пятница, 3 сентября 2021 г.

Ефим Макаровский - Еврейское государство Феодоро в Крыму Часть 1

 

Ефим Макаровский - Еврейское государство Феодоро в Крыму Часть 1


Более тысячи лет в Крыму существовало еврейское государство – княжество Феодоро.

Оно находилось в юго-западной части Крыма, и его северная и северо-восточная границы доходили до реки Качи, а южная – до побережья Чёрного моря, от современной Балаклавы до Алушты. Крупнейшими городами этого княжества были Каламита (Инкерман), Чуфут-кале, что означает еврейская крепость. И, наконец, Мангуп-кале, столица этого государства, по названию которого всё княжество зачастую называли Мангупским.
     Российские историки, частично из политических соображений, частично под влиянием  антисемитизма нигде и никогда не упоминают о существовании независимого еврейского государства в Крыму. Хотя топонимика этого края свидетельствует об изначальном пребывании здесь евреев. Так, один из скалистых мысов плато Мангупа называется Чуфут-Чаарган-Бурун (мыс призыва евреев). Есть и мыс спасения евреев. Близ Евпатории раскинулась знаменитая своим еврейским кладбищем Иософатова долина, пейзажем очень напоминающая Иософатову долину в окрестностях Иерусалима. Именно здесь известный русский художник Иванов рисовал свою картину «Явление Христа народу».

     Тавры-атланты были автохтонными жителями Крыма. Тавры это отнюдь не самоназвание народа. Так на арамейском языке называли жителей гор. Тавры это евреи-горцы. Но ни одни обитатели гор не плавали по морям и океанам, а евреи-тавры, будучи потомками атлантов, плавали. У Гомера они известны под именем листригоны. Листригоны это евреи.
     Современники описывают тавров-листригонов как народ дикий и жестокий. Согласно Геродоту: «У тавров существуют такие обычаи: они приносят в жертву деве потерпевших крушение мореходов и всех эллинов. Живут тавры разбоем и войной»

1 Вызывает здесь интерес сугубая неприязнь тавров к эллинам. Не скрывается ли здесь подспудный отголосок войны атлантов с эллинами, или позднейшие столкновения с аргонавтами?
     Диодор Сицилийский пишет, что: «Покинув Фракию и приплыв в Понт, аргонавты прибыли в Тавриду, не ведая о свирепости тамошних жителей. У обитающих в той стране варваров есть обычай приносить приплывших к ним чужеземцев в жертву Артемиде Таврополе. В более поздние времена жрицей этой богини была у них Ифигения, приносившая в жертву пленников».

2 Однако в жертву, потерпевших кораблекрушение, приносили не только тавры, но и колхи. Когда аргонавты приплыли к побережью Колхиды, они повстречали бродившую по берегу Медею. Убедившись в доброте девушки, они рассказали ей о цели своей поездки, и она согласилась им помочь. Золотое руно охраняла: «многочисленная стража из уроженцев Тавриды, о которых среди эллинов рассказывали страшные сказки».

3 Медея привела аргонавтов в святилище, где хранилось золотое руно и, подойдя к запертым на ночь воротам: «Обратилась к стражникам на таврском наречии. Воины охотно открыли ворота царской дочери, аргонавты ворвались внутрь с обнажёнными мечами, убили многих варваров, а прочих, захваченных врасплох неожиданным нападением, прогнали из святилища и, взяв руно, поспешно возвратились на корабль».

4 Здесь надобно иметь в виду, что описание обычаев и образа жизни тавров до нас дошли в описании их недругов. Здесь надобно отметить, что не менее жестокими были «цивилизованные» племена Западной Европы. Вот как описывает Павсаний, каким издевательствам подвергли галлы, одно из потерпевших поражение в бою с ними, эллинских племён: «Та расправа, которой Комбутис и Оресторий подвергли каллийцев, была самой жестокой и бесчеловечной, о какой мы только когда-либо слыхали в истории не похожей ни на одно, даже ужасное человеческое преступление. Они вырезали всех мужчин, избивая одинаково стариков и младенцев у груди их матерей; у тех из них, которые, питаясь материнским молоком, были жирнее и нежнее, галаты, убив, пили кровь и поедали их мясо. Женщины и те из девушек, которые были взрослыми, которые были предусмотрительными, как только город был взят, успели сами себя убить; тех же, которые ещё уцелели, кельты подвергли всякого рода особым глумлениям со страшными насилиями, как люди, по природе равно чуждые и жалости и любви. Те женщины, которым удавалось овладеть мечом галатов, сами на себя накладывали руки; другим же в скором времени суждено было погибнуть от голода и отсутствия сна, так как варвары тут же открыто, передавая друг другу, насиловали их и употребляли только что испустивших дух и даже ставших холодными трупами»

