пятница, 15 октября 2021 г.

Почему существует неравенство?

 

Почему существует неравенство?

Ричард Линн (на фото), почетный профессор Университета Ольстера, продолжает свою удивительно продуктивную работу в области рас и IQ публикацией своей четвертой книги по этой тематике, «Глобальная колоколообразная кривая». В более ранних книгах, таких как «IQ и глобальное неравенство», профессор Линн обсуждал национальные и региональные последствия популяционных различий в интеллекте. В книге «Глобальная колоколообразная кривая» он концентрируется на том, что эти различия означают для многорасовых обществ. При систематическом рассмотрении практически каждой страны со значительными расовыми меньшинствами он обнаружил ту же социально-экономическую иерархию, которую Ричард Хернстайн и Чарльз Мюррей обнаружили в своем исследовании по Соединенным Штатам 1994-го года, «Колоколообразная кривая»: бeлые и азиаты на вершине, за ними в определенном порядке следуют другие расы.

Чем обусловлена эта иерархия? Профессор Линн, возможно, первый ученый, принявший единственное объяснение — групповые различия в IQ — и строго применивший его ко всем основным многонациональным обществам. Таким образом, он создал то, что можно было бы назвать общей теорией неравенства, и проверил ее на десятках стран. Результаты очевидны: группы различаются по среднему IQ, и именно это во многом определяет их успех или неудачу, где бы они ни находились и какими бы ни были обстоятельства.

Вне Индии

Есть несколько групп населения, разбросанных по всему миру — бeлые, евреи, африканцы, китайцы — и ученые часто отмечают, насколько закономерно эти люди либо поднимаются наверх, либо опускаются вниз в многорасовых обществах. Менее известно, что таким же образом можно изучать индийцев.

В наше время значительное индийское население проживает в Кении, Уганде, Танзании, Мозамбике, Замбии, Зимбабве и Южной Африке. Индийцы живут в Малайзии, Индонезии, на Фиджи, по всему Карибскому региону и в некоторых частях Южной Америки. Как отмечает профессор Линн, они демонстрируют постоянные образцы достижений среднего уровня, который полностью соответствует среднему уровню их среднего IQ.

Как индийцы попали во все эти места? Почти в каждом случае их привозили бeлые колонизаторы, когда свободные чepные (или другое местное население) не желали выполнять ту работу, которую раньше выполняли рабы. В Карибском бассейне, например, бывшие рабы рассеялись в глубинке и стали фермерами, ведущими натуральное хозяйство, вместо того, чтобы работать за зарплату на своих старых работах. Был единственный способ получить урожай — это привезти новую рабочую силу.

В саму Африку бeлые колонисты не прибывали в больших количествах до отмены рабства, поэтому там никогда не существовало традиций рабского труда на плантациях. Но и здесь чepные довольствовались прожиточным минимумом, не желая работать за зарплату на железных дорогах или плантациях. Как заметил сэр Гарри Джонстон, британский колониальный администратор в Натале, чepные, «как правило, испытывает сильное отвращение к постоянному сельскохозяйственному труду… Хотя они были полезными домашними слугами и полицейскими, [от них] мало пользы на плантациях».

Как отмечал в 1902-м году член британского парламента Герберт Самуэль: «Развитие этих частей Африки было бы действительно медленным, если бы не возможность использовать наши азиатские владения для неограниченных поставок зависимой рабочей силы…» Португальцы, голландцы и немцы также заменили ненадежную местную рабочую силу импортом индийцев. В результате появилось множество сложных многонациональных обществ, из изучения которых профессор Линн сделал полезные выводы.

По всей Африке картина одинакова. Хотя индийцы прибыли сюда в качестве бедных наемных рабочих, они очень быстро обогнали африканцев и стали торговцами и чиновниками. В нескольких британских колониях бeлым администраторам пришлось ответить на негодование чepных, приложив особые усилия для набора чepных чиновников, но они вернулись к найму индейцев, потому что различия в способностях были очень велики. В Кении в 1920-х годах британцы забеспокоились, что в экономике доминируют индейцы, и создали программы преференций при выполнении государственных заказов. Но опять же, чepные не могли выполнять работу, вынуждая британцев полагаться на индейцев. Розничная торговля почти полностью находилась в руках индийцев.

