вторник, 5 июля 2022 г.

С КАЖДЫМ ЗАВОЕВАННЫМ УКРАИНСКИМ ГОРОДОМ ПУТИН ДЕЛАЕТ РОССИЮ НЕ БОЛЬШЕ, А МЕНЬШЕ

 

      Фото из ФБ

 С КАЖДЫМ ЗАВОЕВАННЫМ УКРАИНСКИМ ГОРОДОМ ПУТИН ДЕЛАЕТ РОССИЮ НЕ БОЛЬШЕ, А МЕНЬШЕ 

=======================

Да может ли это быть- удивится читатель — чтобы увеличение уменьшало? Вопреки практике и математике. Может, как оказалось! Присоединив Крым к Федерации, Путин российскую территорию увеличил только на карте. Однако территорию русскую, зону Русского Мира, площадь распространения русской культуры и русского языка, а также число людей, которые считают русский родным, не увеличил, а сократил. И это только на первый взгляд парадокс. Это реальность.

Присоединив Крым, Путин бесспорно думал, что расширяя Российскую Территорию он тем самым мир русской культуры и русского языка расширяет и увеличивает. В действительности произошло диаметрально противоположное. Присоединение Крыма (независимо от того имело оно исторические основания или нет, было осуществлено вопреки международно-принятым нормам, даже договор, согласно которому Россия являлась гарантом целостности Украины, Дума не денонсировала, что запросто могла сделать за один день!) Русский Мир уменьшило и урезало. И этого уже не поправить.

Причем этого скачкообразного уменьшения Русского Мира после «воссоединения Крыма с Россией» уже не поправить никаким расширением территории Федерации и восстановлением СССР. Будут воссоединены с Федерацией Харьков, Днепропетровск, Одесса, Киев и Приднестровье или не будут, будет ли соединен Калининград-Кенигсберг с территорией федерации коридором или не будет — русский мир, уменьшившийся во всем мире за месяц как шагреневая кожа, от этого не расширился. Русский язык в Украине всеми — включая русскоязычных людей — стал восприниматься как язык дикарей. Врагов. Москалей. Которые (о чем в Советском Союзе не напоминали) сразу после Раздела Польши (в действительности Польши, Литвы, Белоруссии и Украины) украинцев, до этого являвшихся свободными хлебопашцами, в крепостных превратили. За все время жизни в Советском Союзе об этом немаловажном событии я нашел только одно упоминание. В истории государства российского от гостомысла до Тимашева Алексея Константиновича Толстого:

«Какая ж тут причина И где же корень зла, Сама Екатерина Постигнуть не могла.

Madame, при вас на диво Порядок расцветёт, — Писали ей учтиво Вольтер и Дидерот, —

Лишь надобно народу, Которому вы мать, Скорее дать свободу, Скорей свободу дать».

«Messieurs,- им возразила Она,- vousme comblez», — И тотчас прикрепила Украинцев к земле«.

(Messieursvousme comblez — Господа, вы слишком добры ко мне — в переводе с французского.)

Заинтересовавшись проблемой, о которой Алексей Константинович сказал буквально тремя словами, поскольку исторический факультет был напротив физического и профессора русской истории охотно говорили с любознательным отроком с глазу на глаз, а в Публичной Библиотеке зал русского фонда был открыт для свободного доступа (что было проколом Советской Власти), я обнаружил, что отношения украинцев с Московской Властью были далеко не безоблачными и до раскулачивания и голодомора. Весь 19 век восстание за восстанием — также, как в Польше после ее (а также Украины, Белоруссии и Литвы) разделов. Но в отличие от поляков, восстания украинцев (которых Екатерина дарила своим фаворитам десятками тысяч, как дарят лошадь) происходили разрознено, в деревнях. А потому легко подавлялись и их было нетрудно замалчивать.

Тем не менее русская культура в целом была украинцами принята — по крайней мере к востоку от реки Днепр. Она воспринималась как культура уровня мирового, в то время как украинская культура — как культура национальная. Что — при всем уважении к Украине, объективно наверное верно. Русский язык в левобережной Украине при Советской Власти в городах использовался чаще украинского и русскими, и украинцами. После присоединения Крыма Путиным все изменилось. В отношении к России и русскому языку в Харькове, Киеве, Днепропетровске произошло кардинальное изменение. На протяжении десятков лет в Советском Союзе в восточных областях Украины русский язык был языком образованной части населения. Украинский был в значительной степени языком деревни. На рынке покупатели спрашивали что сколько стоит по-русски, а продавцы отвечали по-украински. И вот за один месяц все изменилось с точностью до наоборот. Русский язык стал восприниматься как язык оккупантов ранее говорившими по русски украинцами — и даже многими русскими.