5 Как свидетельствуют археологические раскопки, тавры жили не только войной и разбоем, но занимались и земледелием, виноградарством, разведением мелкого рогатого скота: овец, коз. Но они не разводили свиней. Они занимались охотой и рыболовством, были знакомы с ткачеством и литьем из бронзы. Не чуждо было таврам и искусство каменной кладки. Кстати, что касается морского разбоя, то им занимались не одни только тавры, а все племена кавказского побережья Чёрного моря, живущие за синдами:ахеи, зихи и эниохи.
     Местом обитания тавров была Главная и Средняя гряда гор юго-западного Крыма, где и сложилось впоследствии еврейское государство Ашкеназ или княжество Феодоро, основным этническим элементом которого и были тавры-евреи, или евреи-горцы. Что же касается человеческих жертвоприношений, то он существовал не только у потомков Первой Атлантиды-финикийцев, но и у эллинов. У Гомера в «Илиаде» красочно описано принесение в жертву Артемиде дочери Агамемнона Ифигении перед отплытием эллинского флота из Авлиды к берегам Троады. Убийства своей дочери Клитемнестра до конца своих дней не могла простить Агамемнону.
     Что же касается Ифигении, которой поклонялись тавры, то это была не родная, а приёмная дочь Агамемнона. По данным Павсания, Тесей похитил Елену, дочь царя Тиндарея и, спрятав её в городе Афидне, отправился добывать жену своему другу Перифою. В это время братья Елены Кастор и Поллукс освободили её и увезли обратно в Лакдемон: «Аргивяне говорят, что Елена была тогда беременной и, родив в Аргосе, она основала храм Илитии (Помощнице в родах), родившуюся же дочку отдала Клитемнестре, которая была уже замужем за Агамемноном, а сама после этого вышла замуж за Менелая».

6 Девочку Елены тоже звали Ифигения. Возможно, эта Ифигения после гибели Клитемнестры бежала к таврам. Как мы видим, ритуал человеческих жертвоприношений существовал почти у всех народов земного шара. Он имел под собой глубокую историческую традицию, уходящую в глубь веков. Возможно, что пришельцы из других миров, которых люди принимали за богов, питались отнюдь не нектаром и амброзией, а пили нашу кровь и ели наше мясо. Они были каннибалами. Ведь человеческое мясо вкуснее мяса всех других животных. И люди сами из своей среды выбирали самого чистого и съедобного человека и приносили им его на обед.
     Однако они запретили нам поедать себе подобных, потому что будучи всеядными, мы могли съесть больного человека с нечистой кровью. Тогда эта болезнь могла поразить и их, поэтому они были заинтересованы, чтобы мы питались мясом только жвачных животных, как мы заинтересованы, чтобы наши телята и овцы питались только свежей и сочной травой. Ведь есть и животные, которых мы не едим, хотя говорят, что мясо их вполне съедобное и запах приятный, но, будучи хищниками, эти животные могут нас заразить. Так запрет употреблять нечистую пищу, а есть только кошер, люди получили от инопланетян. Но по скудости пищевых запасов не все могли соблюдать этот закон, а вот ритуал жертвоприношений широко распространился среди людей, и сохранился, как анахронизм даже после того как инопланетяне покинули нашу планету.

     Именно евреям человечество обязано тем, что многие племена и народы прекратили этот кровавый, варварский ритуал человеческих жертвоприношений. Мало кто осознаёт даже в наше время, какое величайшее событие революционного значения произошло тогда в маленькой Иудее, когда наш праотец Авраам, вместо своего сына Исаака, принёс в жертву Богу ягнёнка. Его примеру последовали все двенадцать племён израилевых. Бунт праотца спартанцев Авраама изменил духовный облик европейской цивилизации. Влияние его подвига было столь велико, что жрецам всё труднее стало находить бессердечных родителей, отдающих своих детей на закланье. Примером могут послужить совсем недавние события мессенских войн. Когда мессенцы отправили в Дельфы священного посла Тисиса, чтобы вопросить Пифию, что надобно сделать, чтобы разгромить спартанцев, то Пифия сказала, что по воле божества, мессенцам в жертву надо принести девственницу. Когда жребий пал на дочь Ликиска из рода Эпитидов, то любящий отец взял дочурку и бежал к спартанцам. Спартанцы их не выдали, и девочка была спасена. С тех пор Пифия больше не требовала человеческих жертв. Сосуществование со спартанцами сделало эллинское жречество более гуманным, а сладостный голос Ионии убедил их, что арфа и танцы не менее приятны богам, чем крик и агония умирающего человека.

     Но Калипсо, бессмертная муза истории, любит порой пошутить. Россия. Начало двадцатого века. Кровавый навет. Дело Бейлиса. Под эгидой русского царя вполне серьёзно в суде разбирается вопрос: пьют ли евреи на пасху христианскую кровь или нет. И это евреи, которые первые в истории человечества подняли знамя борьбы против человеческих жертвоприношений! Парадокс истории! Мракобесы со свиными мозгами! Сидят в суде при галстуках в сорочках белых троглодиты и разбирают каверзный вопрос: пьют или не пьют. Как будто мир застыл на точке первозданной, и не было веков развития культуры, гуманизма, просвещенья, не пел Гомер, Вергилий и Шекспир, и Лев Толстой не призывал к смиренью. Орангутанги в смокингах при шляпах стремились всех евреев истребить. Но закон истории неумолим: кто начинает с евреев, тот плохо кончает. Все они получили по заслугам.
     Но были ли евреи спартанцы? Не все, но были. Об этом свидетельствуют они сами устами своего царя, когда он обращается к первосвященнику Хонии: «Арий, царь Спарты, шлёт привет первосвященнику Хонии.
     Относительно спартанцев и евреев в наших летописях записано, что они родственники, и они потомки Авраама.
     Теперь, когда мы знаем об этом, пожалуйста, напишите нам о своём благосостоянии. Мы, со своей стороны считаем, что ваш скот и имущество наше, а наше ваше».
     И через некоторое время спартанцы получили ответ: «Ионатан, первосвященник, совет старейшин, священники и народ еврейский своим братьям спартанцам шлёт привет!

     В прошлом послании вы упоминаете о том, что вы одной с нами крови. Нам не надобно об этом напоминать, ибо в нашем Святом Писании говорится о близости нашего родства, и во все праздники и во все знаменательные дни при принесении Господу Богу жертв мы всегда молимся Ему о вашем здравии и благополучии».