Профессор Линн цитирует социологов 60-х годов Флойда и Лилиан Дотсонов, объясняющих, почему чepные не открывают магазины:

Это требует знаний арифметики и бухгалтерского учета, совершенно превосходящих способности среднестатистического африканца. Он не знает цен и не знает, где выгодно покупать товары. Он не знает детально, сколько ему стоит каждый товар, и не утруждает себя установлением фиксированной наценки для каждого товара. По этой причине он часто продает в убыток, не осознавая, что делает.

Дотсоны добавляли: чepные часто думают, что выручка от продаж является чистой прибылью, и не осознают, что большую ее часть нужно реинвестировать в новые запасы.

Профессор Линн отмечает, что к 1971-му году 90% индийцев в Танзании были «бeлыми воротничками» или, по крайней мере, трудились на более-менее квалифицированных работах, в то время как среди чepных этот показатель составлял только 40%. Везде, где была доступна статистика, профессор Линн показывает, что существует строгая расовая иерархия с точки зрения доходов, бедности, рождений вне брака и преступности, причем индийцы неизменно более успешны, чем чepные. Эти результаты полностью согласуются со средним IQ индийцев в Африке около 87 по сравнению со средним показателем для всей Африки около 70. У индийцев преимущество IQ над африканцами столь же велико, как и преимущество бeлых над чepными в Соединенных Штатах.

В Южной Африке есть еще один расовый ингредиент в виде «цветных», которые представляют собой смесь бeлых и чepных. Их поведение похоже на поведение индийцев и находится где-то посередине между чepными и бeлыми. Во всех этих сообществах профессор Линн обнаружил отрицательную корреляцию между средним IQ и фертильностью: менее умные группы размножаются более успешно, чем более умные.

Расовая иерархия на Карибских островах соответствует той же схеме. Когда освобожденные чepные рабы отказались выполнять сельскохозяйственные работы, отчаявшиеся плантаторы привезли сюда индийцев, китайцев и даже некоторое количество португальцев. Таким образом, на многих островах есть пять расовых групп: бeлые, чepные, мулаты, индейцы и китайцы. В 19-м веке британский писатель Энтони Троллоп посетил острова и прямо заметил, что «китайцы и кули (индийцы) значительно превосходят негров по интеллекту». После визита в Гайану в материковой части Южной Америки он пришел к выводу: «Кули (индийцы) и китайцы обладают способностью копить деньги… негры как класс такой способностью не обладают, поэтому они валяются на солнце и едят бататы».

На всех островах китайцы очень хорошо преуспели, часто превосходя бeлых по доходам и социально-экономическому статусу, а также имея самые низкие показатели преступности и фертильности. Мулаты не так успешны, как бeлые или китайцы, но постоянно зарабатывают больше денег и совершают меньше преступлений, чем чepные.

Куба, население которой составляют 37% бeлых, 51% мулатов и 11% чepных, является поучительным примером, потому что революция Кастро упорно боролась за расовое равенство. Не удалось. Элиты остаются преимущественно бeлыми, а в 1994-м году чepные и мулаты взбунтовались, требуя лучшего обращения. Проведенный правительством в 1995-м году опрос показал, что 58% бeлых считают чepных менее умными, чем бeлые, 69% считают, что им не хватает «порядочности», а 68% заявили, что выступают против смешанных браков.

Гаити, самая бедная страна в Западном полушарии, на 95% населена чepными и на 5% — мулатами. Профессор Линн сообщает, что «об интеллекте населения Гаити ничего не известно», но об этом нетрудно догадаться. Доминиканская Республика, которая разделяет с Гаити остров Эспаньола, населена на 16% бeлыми, на 73% — мулатами, и на 11% — чepными, и ее доход на душу населения в три раза выше, чем на Гаити. На Гаити правящий класс — мулаты; в Доминиканской республике — бeлые.

Заморские китайцы

В Юго-Восточной Азии именно «заморские китайцы» предлагают наиболее интересные возможности для исследования устойчивых расовых различий в достижениях. Китайцы начали переселяться в этот район в 19-м веке и сразу же завоевали репутацию компетентных и трудолюбивых людей, приносящих торговлю и городскую жизнь во многие районы, в которых и того и другого было мало. Когда испанцы решили сделать Филиппины максимально прибыльными, они поощряли китайскую иммиграцию. В 1914-м году король Таиланда Рама VI назвал китайцев «евреями Востока».

