовать автору что–то, как это нередко делают издатели. И платить этой команде, теоретически, автор сможет больше, чем издатель сегодня — те же деньги, только разделенные на меньшее количество карманов.

Что до бюджета на продвижение, то сейчас у издателей его нет. Если вы уже Пелевин, то Эксмо, так и быть, разорится на пару баннеров. В остальном — только недавно попадались вакансии "специалиста по безбюджетному продвижению книг". И оплата, небось, за процент от продаж — достукались издатели, что сам факт выхода новой книги уже никого не возбуждает.

С другой стороны, если у автора имеется рубль на продвижение, он даже на рубль может чего–то укупить. И тут вольному воля: есть желание, ум и немного денег — пиши рекламы, тестируй каналы.

Что осталось по этой части? Создать интерфейс между бумажным самиздатом и офлайновой торговлей, как он создан уже между самиздатом электронным и торговлей в Интернете. Думаю, это дело ближайших 2–3 лет. Офлайновые магазины, если хотят выжить, должны искать то, что продается, а не только то, что согласны привезти издательства — полки тоже денег стоят, их не все равно, чем забивать.

Раньше издательства явно или неявно стремились монополизировать каналы сбыта, ибо читатель берет то, что может взять, а не то, что хочет взять. Сейчас возможности человека взять книгу глобальны, это можно сделать не отходя от монитора, даже если речь о бумаге.

Могут сказать, что в этом вале макулатуры будут малоразличимы жемчужины. Но сейчас так и раньше было точно так же. Только этот вал стоил читателям и природе существенно дороже. Из 10 книг прибыльны 2–3, остальное шлак, который издатели гонят, чтобы не пустовали мощности. И такие эксперименты на бумаге обходились в тысячи квадратных км леса, потому что минимальный тираж был 5–10 тысяч, меньше типография не бралась печатать. Сейчас начинать продажи можно с одной пачки или вообще с файла. А судьба хороших книг продолжает оставаться во многом индивидуальным сюжетом.

Если где и есть точка приложения усилий, нерешенные проблемы, то в области быстрого нахождения книгой пути к своему читателю. Нынешние алгоритмы показа контекстной рекламы — полная туфта. И не видно пока улучшений, что странно. Например, онлайн–переводчики сильно шагнули вперед, а тут все топчется — или я чего–то не знаю?

С пиратством, думаю, разберутся. Жестче контроль за доступом в Сеть (тут террористы помогают) и неустранимая метка на каждом файле с информацией, кто автор и куда перечислять сколько денег — плюс блокчейн с грошовой стоимостью транзакций и контролем за ними.

Итого, возвращаюсь к вопросам. Сколько осталось до момента, когда статус автора книги не будет ничем другим, кроме статуса "человека, который написал и выложил в Сеть некий текст"? Что станет с этим статусом?

Надеюсь, золотозубые "завсклад, дирэктор магазин, туваравэд", их жоны, а также государственные мужи, в чинах или отставке, отвалят нахер с поляны или займут свое скромное место — станут клиентами небольших каморок, типа тех, где сейчас печатают семейные фото и реставрируют VHS.

Авторство книги перестанет быть основой для браминской гордости само по себе, предметом гордости станет либо оправданная известность в узких кругах, либо обращающая на себя внимание рекордная популярность в кругах широких. А разделение на "самиздат" и не "самиздат" канет в Лету.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..