7 Долгое время спартанцы помнили о своём родстве с евреями. И после гибели Ионатана они писали: «Верховный магистрат и спартанские города шлют привет Симону, первосвященнику и старейшинам, священникам и всему еврейскому народу нашему родному брату».

8 И было время, когда потомки Авраама, вражды не ведая, в любви и дружбе жили меж собой. Всё началось в красивый синий вечер, когда левит с горы Ефремовой со своей наложницей остановился переночевать в городе Гиве, что в земле Вениаминовой.
     Это была грандиознейшая провокация, разыгранная иудейскими левитами против потомков Вениамина. Их обвинили в надругательстве и смерти наложницы левита.

     Однако этот левит мог заночевать и в Иерусалиме, как предлагал ему это сделать его слуга, но левит отказался это сделать под тем предлогом, что иевусеи, населяющие Иерусалим, иноплеменники, не из сынов израилевых. Но он ведь должен был знать, что в Гиве он будет нежелательным гостем. Он долго сидел на улице, и никто не приглашал его войти в дом. Наконец, его пригласил к себе некий старик, который когда-то жил на горе Ефремовой и, следовательно, к вениамитам не принадлежал. И вот, когда они сидели за ужином, какие-то молодчики окружили дом, стучались в двери и требовали, чтобы хозяин выдал им левита для сексуального развлечения. Левит вместо себя выдал им свою наложницу, которая насилия не перенесла, и к утру скончалась. Тогда этот левит разрезал труп своей наложницы на двенадцать частей и разослал их во все колена израилевы. Охваченные ужасом и гневом, пришли израильтяне против одного из своих колен.
     И была битва жестокая и беспощадная. Дважды сыны Вениамина наголову разбивали и отгоняли от города рати израильские, но на третий им не повезло. Во время сражения часть израильского ополчения обратилась в притворное бегство. Вениамиты стали преследовать бежавших, а в это время основные силы израильтян захватили, оставленный без достаточной защиты, город. Когда же вениамиты бросились на выручку своего города, то они попались в засаду и были поражены.

     Часть из них бежала в город Дори, который находился в Ливане на берегу Эгейского моря, а человек шестьсот засело на горе Риммоне.
     Впоследствии, израильтяне сожалели о содеянном, и дав женщин тем, кто спасался на скале, возродили племя Вениаминово в Израиле.
     Дело в том, что гнев левитов был вызван тем, что вениамиты не соблюдали строгих заповедей иудаизма. Ещё праматерь их Рахиль увезла из дома отца своего деревянных идолов и тайно поклонялась им. Ни она, ни сын её не были крепки в вере иудейской, и это шатание было передано по наследству, но в этом грехе были виновны и другие потомки колен израилевых.
     Тех же вениамитов, которые бежали в Дори, радушно встретил Мелькарт: в то время из Дори выводилась колония на материковую Грецию, и присутствие воинственных вениамитов было как нельзя к стати. Этих дорийцев арамеев охотно принимали их соплеменники в Беотии, которые ещё в глубокой древности переселились сюда во главе с Кадмом. Тогда в Беотии обитали могущественные племена миниев, и их центром был город Охромен. Кадм основал Фивы, создал первое цивилизованное государство в Греции, и стал его царём. Он усовершенствовал финикийский алфавит – хибру и создал греческую письменность. Началась эпоха письменной истории, и эллины получили возможность записать для потомства прекрасные строки Гомеровских поэм «Илиаду» и «Одиссею». С прибытием финикийцев-евреев в Беотии начинает развиваться морская торговля, которую так резко осуждал Гесиод, чей отец был выходец из Элийской Кимы.

     Этих, прибывших из Дори евреев-финикийцев, которые сами себя именовали хананейцами, ахейцы называли дорийцами. Евреи называли себя хананейцами, потому что в древности Палестина и нынешний Ливан назывались Ханаан. Ханаан это не этноним, а административная область, впоследствии вошедшая в состав Сирии. Интересно то, что ещё в середине пятого столетия до нашей эры Геродот не знал евреев под этим именем, но он знал сирийцев, которые делали обрезание.
     Что касается Мелькарта, то он по какой-то причине был отождествлён с Гераклом. У ахейцев был странный обычай обожествлять своих предков и героев, и, когда Геракл умер, его причислили к богам, а та область в Греции, где поселились выходцы из города Дори получила название Дориды. Кстати, династия македонских царей своим эпонимом считала Геракла. Ни на этом ли основании Александр Македонский объявил себя богом? Ничего удивительного для тех времён в этом не было: коль предок бог, то почему и правнуку не быть богом? Полководец Птолемей был по отцу родным братом Александра. Когда его потомок Птолемей Филадельф предпринял перевод Библии, то только ли любовь к знаниям руководила его чувствами, или заговорил голос крови? Но здесь мы зашли слишком далеко вперёд. А в те седые времена, войдя в тесный союз с ахейскими племенами, дорийцы вначале успешно противостояли натиску автохтонных племен, и распространили свою власть до Македонии и берегов Дуная, но потом, будучи атакованы фессалийскими племенами, вышедшими из Эпира, вынуждены были отступать. Затем сами в свою очередь, ведомые гераклидами, вторглись в Пелопоннес.