Профессор Линн заключает на основании имеющихся данных тестирования, что китайцы в Юго-Восточной Азии имеют IQ от 105 до 107, немного выше, чем в среднем в Китае, что свидетельствует о некотором самоотборе при эмиграции. Высокий интеллект дает им большое преимущество перед коренным населением. Например, индонезийцы имеют средний IQ от 87 до 89 баллов, и, как показано в таблице ниже, китайцы доминируют в экономике регионов. Профессор Линн заключает, что чем выше процент китайцев в населении, тем выше уровень жизни.

Местные жители недовольны успехами китайцев. Когда Индонезия стала независимой от Голландии в 1949-м году, президент-основатель Сукарно (как и у многих яванцев, у него было только имя) установил социалистическую систему отчасти из опасения, что в условиях рыночной экономики не сможет контролировать китайцев. Китайцы все равно захватили большую часть экономики, и с 1965-го по 1966-й год происходили массовые убийства китайцев, часто при поддержке правительства. В 1974-м и 1998-м годах были новые нападения. С 1982-го года в Индонезии действуют системы квот, которые, как предполагается, должны сглаживать неравенство в образовании и благосостоянии, но не дают большого эффекта.

В Малайзии с мая по июль 1969-го года происходили серьезные антикитайские беспорядки в Куала-Лумпуре, в результате чего правительство объявило чрезвычайное положение. По официальным данным, погибли 196 человек, но журналисты и другие источники приводят цифры в десять раз больше. Недовольство доминирований китайцев, которое разжгло беспорядки, привело к ряду очень агрессивных программ преференций для малайцев, названных Новой экономической политикой. Для малайцев даже существуют другой стандарт выставления оценок в университетах, поэтому их оценки не ниже, чем у китайских студентов.

Около 8% населения Малайзии составляют индийцы, и политика преференций работает и против них тоже. Профессор Линн отмечает, что со средним IQ в 80 с чем-то они не имеют преимуществ перед малайцами, но, похоже, работают усерднее и несколько более успешны.

Сингапур стал очень китайским, потому что британцы обнаружили, что малайцы являются ненадежными работниками, и импортировали китайцев, чтобы заполнить их рабочие места. (Подобным образом китайцы и японцы поощрялись к миграции на Гавайи, потому что гавайцы не хотели работать в коммерческом сельском хозяйстве.) Ли Кван Ю, который привел Сингапур к независимости и был премьер-министром с 1959-го по 1990-й год, прямо заявлял, что существуют расовые различия в способности к обучению, и что малайцы просто не смогут конкурировать с китайцами. Проф. Линн соглашается, отмечая, что у китайцев средний IQ выше на 15-16 баллов. Г-н Ли также произвел фурор, публично осудив ведущие к деградации тенденции рождаемости как в Китае, так и в Малайзии. Он создал стимулы для сингапурских женщин с высшим образованием, чтобы они выходили замуж и рожали детей, но коэффициент фертильности в Сингапуре сейчас составляет 1.08 ребенка на женщину, что заставило его распостранить стимулы на все население.

Профессор Линн обнаруживает, что во всем регионе китайцы превосходят коренное население с точки зрения доходов, преступности, бедности, рождений вне брака, ожидаемой продолжительности жизни, количества лет образования и т. д.. Только в одной области группы с более низким IQ более успешны: они плодовитее китайцев.

Латинская Америка

В Бразилии именно японцы, а не китайцы, утвердились в качестве элитного меньшинства. Японцы впервые прибыли сюда в 1908-м году с одобрения правительства по обычной причине: освобожденные чepные (от трех до четырех миллионов африканцев были отправлены в Бразилию в качестве рабов) отказывались выполнять сельскохозяйственные работы. В Бразилии сейчас 1.25 миллиона японцев.

С 1872-го по 1940-й год правительство также проводило официальную политику поощрения иммиграции из Европы. Как видно из таблицы ниже, в 1940-м году бeлое население достигло максимума в 64%, но теперь бeлые постепенно переходят в статус меньшинства, поскольку темнокoжее население увеличивается за счет естественного прироста. Увеличился процент мулатов из-за браков между чepными и мулатами.

