воскресенье, 15 ноября 2020 г.

РЕАЛЬНОСТЬ И ЖЕЛАНИЯ

 

14.11.20

Мирон Я. Амусья,

профессор физики

 

Реальность и желания

(Некоторые замечания о своём поколении из бывших граждан СССР)

 

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит,

Как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом.

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно малодушны

И перед властию — презренные рабы.

М. Лермонтов «Дума»

 

          Мы – те, что родились перед самой войной, в войну, да и сразу после неё, и которым повезло прожить уже долгую жизнь, имеют право и обязанность подводить её итоги, под общим заголовком мемуарного толка «Моё поколение и я». В прошлом, молодые поэты переживали по поводу несвоевременности своего рождения. Одним, будто бы, не довелось родиться так, чтобы поучаствовать в Великой октябрьской революции, быстро переиначенной то в октябрьский путч, то в переворот, проявляя этим переименованием свою в прошлые времена глубоко спрятанную в кармане фигу. Другим не довелось во время ВОВ поднимать залёгших солдат в атаку с криком «За Родину, за Сталина!», в прежней редакции, преображенной торопливо в что-нибудь типа «Валяй, бл-ди!», звучащее по-современному.

          Ни я, ни знакомые мне люди, этой тоской по несвоевременности рождения не страдали. В полудетстве у меня мелькнула было мысль, что, родись я много ранее, то уж что-что, а соотношение де Бройля открыл бы я, а не он. Но очень быстро морок прошёл. В целом, поколенчески, со времён войны не было у нас общих серьёзных испытаний. Пандемия – по сути первое. Словом, история неприятностями обделила. Моё поколение, как таковое, историю не обессмертило, и законно могло сказать о себе почти, как героиня романа «А мы – ничем мы не блестим, и этим рады простодушно» в историческом, так сказать, масштабе.

          На наше время пришлась перестройка с её неограниченными возможностями «спасайся, кто, как, и где может». Множество людей уехало, меньшинство оставило всё, как есть, а небольшая часть начала, следуя призыву Н. Бухарина, обогащаться путём воровства на месте. А, как эта часть доказала делом, на месте было, что красть. Потихоньку после перестройки жизнь наладилась и в стране исхода. А в странах, так сказать, прихода она и не разлаживалась.

          К хорошей жизни люди привыкают быстро. И то, что вчера ещё было верхом мечты, стало стылой злободневностью и обыденностью. Кто-то устроился на натуральную работу, кто-то начал работать по-чёрному. Совсем немалая доля сразу уютно разместилась на шее «принимающей стороны», объясняя себе, что сторона эта по гроб жизни им обязана, поскольку с собой они захватили своих детей – главное достояние. Некоторые из детей пошли далеко в хорошем смысле слова, некоторые – в не очень, впрочем, как и дети аборигенов. Самым удобным местом для желающих разместиться на шее, оказалась Германии – там приезжие просители быстро превратились в освободителей. Кстати, и в Израиле идея «Это мы вас спасли от коричневой чумы» работала уже издавна, исправно продолжая помогать доить государство и сейчас.

          А в стране исхода, как казалось, теперь уже издали, всё расцвело ярким цветом. Помню, как один человек, сетуя на плохое отношение в Израиле к приехавшим из СССР научным работникам, писал в газете, что в РФ учёных ценят, и они живут не сравнить с теми их коллегами, что имели неосторожную дурость понаехать в Израиль. При этом в качестве успешных в РФ он всерьёз приводил пример «доктора наук Б. Березовского и кандидата наук Р. Абрамовича». С остальными он меряться не хотел.

          Возраст уравнял работников и иждивенцев среди приезжих, а технологические возможности, открытые усилиями тех, кто не объявлял забастовок талантов против выборной мощи серости, но и себя при этом не забывал, позволили напрямую общаться не то, что с каким-то там городом, но и прямо с целым миром. Медицина в новых местах жительства обеспечила долголетие. И тут приезжие, переоценив позитивно свои прожитые годы, поняли, что тот мир, куда они понаехали лишь «был хорош», а теперь его надо подправить. Притом подправить надо так, чтобы было хорошо, как им вспоминалось, с лозунгом (не слоганом же!) «Вперёд в прошлое!». Благо, чуть перелицованное и выученное с молодости «Пенсионерам нечего терять, кроме своих цепей. Обретут же они весь мир» вполне подходило. Вспомнил, в связи с этим, как одна латышская актриса, баллотируясь в Верховный совет, ответила на собрании на вопрос «Что же такое коммунизм?». Она сказала: «Ну, это когда всем будет хорошо, как при Ульманисе».

