вторник, 14 марта 2017 г.

Брекзит и Трамп: возрождение здравого смысла

Брекзит и Трамп: возрождение здравого смысла

Наверное, многим уже само название статьи покажется совершенным абсурдом, однако надеюсь убедить в обратном. Предлагаю оставить в стороне обсуждение последствий брекзита и прихода к власти Трампа, его личного своеобразия, и обратиться к причинам столь резких, можно сказать тектонических, изменений. Думаю, нет необходимости доказывать, что эти события не могли быть результатом внезапного помешательства граждан. На мой взгляд, это повод задуматься, а не оказался ли мир сложнее, чем нам представлялось, может быть его развитие идет не по тому прямому пути, который представлялся нам единственно разумным.
Обратимся к недавней истории. В двадцатом веке, после чрезвычайно кровопролитных мировых войн, в мире произошли огромные позитивные изменения: крушение колониальной системы и советского блока, демократизация России и Восточной Европы, создание Европейского Союза, началась глобализация, что привело к быстрому росту мировой экономики и уровня жизни во многих странах. Всё это закономерно породило в общественном мнении западных стран огромные надежды на возможность быстрой интеграции всех стран в мирное и процветающее сообщество всех стран и народов.
Именно очарование этих огромных надежд видимо и привело к заметному левому сдвигу в спектре общественного мнения западных стран. В политику, прессу, искусство, школы и университеты пришли многочисленные сторонники леволиберальных взглядов. Значительную роль в этом левом сдвиге сыграли студенческие организации с их естественной левизной и радикальностью, свойственной молодости и отсутствию политического опыта. Участие в массовых политических фестивалях-шествиях стало модным способом совместного времяпровождения для очень многих. Шествия скандирующих лозунги и размахивающих плакатами леволиберальных «хунвейбинов», часто с битьем витрин и схватками с полицией, стали обычным делом. Репортажи об этих шествиях, интервью их лидеров стали неизменно попадать на первые места выпусков новостей глобальных средств массовой информации, что обеспечило сторонникам леволиберальных взглядов несоразмерное большое влияние на общественное мнение.
Всё это видимо и стало причиной возникновения атмосферы своего рода леволиберального фундаментализма. Появилась множество добровольных «стражей чистого либерализма», и любой человек, тем более политик, позволивший себе высказать то, что могло быть воспринято ими как «антилиберальное», немедленно подвергался настоящей травле с наклеиванием ярлыков нацист, расист, националист, сексист и тп. В нарушение фундаментального конституционного принципа равенства прав всех людей, независимо от расы, цвета кожи, вероисповедания, сексуальной принадлежности и т.п.,  начала широко распространяться практика «позитивной дискриминации», то есть по сути дискриминация большинства граждан ради создания преимуществ для некоторых из них. Нормой стала нетерпимость, подавляющая свободу мнений, и, как следствие, жесткая самоцензура, прикрытая мягким эвфемизмом «политкорректности». Это заставляло политиков замалчивать возникновение негативных проблем, связанных с миграцией и глобализацией. Западное общественное мнение оказалось зачаровано леволиберальным наваждением, заставляющим закрывать глаза на эти проблемы. Однако их рост неизбежно создавал скрытый потенциал недовольства. Такое неустойчивое сочетание не могло не привести к драматическому разряду этого потенциала.
Хейнрих Ансон
Автор Хейнрих Ансон
Поводом для такого разряда в Европейском Союзе стало резкое обострение миграционного кризиса. Этот шок в очень многих гражданах пробудил наконец здравый смысл. Вдруг стал очевидным давно известный факт – мультикультурализм оказался иллюзией, чрезмерная миграция разрушает привычную для европейцев культурную среду. Однако руководство ЕС, парализованное политкорректностью, оказалось неспособным остановить многотысячные колонны беженцев, беспрепятственно марширующие через границы. При этом граждане стран ЕС неожиданно осознали, что их суверенное право регулировать миграцию через границы своих стран уже существенно ограничены. Хуже того, миграционный кризис выявил властные амбиции Европейской комиссии, которая позволила себе применять угрозы, чтобы заставить суверенные страны принять мигрантов, что естественно вызывало возмущение граждан стран-участников. Именно это привело к росту национализма в странах ЕС и шокирующе неожиданной победе брекзита.