Хотя бразильцы часто заявляют, что в их стране нет расовой напряженности, это в значительной степени «пигментократия», где бeлые и азиаты находятся наверху, а чepные — внизу. Светлокoжие чepные презирают темнокoжих и стараются жить отдельно от них.

Военная полиция в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу реализует неписаную политику борьбы с уличной преступностью путем отстрела чepных преступников. В 1991-м году, например, было совершено 1171 официальное убийство преступников полицией в Сан-Паулу и, вероятно, намного больше тех, о которых не сообщалось. Для сравнения: в том же году полиция Нью-Йорка убила 27 человек. В Рио полиция проводит неофициальное ночное патрулирование, убивая детей-беспризорников — чepных и мулатов.

В Бразилии японцы сегодня превосходят бeлых по доходам, продолжительности образования и законопослушности. У них также самая низкая фертильность. Проф. Линн отмечает одно из редких исключений из общих закономерностей — плодовитость бразильских мулатов выше, чем у чepных.

Остальная часть Латинской Америки также представляет собой явную «пигментократию» с чepными внизу. Как писал британский антрополог Питер Уэйд в 1997-м году, «Стереотипы о чepных по всей Латинской Америке обычно включают представления об их предполагаемой лени, беспечном поведении, неорганизованной семейной жизни, пристрастии к музыке и танцам и так далее…»

Подобно Бразилии, некоторые другие страны, такие как Аргентина и Парагвай, поощряли иммиграцию из Азии. В настоящее время в Перу проживают 120 тыс. китайцев и 50 тыс. японцев, которые находятся на вершине социальной пирамиды Перу. И снова иммигранты должны были заменить труд освобожденных рабов (в Суринаме голландцы импортировали индийцев, отмечая, что бывшие рабы были «неуправляемы и ненадежны»).

Страны Латинской Америки сильно различаются по количеству чистокровных американских индейцев в их популяциях — в Боливии их насчитывается 55%, то есть большинство; Аргентина и Коста-Рика имеют 1% или меньше. Со средним IQ, составляюшим, по оценкам, 87 баллов, индейцы стоят на втором месте после чepных или равны им по бедности, уровню преступности и фертильности.

Запад

Первые пять чepных прибыли в Великобританию в качестве рабов в 1555-м году, а с конца 16-го века и все чаще в 17-м и 18-м веках в богатых семьях было модно иметь одного или двух чepных рабов. Они часто носили железные ошейники для обозначения свого статуса. Во время американской революции британские войска побуждали рабов бежать, и несколько сот человек оказались в Лондоне в качестве нищих. Это побудило британцев основать Сьерра-Леоне как место переселения освобожденных рабов, куда они изгнали большую часть американских чepных.

Только после Второй мировой войны в Великобританию прибыло большое количество небeлых. В 1948-м году правительство Клемента Атли приняло Закон о британском гражданстве, который разрешал иммигрировать имперским подданным. Всего несколько недель спустя с Ямайки прибыла первая партия чepных, а 10 лет спустя в Ноттинг-Хилле (Лондон) произошли первые британские расовые беспорядки.

Хотя британские чepные имеют только около 13% бeлых предков по сравнению с 25% у чepных американцев, у них примерно такой же средний IQ — 85-86 баллов. Вероятно, те, кому удается добраться до Британии, несколько умнее других карибских чepных.

В Великобритании также проживает большое количество индийцев, пакистанцев и бангладешцев, и при значении 92, похоже, нет никакой разницы в средних IQ этих групп. Это более высокий показатель, чем для домашней популяции в Азии, и профессор Линн подозревает, что это результат лучшего питания и выборочной миграции.

Население с самым высоким IQ в Великобритании — евреи, в среднем 111, за ними следуют китайцы с 103. Иерархия групп с точки зрения дохода, преступности, бедности, успеваемости и т. д. полностью соответствует ожиданиям с таким порядком: евреи, китайцы, бeлые, выходцы из Южной Азии и чepные. Подобно чepным американцам, чepные британцы, хоть и находятся на дне общества, имеют более высокую самооценку, чем бeлые. Точно так же, как и в Соединенных Штатах, у чepных женщин дела обстоят относительно лучше, чем у чepных мужчин. Как видно из приведенной выше таблицы, распределение фертильности по расовым группам в Великобритании не способствует улучшению популяции.