     Согласно Диодору Сицилийскому: «У Истма противники стали станом друг против друга, и Гилл, сын Геракла, вызвал на поединок добровольца из вражеского войска, предложив следующий уговор: если Гилл одолеет соперника, Гераклиды получат царство Эврисфея, если же Гилл потерпит поражение, Гераклиды воздержатся от вторжений на Пелопоннес в течение пятидесяти лет. Вызов принял царь тегян Эхем. В состоявшемся поединке Гилл был убит, а Гераклиды согласно уговору прекратили поход и возвратились в Трикориф».9
     Срок перемирия закончился вскоре после окончания Троянской войны. Исчерпав свои силы в этой войне, потомки гордые царей Пелея и Атрида не смогли противостоять союзным племенам Аркадии и Дориды и с боями в Аттику ушли. Внук Нестора Алкмеонид в Афинах о ту пору появился. Мегакл, сын его, женился на Агаристе, дочери царя Сикиона. Они то и были предками Перикла. Потомок Нестора Нелея, царя Пилоса, героя «Илиады», Перикл с детства ненавидел дорийцев.
     Среди дорийских племен были и сыны Вениаминовы, осевшие в Спарте. Перикл же неоднократно указывал на то, что спартанцы не эллины и этнически чужды им. Да и сами спартанцы, вплоть до принятия христианства помнили о своём еврейском происхождении.

     Нелёгкая доля выпала сынам израилевым среди иноплеменников, атакующих их со всех сторон. И только придя к выводу о том, что в истории существуют такие обстоятельства, когда с противником считающим, что самое вкусное блюдо – дымящееся сердце еврея, договориться совершенно невозможно, и только сила может решить, кому жить, а кому умирать, они пошли на исключительный случай в истории, воспитывая воинов с детства.
     С тех пор война для них была приволье, и, пьянея от запаха крови, острием своих мечей они диктовали свою волю побеждённому врагу. И помнят Фермопилы и Платея, Мантинея и Эгоспотамы славу сынов израилевых. Навеки стали бессмертны те строки, что высечены на обелиске их братской могилы у Фермопил. Путник, поведай спартанцам, Что верные долгу, костьми здесь легли.
     Известный спор меж долгом и покойной жизнью решён был ими в пользу долга, пожертвовав собой, они защитили западную цивилизацию от нашествия варваров.

     И все то эти победы были достигнуты в союзе с ассимилированными ими ахейцами Аркадии. О прочности этого союза свидетельствует сохранившееся у спартанцев двоецарствие: один царь был из племени Вениамина – дориец, а другой из ахейцев Аркадии. О такой практике избрания царей свидетельствует упоминание Геродотом такого случая, когда царь спартанский Клеомен Первый гордо заявляет афинской жрице: «Не дорянин я, но ахеец». В своё время Фукидид писал, что эти два народа были весьма различны по характеру: одни быстры в принятии решений и предприимчивы, другие медлительные и нерешительны. Однако ахейцы из Арголиды, области сопредельной с Лаконикой, которая расположена на юго-западе Пелопоннеса, навсегда остались враждебны спартанцам, поэтому они не приняли участия ни в походе Леонида к Фермопилам, ни в сражении у Саламина и Платеях. Эти гордые ахейцы, которые исчерпали свои физические и духовные силы в Троянской войне, считали ниже своего достоинства быть под начальством у выходцев из Палестины. И не только из зависти ими разрушены были Микены, чьи воины ушли под Фермопилы вместе со спартанцами. Они наказаны были за то, что подняли оружие против своих соплеменников. Не надобно забывать, что ахейцы и мидяне, - это индо-европейцы. Им всегда были чужды потомки Авраама.

     И когда в 457 году до нашей эры между Спартой и Афинами вспыхнула война за гегемонию в подлунном мире, то ахейцы Арголиды охотно заключили союз с афинянами. В конце концов, ионяне, которых они в своё время, вытеснили на побережье Малой Азии, были для них ближе, чем те семиты, которые прибыли к ним из Дори. Война, приведшая к падению Афин, была не братоубийственная, как представляют её некоторые историки. Это была расовая война. Потомки племени Вениамина сражались с потомками Нелея и Атрида. С годами ненависть иссякла. Два этноса сложились в один и подарили миру эллинизм – величайшее достижение человеческой цивилизации.
     Что же касается тавров, то они долгое время защищали Крым от иноплеменников и не давали основывать колонии в своей среде. И ежели историки говорят о том, что первыми с ними установили контакты финикийцы и карийцы, то не надобно забывать, что под этими различными названиями скрываются всё те же родственные им арамейские племена.

     В течение всего первого тысячелетия до нашей эры и в первые века нашей эры тавры успешно отстаивали свою независимость в борьбе с Херсонесом и Боспорским государством. Согласно российским историкам их этническое происхождение не выяснено. Однако в четвёртом веке нашей эры на территории обитания тавров идёт процесс образования еврейского государства Ашкеназ – Феодоро, коренным населением которого являются тавры, и они становятся известны окружающим их народам как евреи, а имя тавры исчезает со страниц истории, но сохраняется под двойным именем тавро-скифы.
     Но принадлежали ли тавры к двенадцати племенам израилевым? Конечно, нет. И, тем не менее, они были евреями. Дело в том, что сложность национального определения еврейского народа заключается в том, что в его образовании принимали участие и играли ведущую роль этнически различные племена и народности на основе принятия иудаизма и признания духовного приоритета племен израилевых, равно как и тех кто, отказавшись от иудаизма, своей исторической памятью и культурным наследием всецело связан с еврейским государством.
     В советской исторической энциклопедии пишется, что: «Евреи это самоназвание и общее этническое название (на русском языке) народов, живущих в разных странах, но ведущих своё происхождение от древнееврейской народности. Верующие евреи исповедуют иудаизм».