          Многие из моих сопоколенцев очень легко, буквально походя, отмели для себя и читателей слова и понятия «свобода», «равенство», «демократия», «права человека», не по годам энергично занялись поношением ещё вчера вожделенного Запада и США, не говоря уж об Израиле. Его по-свойски, как нечто жутко провинциально-бескультурное, прозвали Израиловкой. Весь этот мир, после передачи желаемых вновь приехавшими благ, стремительно испортился. К тому же и покатится в тар-тарары, прямо в пасть жадным мигрантам, которые к тому же конкуренты. Привезенные в новый мир дети, приехавшие на Запад молодыми, или родившиеся уже здесь, наше поколение не слушают, с мнением и поучениями не считаются, голосуют иначе, чем их родителям диктует их натруженная душа и совесть.

          И вот уже на пустом месте родится односторонний спор отцы-дети, где велеречивые отцы поучают «делай жизнь с меня», а дети, поскольку изучили жизнь не только по ТВ, их ценными указаниями пренебрегают. Недавно мне приятель рассказал о своей прошлогодней поездке в США, где дети не понимают правоты своих родителей, и не идут их путём. Мой вопрос, а не могут ли и родители ошибаться в курсоуказании, вызвал у приятеля просто недоумение: «Как это? У нас такой опыт и знания этого зла на собственной шкуре». Но у меня было, да и осталось, не утверждение, а лишь вопрос, а потому спор не состоялся.

          Загнила Западная Европа, загнивают, коль не победит на выборах предписанный Айн Рэнд любой ценой (в 2016), или не отсуди свой пост на второй срок (2020) президент США. Вот углядел же в нём писатель А. Тарн героя-изобретателя Д. Галта из «Атлант расправил плечи» со скоростью даже большей, чем норвежский комитет Нобелевской премии мира увидел её лауреатом Б. Обаму. Так и все должны. Кстати, а что после 2024 будет с США? Или просто полные кранты? Или приезжий стар (без млада) порекомендует «обнуление» предыдущих сроков по хорошо понятному ему, стару, примеру?!

          На Западе, говорят и пишут сопоколенцы, рушится образование, традиционные ценности, лесбиянки  и трансгендеры с педерастами колеблют устои мироздания. С молодости помню советские пропагандистские песни и пляски про загнивание Запада, его всесторонний кризис и скорую гибель. СССР исчез, а Запад всё, как ни в чём не бывало, кризисует. Даже сейчас пропагандистская машина, только теперь уж не советская, а принадлежащая стране-правопреемнику, повторяет то же самое. Помню сообщение десятилетней давности о скором крахе доллара. Тогда за него давали 20 рублей, а сегодня, уже под 80 – вот так крах!
          Молодёжь тамошняя, да и основная масса собственных детей – задоктринированные зомбопреподавателями и пропагандой неучи. Школы и университеты там готовят неучей, и учат их, не то, что нас. Вот в Израиле зачем-то учат Тору. Буря возмущений и поучений от сопоколенцев, долбивших историю КПСС, и вершину истинной науки – марксистскую философию. Я преподавал и в Израиле, и в США, как и в СССР, и видел перед собой немало весьма хороших, а в Израиле- так просто отличных, студентов. А полемизируют с тобой люди, этого не делавшие, но про кризис знающие точно. Комично это, господа. И трагично, честно говоря.
          Для всех этих детей-недорослей придумали обобщённое название – «снежинки» – мол, полетят, куда подует ветер, и чуть что - растают. А мне кажется, так это мы в большей мере  – поколение снежинок, а не сегодняшняя молодёжь. Очень уместно предвосхищал поэт:
 
Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего»,
 - очень уместно писал поэт.
 