В Австралии аборигены — это первобытный народ, произошедший от новогвинейцев. С самого первого контакта бeлые считали их неразумными. Один британец описал туземца как «кочевника, который не знает ни гончарного дела, ни обработки металла, у него нет домашних животных, и он не возделывает землю», добавив, что «счет заканчивается на двух или паре». Тасманийцы еще более примитивны. Считается, что только они не научились разводить огонь. Они никогда не прикрепляли острый камень к деревянной ручке, чтобы сделать копье или топор. Этот низкий уровень развития отражает средний показатель IQ аборигенов от 62 до 66, что является самым низким показателем среди всех групп людей.

Уровень убийств у аборигенов в 10 раз выше, чем у бeлых, а женщины-аборигены в 45 раз чаще, чем бeлые женщины, подвергаются жестокому обращению со стороны своих мужей. Аборигены никогда не открывали брожение, и многие стали алкоголиками после контакта с британцами.

Многие аборигены живут в поселениях на содержании государства. В 80-х годах немецкий социолог Ганс Шнайдер описал их жителей: «Они не привыкли к вывозу мусора, в результате чего окружающий буш усеян старыми банками, бутылками, шинами, транзисторными радиоприемниками и батареями. Повсюду можно увидеть ржавые кузова автомобилей и несанкционированные свалки мусора… Они просто сидят без дела в состоянии скуки и безнадежности… Неисправное оборудование просто оставляют там, где оно сломалось, а транзисторные радиоприемники выбрасывают, когда батареи разряжаются».

Интересно, что у аборигенов, как и у чepных, высокая самооценка. Их фертильность превышает четыре на одну женщину, поэтому, несмотря на высокую младенческую смертность и низкую продолжительность жизни, их население удваивается с каждым поколением. Напротив, китайские иммигранты опережают бeлых австралийцев так же, как и выходцев из Юго-Восточной Азии. Различия в показателях успешности были настолько разительны, что в 1994-м году Ли Кван Ю из Сингапура предсказал, что австралийцы станут бедным «бeлым мусором» Азии (см. «Австралийский иммиграционный кризис», AR, январь 2008-го г.).

Новая Зеландия была впервые открыта голландцами в 1642-м году и получила свое название от голландской провинции Зеландия. Маори, жившие на островах примерно с 1000 года н.э., не имели письменности, и большинство из них были охотниками-собирателями. Некоторые практиковали подсечно-огневое земледелие, но обрабатывали землю простыми палками. У них относительно высокий средний IQ — 90, но в отчете 50-х годов писалось, что «подростки и взрослые в равной степени становятся деморализованными, апатичными и не желают предпринимать даже самые простые шаги для улучшения своей жизни». Сегодня маори находятся на дне общества с высоким уровнем преступности и бедности, хотя женщины маори живут лучше, чем мужчины.

Как часто случалось после первых контактов с европейцами, население маори резко сократилось, но стабилизировалось в 20-м веке. Сейчас оно неуклонно растет, в то время как бeлые не могут размножаться. Как и в Австралии, небольшое, но растущее азиатское население перепредставлено в лучших школах и на наиболее высокооплачиваемых должностях.

В Канаде групповые различия в успешности соответствуют стандартной схеме. Хотя евреи впервые прибыли между 1890-м и 1914-м годами как беженцы без гроша в кармане, которые не говорили ни на английском, ни на французском, к 1951-му году они стали группой с самыми высокими доходами. Первые китайцы прибыли в качестве рабочих в 1858-м году, но дальнейшее их прибытие было ограничено проевропейской иммиграционной политикой, которая продолжалась до 1962-го года. Канадская иммиграция теперь работает по балльной системе, которая должна пропускать только продуктивных иммигрантов, но многие нелегалы и поддельные беженцы злоупотребляют системой. Азиаты занимают первое место после евреев.