     Из этого определения евреев обращает на себя тот факт, что евреи не представляют собой один народ, а, следовательно, и один этнос, но ведущих своё происхождение от древнееврейской народности. А что собой представляет древнееврейская народность, которая дала начало многим народам и этническим типам не сказано. Кроме того, указание на то, что верующие евреи исповедуют иудаизм, не совсем точно. Если слово еврей является этническим самоназванием народа, то верующий еврей может быть и христианином, как русский иудеем. Однако первоначально слово еврей определяло, в первую очередь религиозную, а не этническую принадлежность человека и было синонимично слову иудей. Оно сохранило свой первоначальный смысл в таком анахроничном выражении, как: «Жить еврейской жизнью», что означает жить по законам иудейской или еврейской религии. В противном случае это выражение теряет свой смысл. Ведь нельзя же жить какой-то особой еврейской жизнью, как нельзя жить английской или русской жизнью. Такого феномена в природе не существует.

     Что же касается галахического определения еврея, то это определение вообще теряет всякий здравый смысл и давно является анахронизмом. Людей уничтожали не по галахическим признакам, кто является еврей, а по тем признакам, кого юдофобы считали евреем. Даже невозможно себе представить, что народ, прошедший ужасы Треблинки и Дахау, отказывает в погребении юноше-солдату, отдавшему свою жизнь в борьбе за Израиль, на том основании, что его мать не еврейка. Да этот юноша в большей мере еврей, чем тот, кто увиливает от военной службы, но имеет право на захоронение.
     Лично для меня, все те, кто по нацистским понятиям считался евреем и подлежал уничтожению, является евреем, независимо от того, кем он себя считал, потому что человека лишают жизни не на основании того, кем он себя считает, а на основании того, кем его считают другие. Несомненно, что такое понятие национальной принадлежности не является научным, а, скорее всего, политизированным. Но ведь во Вторую Мировую войну выстраивали в одну очередь в газовые камеры и тех, кто считал себя евреем и тех, кто не считал себя евреем, отнюдь не руководствуясь научным обоснованием национального вопроса.

     Не менее политизировано решался этот вопрос и в Советском Союзе. Так секретный приказ № 00310 о введении в действие инструкции № 00/34/13, от 21 декабря 1938г. гласил, что: «Для кадрового отбора в НКВД важно отсекать, в основном, лиц, у которых присутствует еврейская кровь. Вплоть до пятого колена необходимо интересоваться национальной принадлежностью близких родственников. Были ли в роду евреи. Все остальные браки следует считать позитивными». Эта УНКВД СССР, для руководства при проведении кадрового отбора была подписана Народным комиссаром Берия, у которого мать была еврейка.
     Таким образом, своё политизированное понятие национального вопроса, я переношу и на далёкое прошлое нашей истории в определении еврейских корней нашего народа.
     Сложность написания истории еврейского народа заключается ещё и в том, что все отдельные исторические судьбы различных племён и народов надобно проследить в отдельности и сложить в один исторический процесс образования еврейской нации. И эти исторические судьбы, как отдельные реки, протекая с различных концов земли, образуют одно огромное море, так и эти племена и народы образуют единый еврейский народ. Именно потому, что так трудно и сложно проследить истоки того, как сложился еврейский народ, откуда появились европейские евреи-ашкенази, в исторической литературе появилась версия о том, что наша нация евреев ашкенази сложилась только в первом веке нашей эры.

     Семидесятый год. Падение Иерусалима. Разрушен Храм, и горе иудеям. Самые красивые пленницы-еврейки отданы в наложницы солдатам римских легионов, состоящих из наиболее воинственных германских племён: батавов, франков и сикамбров. Солдаты вернулись на родину, с собой уведя своих пленниц. Дети германских солдат и пленных евреек явились предками европейских евреев ашкенази.
     Так западная теория генезиса еврейского народа объясняла, почему евреи-ашкенази говорят на диалекте немецкого языка. В то время всё было загадкой.
     Согласно И. Берлину, в конце первой половины XVI века: «Распространение немецкого языка становится столь всеобщим, что среди христианского общества возникает легенда о мнимом происхождении местных евреев от еврейских рабынь и немецких солдат – легенда сохранившаяся в известном сочинении П. Моецкого «Жидовские пытки, убийства и суеверия», вышедшем в 1598г.».

10 Возможно, так оно и было, и отпрыски вот тех рабынь-евреек Европе дали первых Габсбургов, Стюартов, Меровингов, в жилах которых, как они утверждали, текла иудейская кровь царя Давида. Помнили о своём еврейском происхождении и Каролинги, и герцоги Гизы, и Готфрид Бульонский, король Иерусалимский, и Галахэд, один из рыцарей короля Артура, прямой потомок Иосифа Аримафейского, еврея по происхождению.

     Но мы не нация бастардов. Мы – Бени-Израиль. Мы, евреи ашкенази, потомки праотца Авраама древнейшие жители Палестины, Ливана, Малой Азии, Кавказа и Крыма кровно связаны с племенами Израиля. Истории известны скифы-ашкенази, хетты-ашкенази, геты-ашкенази, готы-ашкенази, евреи-ашкенази. Исчезли с исторической арены скифы, хетты, геты, готы, а евреи-ашкенази вошли в финал.
     Мы – хетты-ашкенази, одно из индоевропейских племён. Когда наш праотец Авраам прибыл в Палестину-Ханаан, то там он застал уже хеттов. Наши предки издавна жили в Палестине. Могучее государство хеттов во втором тысячелетии до нашей эры было ведущей силой всей Передней Азии, под чьим контролем находилась как вся Месопотамия, так и Палестина-Ханаан. Наши предки издавна жили в Палестине. Они были аборигенами этой земли. И когда Авраам должен был похоронить жену свою Сарру в земле Ханаанской, то он пришёл и поклонился народу земли той, сынам Хетовым, и просил их уговорить хеттиянина Ефрона, сына Цахорова, продать ему пещеру Махпелу. После смерти Сарры Авраам женился на нашей праматери Хеттуре хеттиянке.
     Можно смело предположить, что Хеттура была одной из дочерей царя хеттов, и этим браком Авраам тесно связал себя родственными узами с династией хеттских царей, также как и женитьбой на Агарь он был связан с египетским фараоном.