          Какие такие трудности преодолело моё поколение, и я в том числе? По большому счёту, масштаба ПМВ, октябрьской революции, и гражданской войны 1914-20 гг, развёрнутого большевистского террора 1926-38 гг, ВМВ 1939-45 гг – никаких. СССР вчистую проиграл военно-политическое соревнование с США и Западом. Политической победе помогали из СССР небольшое количество диссидентов, где главный лозунг был «Возвращение к ленинизму от сталинщины», «Даешь права человека» на западном уровне (тогда предел мечтаний), и небольшое количество отказников, действовавших в основном под лозунгом «Отпусти народ мой!». Разумеется, и те и другие поддерживались западной и американской либеральной интеллигенцией. В течение десятилетий, для моего поколения главным шагом было решение вопроса «подавать – не подавать?», сопряженное с определённым риском, но и «отказ» проходил не без лонжи с Запада или США.

          Проигрыш СССР соревнования с США, бывший следствием неспособности плановой экономики обеспечить одновременно «пушки и масло», сделал своё дело. Так пошла перестройка. Как пел В. Токарев

 

Из России, из горла вытащили пробку

Повалил сюда народ, как на карнавал

И нашествие дошло до самого Нью-Йорка,

Будто грозный Чингисхан вдруг на нас напал[i].

 

          В итоге изменений в стране решение «ехать» стало совсем уж массовым и сравнительно простым. От массовости оно не потеряло своей правильности и пользы, особо большой для вывозимых детей и вновь появляющихся внуков. Конечно, переезд на новое место, поиски работы или переход на пособие, с изменением социального статута суть тоже испытание в жизни. Но, как писал поэт, на долю моего поколения выпали испытания весьма умеренные:

 

Дуэль не состоялась или перенесена,

А в тридцать три распяли, но не сильно,

А в тридцать семь — не кровь, да что там кровь! - и седина

Испачкала виски не так обильно.

 

          Нет, конечно, для давания советов имеющегося у нас опыта, пожалуй, достаточно, если это советы типа «Так, солдатики, стрелять не надо!». Или «Не делай, как я!». Переехавшим с моими сопоколенцами детям и внукам своих стран проживания менять, как правило, абсолютно незачем. А если захочется – то нет проблем. Конечно, мы не виноваты в том, что нам не приходилось решать глобально-цивилизационные проблемы, и поколение плыло по потоку созданных не им возможностей. Это не наша вина, но данное обстоятельство лишает нас права учить, оставляя лишь куда более скромное право – советовать.

          Но поколение не хочет ограничиваться советами. Тем более, что почти всеобщее мнение сопоколенцев, так это то, что аборигены до него не доросли – об этом говорится часто. Самая ходкая формулировка: «Какие же они глупые!». Впервые на подобную тему я высказался ещё в статье «Не болвана не оболванишь» в ответ на публикацию Л. Зив-Ами «Диагноз» в 2008. От неё я узнал, что есть такая особо развитая общность людей - «русскоязычные евреи». По сравнению с ними обычные израильские евреи-старожилы, а, позднее, как оказалось, и американские евреи – поголовные никто, к тому же и глупцы. А за членами этой новой общности особо яркое будущее и перед ними огромная задача – цивилизовать всех, к кому забросит судьба.

          Вот говорят о гибели еврейской общины в США. Утверждается, что главный враг еврейской общины – ассимиляция. Но, насколько навиделся сам, едва ли в США процесс ассимиляции достиг уровня бывшего СССР. Ведь там мои сопоколенцы в массе не знали еврейского языка, своей истории и традиций, меняли, вслед за родителями, для удобства окружения свои имена, почти не отмечали, даже втихаря, еврейские праздники, не делали, за редким исключением, мальчикам обрезание, и дети смешанных браков писались, как правило, русскими. Но еврейство сохраняется тысячелетиями не как ответная реакция на юдофобию, а по другим, куда более сложным причинам. Скорее, юдофобия одним из корней своих имеет устойчивость еврейства. Наверное поэтому, сравнительно недавно приехавшие евреи начинают соблюдать традиции, а часто пополняют и ряды ортодоксов.