Схожая неустойчивая ситуация возникла и в США. Американское общественное мнение, также зачарованное леволиберальным наваждением, предпочитало не замечать острых реальных проблем, связанных с чрезмерной миграцией, ростом расходов на медицинское обслуживание, фактическим снижением уровня жизни из-за вывода многих производств в страны с дешевой рабочей силой и многим другим. Однако эти проблемы не могли не привести к росту скрытого потенциала недовольства. Шоком, приведшим к разряду этого потенциала, стало появление на выборах президента такого кандидата, как Дональд Трамп. Миллионы избирателей привлекло к Трампу именно то, что он не принадлежит к самодовольному и высокомерному леволиберальному истеблишменту, и смелость, с которой он отвергает все их иллюзорные политические забавы вроде нелепой борьбы с изменением климата и трансгендерных туалетов. В нем увидели человека, предлагающего радикальные решения, основанные на здравом смысле, способного отстранить наконец от власти леволиберальный истеблишмент и заняться по сути восстановлением страны.
Информационный шум в прессе по поводу угрожающих последствий брекзита и, особенно, прихода такой неординарной личности, как Трамп, на мой взгляд, совершенно заслонил чрезвычайно важное обстоятельство этих событий, а именно то, что это произошло по воле народа. Проблемы, к которым привел многие годы преобладающий в политике западных стран леволиберальный мейнстрим, стали очевидно настолько остры, что здравый смысл большинства граждан наконец возобладал. Практически во всех западных странах начался рост популярности партий, противостоящих леволиберальному истеблишменту, а граждане Великобритании и США, воспользовавшись своей верховной властью, фактически сменили политический курс своих стран.
На мой взгляд, эти события обозначили начало коррекция курса развития европейской цивилизации, слишком далеко зашедшего налево. Можно согласиться с тем, что большинство граждан может ошибаться. Проигравшие политики всегда считают, что большинство было обмануто. Однако у большинства граждан, голосовавших за брекзит и Трампа, были очевидные основания думать, что они были обмануты скорее сторонниками прежнего политического курса. Так устроена демократия, именно большинство граждан определяет политический курс страны. Оно может ошибаться, и должно само исправлять свою ошибку. Именно исправление ошибки и происходит.
Падение доверия граждан к леволиберальному истеблишменту естественно выдвинуло популистов, которые быстро улавливают изменения настроений избирателей, требующих перемен и свободны от парализующей здравый смысл политкорректности. Однако это прямой результат отсутствия здоровой дискуссии в обществе, подавляемой леволиберальными фундаменталистами. Умеренные политики мейнстрима, опасаясь травли со стороны леволиберальных фундаменталистов, крайне осторожно позволяют себе проявлять здравый смысл. Кстати, осторожная и половинчатая коррекция позиций некоторых политиков мейнстрима уже заметна.
Не может быть и речи об отказе от либеральных ценностей, в чем обычно леволиберальные фундаменталисты лживо обвиняют оппонентов. Наоборот, речь идет об их восстановлении, и прежде всего свободы мнений и дискуссий, об освобождении общественного мнения от тоталитарного гнета левых. Либеральные ценности основаны на здравом смысле, и поэтому не могут ему противоречить.
Здравый смысл подсказывает, что проблемы, связанные с массовой миграцией, ограничением суверенитета стран-членов ЕС и выводом производств в страны с дешевой рабочей силой, стали результатом чрезмерно расширенного толкования либерализма и давления межнациональных корпораций. Свобода не может быть безграничной. Также как отношения между людьми, отношения между странами не могут быть нормальными без определенных ограничений. Необходимо вспомнить фундаментальный правовой принцип: свобода каждого поступать по своему разумению простирается лишь до тех пор, пока она не столкнется с такой же свободой другого, и поэтому, для защиты интересов каждого, свобода может быть ограничена законом, в равной степени для всех. То есть законные ограничения свободы соответствуют либеральным ценностям.
Здравый смысл подсказывает, что неизбежные ограничения для свободы каждого поступать по своему разумению, будут существовать, пока существуют различия между людьми, между культурами и обычаями, между сообществами людей, и пока существуют собственность и частные интересы. То есть, скорее всего, пока существуют люди. Именно поэтому граждане каждой страны, защищая свои интересы, безусловно, вправе по своему усмотрению регулировать миграцию, степень ограничения суверенитета своей страны, при вступлении в союзы, и вывод производств из своей страны в страны с дешевой рабочей силой.
Хейнрих Ансон
Автор о себе. Я родился и половину жизни прожил в Питере, независимый журналист, блогер «Эха Москвы», живу в Эстонии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..