     В своё время, когда в земле ханаанской случился голод, Авраам со своими людьми откочевал в Египет. Там, выдав Сарру за свою сестру, он отдал её в пользование фараону. Книга Бытия объясняет этот поступок тем, что Сарра была настолько красива, что он опасался за свою жизнь. Он говорил ей: «И когда Египтяне увидят тебя, то скажут: «Это его жена», и убьют меня, а тебя оставят в живых. Скажи же, что ты мне сестра, дабы мне хорошо было ради тебя, и дабы жива была душа моя через тебя».

11 Будучи в Египте, Авраам хорошо нажился на Сарре: «И Аврааму хорошо было ради неё; и был у него мелкий и крупный скот, и ослы, и рабы, и рабыни, и лошаки и верблюды».

12 Но, в конце концов, фараон узнаёт, что Сарра жена Авраама. Он возвращает её ему, и с миром отпускает их обратно в землю ханаанскую.

     Библейские легенды дополняют эти сведения, сообщая нам о том, что настолько поразила Сарра своей красотой фараона, что он, желая жениться на ней, отдал ей в рабство свою дочь Агарь. Кроме того, он осыпал её золотом и серебром, подарил ей рабов и рабынь и поселил евреев в провинции Гошен. И вот, когда настала брачная ночь, явился ангел и не дал фараону овладеть Саррой. Затем последовало другое чудо, и фараон, и его свита заболели проказой. Тогда-то фараон узнаёт, что Господь наказывает его за то, что он хочет овладеть женой Авраама, который выдавал её за сестру. И фараон отпускает чистую и непорочную Сарру вместе со своей дочерью Агарью и Авраамом в Ханаан. Однако, несмотря на все эти напасти, Авраам не без пользы провёл время в Египте. Он не только там обогатился, но и ознакомился с учениями египетских жрецов. В свою очередь он преподал им знания по математике, астрономии и астрологии, которых до этого в Египте не существовало.
     Сопоставляя эти два отрывка из истории еврейского народа, можно прийти к выводу, что авторы этих записок пытались оправдать такой безнравственный поступок, как торговля своей женой, тем, что Авраам опасался за свою жизнь. Вряд ли это соответствовало действительности, потому что аналогичный случай произошёл и тогда, когда Авраам прибыл во владения филистимлян. Там он таким же образом вошёл в соглашение с Саррой, убедив её выдавать себя за его сестру. Поражённый красотой Сарры, филистимский царь Авимелех взял её себе в жёны. Авраам, как брат царицы, был осыпан его подарками. Но ангелы, являющиеся Авимелеху во сне, предотвратили его интимную связь с Саррой, и он с миром отпускает её к Аврааму.

     Вскоре после этого Сарра родила Исаака. И чтобы не было сомнения в том, что отцом ребёнка был Авраам, а не Авимелех, в легендах неоднократно подчёркивается, что и внешне Исаак очень походил на Авраама. Тем не менее, Авимелех до конца своих дней проявлял трогательную заботу об Исааке. Он также присутствовал при обрезании ребёнка вместе с отцом Авраама Фарой и его братом Нахором, которые были ещё живы ко времени рождения Исаака. В честь рождения сына Авраам закатил пир, на котором присутствовал тридцать один царь и их премьер министры, выражаясь современным языком.

13 Что же касается нравственных принципов праотца Авраама, то не надобно забывать, что Авраам был рождён и сформировался как человек в Уре Халдейском невдалеке от Вавилона, где моральные взгляды на секс были изумительно своеобразны. С одной стороны, за неверность мужу жена подвергалась жестокой каре. С другой стороны, практиковалась храмовая проституция. Во-первых, муж никак не мог обвинить свою жену в том, что она досталась ему уже не девушкой, потому что свою девственность, согласно религиозным требованиям того времени, она должна была отдать на алтарь богине любви Астарте. Во-вторых, и после этого каждая замужняя женщина, хотя бы один раз в жизни, должна была в Храме отдаться любому прохожему молодцу за минимальную плату. Не трудно себе представить, что творилось в семье, чья жена и мать, неделю, другую томилась в Храме, ожидая покупателя, который пожелал бы бросить хотя бы пол гроша. Сложность положения заключалась ещё и в том, что и сосед в этом случае выручить не мог. Это должен был быть странник перехожий из дальних мест, чтобы не было оскорбительных толков между соседями, ревности, измен и развала семьи. Когда Гильгамеш соблазнял замужних женщин и девушек своего города, то жители Урука жаловались на него самому Верховному Богу Ану, и просили, чтобы он нашёл на Гильгамеша управу, который: «Днём и ночью буйствует плотью»

14 И не оставляет без внимания почти ни одной женщины в городе. И наряду с такими жёсткими ограничениями интимных отношений, существовал обычай отдавать свою жену в услужение за долги заимодавцу. Если это всё принять во внимание, то легко можно себе представить, что женщинам Вавилонского царства скучать не приходилось.