          Своих детей мои сопоколенцы нередко объявляют жертвами левой пропагандистской машины. Однако стоит вспомнить огромный напор пропаганды в СССР с самого начала советской власти. Она внедрялась в мозги мои и сопоколенцев буквально с первых шагов жизни. Замечу, что мы себя считаем не жертвами индоктринации, а свободномыслящими людьми. Хотя определённо в той или иной мере заражены вбитой пропагандой жёсткой парадигмой «Кто не с нами, тот против нас» и неувядающей с годами привычкой людей «делить на своих и врагов». Однако удалось же нам в большой мере избавиться от груза пропаганды, перерасти её и начать её отрицать. Она оказалась далеко не всесильной, и не смогла спасти то, во имя чего неистовствовала столь много лет – советскую власть. Как-то справлялись с напором пропаганды, но вот выросли в непримиримых отрицателей её.

          Так откуда же берётся уверенность в том, что дети сопоколенцев, под воздействием куда более слабой пропаганды, чем у их родителей, просто прогнутся и перестанут отличать добро от зла? А ниоткуда, кроме возраста и старческой самоуверенности сопоколенцев. Не надо тащить детей и внуков как щенят в то, что самим кажется прекрасным будущим. Они в массе сами разберутся в том, «что такое хорошо, и что такое плохо». Для них, не для вас, мои сопоколенцы.

          Мои сопокленцы сейчас очень требовательны к целым народам за то, что те, будто бы, способствовали Холокосту. Даже появилась потрясшая меня своим кощунством фраза «Давно пора реабилитировать Гитлера», имеющая целью подчеркнуть коллективную вину народов Европы и США в Холокосте. Столь требовательные к другим как-то забывают, что граждане оккупированной нацистами Европы, помогая евреям, рисковали своей жизнью, поскольку наказанием за укрывательство евреев был расстрел укрывателя и с ним проживающих членов семьи. Разумеется, были бандиты, помогавшие нацистам в их грязном деле добровольно, были квазиспасители – вымогатели. Всё это было. Но как-то забывают мои сопоколенцы, сколь долго они были сами вполне послушными гражданами диктаторского режима, сколь мало они сами препятствовали вторжению, например, в Венгрию в 1956 или в Чехословакию в 1968.

          Да что там эти события. Стоило бы помнить, сколько отцов и дедов, матерей и бабушек сопоколенцев служили в НКВД, КГБ, сколь с их стороны просто незначительна была помощь жертвам террора в СССР, которых было много миллионов, сколь нередко и имуществом жертв пользовались, и «стучали», чтоб квартирой и имуществом воспользоваться. Получается, что «грязь обстановки убогой к ним как-то не липнет». «Цвели те красавцы на диво – румяны, стройны высоки», а теперь их дети, мои сопоколенцы, стали строгими и требовательными судьями всего мира, кроме страны, с которой, пожалуй, больше всего знакомы. Забыт, видно, совет «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?».

          В широком обращении идея, будто чуть ли не все народы мира – антисемиты, наши враги, а новый Холокост из-за этого просто неизбежен, и есть всего лишь вопрос времени. Не вижу доводов в пользу этой мрачной картины. Большинство людей, на мой взгляд, не анти- и не фило-семиты, а люди, к проблеме равнодушные, занятые своими делами, и совсем не озабочены делами еврейскими, как мы сами не очень волнуемся по поводу судьбы народностей Хуту или Тутси. Что касается мирового катаклизма, коим является Холокост, трагедии крайне редкой, то для своей реализации он требует стечения многих обстоятельств, и мерзейшей, но и мощнейшей политической фигуры а-ля Гитлер.

          Время переставляет многие акценты. Сменяются поколения, взгляды и мнения в обществе. Когда в 1952 Д. Бен-Гурион подписал с ФРГ жизненно важное для Израиля соглашение о репарациях с ФРГ, множество людей были категорически против. Тогда люди говорили «Нельзя брать деньги за кровь наших братьев и сестёр». А сейчас отношение к таким деньгам совсем иное. Главное теперь – только «давай, давай», и претензии к тому, почему одним дают, а другим – нет, или одним больше, а другим – меньше, хотя нужда в деньгах по сравнению с 1952 резко упала. Стоило недавно президенту США признать справедливыми требования о возвращении всего еврейского имущества, захваченного в ходе Холокоста, как отнюдь не прямые родственники погибших, а просто масса непричастных стала в ряды потенциальных получателей. И я не слышал от своих сопоколенцев ни единого голоса, говорящего о том, что происходящее означает торговлю «честью народа Израиля» или есть сделка, «которая запятнает еврейский народ вечным пятном позора» - всего того, что когда-то волновало М. Бегина и его единомышленников.