У чepных почти такой же социальный профиль, как в США и Великобритании. При значении 87, индейцы имеют такой же средний IQ, как и в остальной части Америки, и, хотя они не так агрессивны, как чepные, они, как правило, беднее. Их коэффициент фертильности примерно вдвое выше, чем у бeлых (1.8).

Профессор Линн отмечает, что франкоговорящие канадцы, для которых он не смог найти данных об IQ, традиционно беднее и менее образованны, чем англоговорящие. Иногда они жалуются на дискриминацию, но профессор Линн не понимает, чем жители Квебека, большинство населения в регионе, который всегда находился в значительной степени под местным управлением, могут подтвердить такие заявления. Во всяком случае, отмечает он, за последние годы разрыв в успешности сократился.

В «Глобальной колоколообразной кривой» есть большая глава о групповых рейтингах в Соединенных Штатах, но там нет никаких сюрпризов; результаты для США согласуются с результатами для остального мира.

Объяснения

Излишне говорить, что профессор Линн не первый, кто заметил, что разные расы достигают разных успехов, и не он первый, кто задался вопросом, почему. Однако обычный подход заключается в изучении неравенства в конкретной стране, скажем, в Бразилии, а затем в использовании таких ярлыков, как «культура бедности» или «институциональный расизм». Для любого общества, в котором бeлые находятся на вершине или близко к ней, «расизм» является неизбежным объяснением того, почему у некоторых групп дела идут плохо.

Эти объяснения могут показаться правдоподобными в ограниченном контексте, но совершенно не подходят для общей теории групповых различий. Как, например, крошечному бeлому населению на некоторых Карибских островах — иногда всего 1-2% — удается угнетать огромное большинство чepных? Кто создал «институциональный расизм», из-за которого чepные на Гаити остаются бедными? Как азиатам и евреям всегда удавалось победить бeлый «расизм» и подняться на вершину? Когда британцы заставили индийских крестьян работать на полях в Африке или на Карибах, у них, по-видимому, была «культура бедности». Как они от нее избавились? Почему они показали себя намного лучше, чем африканцы, но не так хорошо, как бeлые? В большинстве попыток объяснить групповые различия в достижениях никогда не рассматривались эти вопросы, и никакая теория, игнорирующая IQ, не может даже начать отвечать на них.

Покойный нигерийско-американский антрополог Джон Огбу предложил несколько амбициозную теорию. Он предположил, что «добровольные меньшинства» преуспевают, а «недобровольные меньшинства» — нет. Другими словами, китайцы и евреи, которые свободно эмигрировали, добились успеха, в то время как чepные, которых вывезли насильно, потерпели неудачу. Не говоря уже о том, были ли евреи, спасавшиеся от погромов, «добровольными меньшинствами», эта теория не работает. Мексиканцы составляют «добровольное меньшинство» в США, но не ведут себя как китайцы или евреи. Чepные составляют «добровольное меньшинство» в Канаде и Великобритании, но ведут себя как чepные. Североафриканцы — «добровольное меньшинство» во Франции. Гаитяне были вынужденными мигрантами в Карибском бассейне, но быстро стали преобладающим большинством. Существует ли теория Огбу о «недобровольном большинстве», которая может объяснить, почему на Гаити такой беспорядок?

Как показывает профессор Линн, групповые характеристики устойчивы. Действительно, его подход к расам в этой книге может показаться некоторым читателям более продуктивным, чем просто коллекционирование оценок IQ, исследований размеров мозга, теорий о регрессии к среднему значению или определений психометрического фактора g. Есть что-то очень убедительное в изучении рас и групп, будь то японцы, китайцы, евреи, чepнокoжие, европейцы или индийцы, и обнаружении того, что где бы они ни находились, и какими бы ни были обстоятельства, их достижения как группы почти идеально предсказываются по их среднему IQ.

Большинство людей считают, что поведение — это результат сочетания генов и окружающей среды. Если группы всегда действуют одинаково независимо от окружающей среды, это очень убедительное доказательство того, что именно гены определяют, почему одни группы превосходят другие. Трудно представить, что кто-то может дочитать «Глобальную колоколообразную кривую» до конца и думать иначе.

Мой перевод из Why is There Inequality?

Редкий случай — обсуждаемая книга доступна для свободного скачивания. А то, судя по цене на Amazon, она стала коллекционной редкостью.

Игорь Питерский

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..