     Но какова же наиболее вероятная канва происшедших событий тех лет? Исходя из выше изложенного, можно прийти к выводу, что Авраам не был рядовым кочевником. К рядовым кочевникам цари на пиры не ходят. Следовательно, Авраам сам был одним из царьков кочевой орды: этаким маленьким Чингиз-ханом или Аттилой. По прибытии его в Египет, его шатры с дружеским визитом, вероятно, посетил фараон. В знак своей верности и добрых намерений Авраам отдал в заложники Сарру и, очевидно, ещё несколько человек из своих приближённых. После этого Аврааму было разрешено поселиться в провинции Гошен, куда обычно селили азиатов, которые в свою очередь выбрасывали на египетский рынок мясные и молочные продукты, изделия из кожи, выводили на продажу лошадей, для египетских колесниц. Всё это находило хороший спрос на египетском рынке, потому что египетские земледельцы считали для себя позором заниматься скотоводством. Но не только потребности рынка вынуждали египетских фараонов предоставлять азиатам для поселения провинцию Гошен. Они использовали азиатских царьков, как агентов своего влияния в борьбе с царями Элама и Вавилона за ханаанские земли. Вероятно, современником Авраама был фараон Среднего Царства Сенусерт 3-й, потому что именно он вёл наиболее активную политику на Ближнем Востоке в то время. Понимая, что Авраам может быть для него очень ценным союзником в его борьбе за утверждение своего влияния в Палестине, Сенусерт 3-й выдал за него замуж свою дочь Агарь, перед его уходом обратно в Ханаан. Так что никакой служанкой и рабыней Сарры Агарь не была. Фараоны в рабство своих дочерей не отдают. Что же касается интимных отношений фараона с Саррой, то за давностью лет трудно что-либо выяснить. С другой стороны, надобно иметь в виду, что Сарра была племянницей Авраама, и к ней он испытывал родственные чувства в большей мере, чем сексуальное влечение. Он даже долгое время не замечал красива ли Сарра или нет. И только на пути в Египет, переходя через какй-то ручей, он в отражении её в воде увидел, насколько она красива, и сам испугался этой красоты. И тогда у него зародилась мысль выдать её за свою сестру.

     По возвращении Авраама из Египта, между пастухами Лота и Авраама начались стычки из-за пастбищ и воды. Кроме того, во время отсутствия Авраама Лот вновь вернулся к идолопоклонству. Разногласия между племянником и дядей привели к тому, что Лот откочевал в долину Киддим. Сейчас там находится Мёртвое море, а в то время там были цветущие луга и много колодцев с питьевой водой. Пять богатых городов, в том числе Содом и Гоморра, располагались тогда в этой плодородной долине, прорезанной каналами.
     Уход Лота под покровительство города Содома, имел для Авраама роковые последствия, потому что, решив воспользоваться ослаблением сил Авраама, пять вероломных царей заключили между собой союз с целью сокрушить Авраама и изгнать его из Палестины. Это были: негодяй Беру, царь Содома, греховодник Биршу, царь Гоморры, отцеубийца Шинаб, царь Адмаха, сладострастник Шембер, царь Забуима и каннибал Бел. Однако их замысел был разрушен Ходолломаром, царём Элама.

     Согласно еврейским легендам, вскоре, после того как разошлись строители Вавилонской башни, один из генералов Нимрода, Ходолломар восстал против него и провозгласил себя царём Элама, области сопредельной с Вавилонским царством на восток от реки Евфрат и населённый персами. После того как Ходолломар воцарился в Эламе, он покорил хамитские племена, живущие в пяти городах цветущей долины Киддим, и заставил платить себе дань. Двенадцать лет они покорно платили ему дань, а на тринадцатый год восстали. Пользуясь трудным положением Ходолломара, Нимрод повёл семь тысяч воинов против своего бывшего генерала. В битве, которая произошла между ними, Нимрод потерпел сокрушительное поражение. Он потерял шесть тысяч из семи тысяч человек убитыми и среди них был и его сын Мардон. Опозоренный и униженный, Нимрод вынужден был признать верховную власть Ходолломара. После этого Ходолломар заключил союз с Ариохом, царём Иллазара, Тайдалом, царём нескольких народностей, присоединил к ним силы своего вассала Нимрода, и повёл их на подавление восставших против него городов долины Киддим. По данным еврейских легенд общая численность объединённых сил составляла восемьсот тысяч человек. Это уже воистину библейские числа! По-моему мнению, их было не больше восьми тысяч. По тем временам, это была поистине большая армия. Она двигалась в долину Иордана, сокрушая всё на своём пути.

     Они прошли через пустыню к источнику, который вытекает из-под скалы у Кадеша. Здесь они повернули по направлению к центральной части Палестины, страны финиковых пальм и виноградных лоз, и встретили объединённые силы пяти мятежных городов. Произошла кровопролитная битва, в которой городское ополчение было наголову разбито, причём, погибли и четыре мятежных царя. Только чудом удалось спастись царю Содома. Остатки армии бежали в горы, а Лот попал в плен.
     Когда весть о пленении Лота дошла до Авраама, то он, забыв обиды, поспешил ему на помощь. Согласно Иосифу Флавию: «Решив поспешить к ним на помощь, он тотчас исполнил это, выступил и напал около пятого часа ночи на ассирийцев у Дана (так называется один из истоков Иордана) и, предупредив возможность им (ассирицам) вооружиться, одних убил в то время, как они, не предвидя нападения, спали, а других, которые не спали, но не были вследствие опьянения в силах сражаться, обратил в бегство. Аврам же преследовал их, пока наконец на другой день не согнал их в город Ову в области Дамаска, чем он доказал, что победа зависит не от численности или скученности войска, а что мужество и храбрость сражающихся может справиться со всяким количеством противников: он одержал победу над столь большим войском врагов, имея при себе лишь триста восемнадцать слуг и трёх друзей. Те из противников, которым удалось спастись бегством, должны были уйти с позором».