Молодежь, даже говорившая по-украински как на почти иностранном, демонстративно использует только украинский а по русски не хочет говорить. Это происходит и с детьми моих знакомых в Украине, и в украинских семьях в Америке. В разговорах с молодыми людьми с Украины, ранее по-русски не говоривших, и по многочисленным свидетельствам знакомых и журналистов, молодежь демонстративно не хочет говорить по русски. Поскольку, в отличие от Союза с границами на замке, границы всех стран бывшего СССР сегодня открыты, молодые люди будут учить французский, немецкий, итальянский, испанский — русский в последнюю очередь или вообще не будут учить. Потому что русская культура стала восприниматься как культура захватчика и агрессора, которого боятся и который непредсказуем. Не своя и родная, а чужая, враждебная. Так же, как и язык, который Путин думал, что защищает. А это совершенно ужасно и не вернуть никакими расширениями территории Федерации. Это необратимо.

То же самое я и мои друзья ощущают в отношении русского языка и контактов с Россией в Америке. Отношение с русскими — любые контакты включая научные — после 16 марта стали восприниматься подозрительно, настороженно. После бойкота НАСА на приглашение каких-либо российских ученых на какие либо конференции с участием НАСА наверняка последуют требования бойкотировать контакты с российскими учеными и специалистами во многих других областях от физики и компьютерной техники до экономики и русской литературы. Области в которых работаю я (физика, молекулярная биология, технологии, требующие нетривиального использования математики) наверняка не будут обойдены вниманием в смысле ограничений. Это в Америке. Но и на другом конце «провода» (по интернету и скайпу с Москвой говорю много раз каждый день) в России ситуация очень нервозная. В разговоре с уважаемыми коллегами, с которыми работаем много лет, напряженность возникает в любую секунду.

И даже с друзьями, с которыми никогда не ругались и даже голос не повышали. Без сомнения, научные, культурные и технологически контакты я и мои коллеги будут продолжать. Но ощущение такое же как во время холодной войны. Когда приезжающие из России опасаются говорить откровенно не с глазу на глаз. Одни из опасения что об их несовпадающей с официальной позиции будет известно в России, другие наоборот — что попадут под обструкцию не принимающих присоединение Крыма коллегами с Запада. Не знаю, когда внезапно возникшая проблема исчезнет — и исчезнет ли в ближайшие годы и даже десятилетия. Но то что ситуация изменилась, бесспорно. В течение более двадцати лет русский язык воспринимался с доброжелательством и интересом. Сейчас — настороженно и отчужденно.

Провозглашая защиту русского языка в Украине основой российской политики, Путин убивает русский язык во всем мире. Думая, что присоединением Крыма (а затем и Луганды, и Новороссии) Русский Мир расширяет, Путин его быстро и катастрофически сократил. Проблему Крыма можно было решить грамотно, аккуратно, без спешки, в соответствии с международными нормами. Так как это было проделано, произвело тектонический сдвиг не только в России и в Украине — и в Белоруссии, и в Прибалтике, и в Америке, и в Европе. После присоединения Крыма русский мир не увеличился, а уменьшился. Сжался и, как шагреневая кожа, продолжает сжиматься. Распад СССР уничтожил Советский Союз только территориально. Русская культура во многих регионах вне российских границ осталась родной и главной для миллионов людей, проживающих в некогда Союзных Республиках ныне независимых государствах, русский язык для миллионов людей остался основным разговорным — а для многих, не только русских по крови, родным. Воссоединяя Советский Союз на базе России, Путин уничтожил главное наследие СССР, которое создавалось столетиями: притягательность русской культуры. Притягательность, которую теперь уже восстановить и на территории бывшего СССР, и на территории стран бывшего Варшавского Договора, и в Западной Европе, и в США будет практически невозможно. Если при слове русский с Горбачева и до Олимпиады в Сочи люди доброжелательно улыбались, то теперь в лучшем случае морщатся. Разница колоссальная! Лучшее, что может быть сделано в ближайшее время — пытаться приостановить крайне негативный для России в настоящем и будущем процесс неприятия, неприязни и отторжения всюду. И не совершать новых шагов в нарушение международного права. Которые и без того ставшую непростой ситуацию превратят в катастрофу.

==================

написанное в этой статье семь лет назад сразу после присоединения Крыма с каждым завоеванным Путиным украинским городом становится не менее, а более актуальным

Юрий МАГАРШАК


1 комментарий:

  1. «после Раздела Польши (в действительности Польши, Литвы, Белоруссии и Украины)». Почему нельзя сказать просто: Раздела Речи Посполитой?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..