15 Среди тех, кто с позором бежал был и давний противник Авраама Нимрод, царь Вавилона, боясь мести которого семья Авраама должна была покинуть Ур Халдейский.
     После своей блестящей победы над царями Элама и Вавилона, Аврааму пришлось заняться своими семейными дрязгами. Агарь, эта гордая дочь фараона, не ладила с Саррой. Дело у них дошло до потасовки, после которой у Агарь был выкидыш. Охваченная горем женщина, покинула Авраама и направилась к себе на родину. Конечно, ни в какую пустыню она не уходила. Ей не было нужды уходить в пустыню, где она могла умереть от жажды и голода, имея такого богатого и грозного отца, как фараон Египта. Авраам помчался за нею следом, добился её прощения и привёз домой. Следствием их примирения была вторая беременность Агарь, и появление на свет Измаила, которого отец любил и не расставался с ним до самой своей смерти.
     Библейский же рассказ о том, что Авраам, по настоянию Сарры, дал Агарь буханку хлеба и мех с водой и отправил её в пустыню с маленьким ребёнком на руках умирать, не соответствует действительности.
     Во-первых, по еврейским законам все дети, независимо от кого они рождены, должны получить свою долю наследства, а не буханку хлеба и мех воды.

     Во-вторых, согласно еврейским легендам, когда Исаак родился, Измаилу было уже тринадцать лет. Он никак не походил на ребёнка, которого надобно было носить на руках. Исаак и Измаил жили дружно, и когда умер Авраам, они вместе похоронили отца в пещере Махпеле рядом с Саррой. Сарра умерла вскоре после того, как Авраам должен был принести в жертву Исаака. Она не дождалась, когда вернётся Авраам с приятной вестью, что вместо Исаака, он принёс в жертву ягнёнка.
     После смерти Сарры, Авраам женился на Хеттуре, и от неё у него было шестеро детей: «Она родила ему Зимрана, Иокшана, Мадана, Мадиана, Ишбака и Шуаха».

16 Женитьба на Хеттуре, очевидно, знаменовало смену политического курса Авраама. Вместе с дочерью хеттского царя Авраам получил в своё распоряжение вооружённые силы и захватил Дамаск. По этому поводу Иосиф Флавий приводит слова Николая из Дамаска: «Авраам правил в Дамаске, прибыв в качестве чужеземца с войском из, так называемой Халдеи, страны, лежащей выше Вавилонии. Спустя короткое время он выселился со своим народом в страну, которая тогда именовалась Хананеею, а теперь Иудеею; там размножились потомки его, о которых я в другом месте буду распространяться подробнее. До сих пор ещё имя Авраама пользуется большою известностью в области Дамаска, и теперь ещё показывается там деревня, названная по его имени обиталищем Авраамовым».

17 Здесь надобно иметь в виду, что хетты, это и есть халдеи, которых называли хеттами по названию их столицы Хеттусы, как великороссов называли московитами по названию их столицы города Москвы. В то же время в Вавилоне халдеями называли замкнутую жреческую касту, а не этнос. Эта замкнутая жреческая каста, очевидно, состояла из выходцев из Халдеи. Иногда, по ошибке, всех вавилонян называли халдеями. Начиная с первого века до нашей эры, и далее, под термином халдей подразумевался еврей, но ни в коем случае не араб.

     Ещё при жизни Авраама внуки от сыновей Хеттуры вышли из Палестины. Одни из них пошли на Запад, другие на восток, а третьи на север к южным берегам Чёрного моря. Так Офрен, сын Мадиана: «Пошёл войною на Ливию и занял её, причём, внуки его поселились в этой стране и назвали её по его имени Африкою. Они были союзниками Геракла в его походе на Ливию и против Антея; когда же Геракл женился на дочери Афры, то у него родился от неё Дидор, от которого в свою очередь произошёл Софон; по имени же последнего варвары называются софокийцами».

18 На дочери Иофара из племени мадианитов был женат Моисей, и от неё у него было двое сыновей. Эти мадианиты обитали на Синайском полуострове. Вместе с двенадцатью племенами израилевыми они принимали иудаизм во время исхода этих племён из Египта. При разделе земель Ханаана, судьи наделили землёй и потомков Хеттуры: «Равным образом они уделили часть земли потомкам мадианитянина Иофара, тестя Моисея, потому что те покинули свою страну, примкнули к евреям и совершили вместе с последними странствование по пустыне».

19 Впоследствии мадианиты смешались с племенем Иуды и растворились в нём. Как мы видим родственные племена эдумеев, маовитов, аммонитов, халдейские племена Хеттуры, в то или другое время принимали иудаизм, отрекались от него, и возвращались снова, поэтому они принадлежали к дому израилевому, были сыновьями Израиля, Бени-Израиль.
     Что же касается этнической принадлежности халдеев, то в древности они составляли союз арамейских и хурритских племён, живущих на территории Малой Азии. Сферой их обитания: «Судя по остаткам странной культуры, названной (хеттской), которую я определяю как халдейскую, родина халдеев в восьмом и седьмом веках находилась в Каппадокии и Киликии, между Чёрным морем на севере, районом Арарата и верхним Евфратом на востоке, излучиной Средиземного моря на юге и рекой Галис на западе. Богазкёй, Ализар, Сенирли и Кархемыш расположены на этой территории».

Вся статья очено интересная и длинная.

Кого из читателей интересует, вы можете прочитать

всю статью 

https://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer4/Makarovsky1.htm



Источник
Переслал: Лев Левин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..