          Нередко мои сопоколенцы выражают беспокойство тем, что молодёжь уходит, а то и даже ушла от фундаментальных ценностей, что всюду поналезли эти несчастные лесбиянки и педерасты с трансгендерами. Особым пуританам напомню, что они сейчас в тёплую погоду спокойно разгуливают прилюдно в шортах, а меня ещё в 1989 ретивые сограждане пытались сдать в милицию за появление в кафе, отнюдь не в центре Ленинграда, в таком виде. А теперь так ходят все, и мир от этого не стал хуже. Как не вспомнить историю купальных костюмов, которые ещё в начале 20-го века, особенно в США, напоминали демисезонное пальто. И не стал мир хуже от перехода к бикини.

          Я противник гей-парадов, кстати, как и многих других. Но вот смотрю среди своих родственников и знакомых, и вижу, что в абсолютном большинстве семьи их обычные, дети родятся сейчас, как и прежде, только в заметно большем числе, чем у меня и сопоколенцев. Возможно, в Богеме всё иначе. Но, если верить искусству, особенно народному, украшавшему стены сортиров до недавнего, сплошь евро-ремонтного, времени – нет на них ровно никаких следов разрушения традиционных отношений мужчины и женщины. А эти стены видели многое, и говорили о многом.

***

          Эта несколько неожиданная для меня самого заметка, эдакий подготовленный многими годами жизни экспромт, появилась как ответ на две статьи, в очередной раз предвещающие гибель современной Западной Европы и США. В связи с этим, даю соответствующие ссылки и свои, несколько укороченные комментарии (курсивом) к ним.

 

1.    07.11.20 Элла Грайфер: Это сладкое слово «свобода».

Потихоньку уверения публики в скорой гибели Западной Европы, её культуры и образа жизни, становятся чуть ли не родом деятельности для эмигрантов из СССР, страны развалившейся и не давшей выходцам из неё ровно никаких оснований для утверждения своих «пророчеств», как якобы обретённых из анализа распада СССР. Нет серьёзных оснований говорить о гибели или даже закате Западной Европы. Там прекрасно развивается наука и технология, медицина, определённо повышается жизненный уровень людей - отсюда обилие желающих туда поехать, там жить и работать.

Чуть что — ссылаются на несбывшиеся пророчества Шпенглера. Кстати, он был подавлен первой мировой войной, принесённым ею развалом привычного мира. Для экстраполяции здесь нет никаких оснований. Но он жил в Германии, и «перемалывал» её опыт, и тем самым, свой. А эмигранты из СССР понятная тоска по заканчивающейся собственной жизни, а не анализ явлений другого мира, или далёкого, или остающегося чуждым.

Просто комично читать: «Говорю им: «Гибнет ваша культура, вымирают ваши народы!»,- а они руками разводят: «Ну, что ж поделаешь… Всему когда-нибудь приходит конец»». Оно и понятно - эти аборигены видят, что им говорит человек, который «не в теме», да ещё так категорично. Зачем же с ним полемизировать? Печально, что, убежав из СССР, столь многие не научились ценить ни свободу, ни права человека, ни демократию. Жаль. И странно, а живя в цивилизованной стране, так просто неуместно убеждать, будто «единственным реальным доказательством права жить на земле является сила оружия». Неправда это. И артефакты присутствия 2000 лет ох как житью помогают, обосновывая правильность своей позиции для себя. А оружием обзавестись,  без «артефактов», и бандит может.

2.                            11.11.20 Борис Гулько: Земля отцов

Плач по Западу уже поставлен на поток. Раньше под музыку Шпенглера хоронили Западную Европу (по М. Веллеру с Ю. Латыниной уже давно погибшую), теперь принялись за США. Я уже писал, что нет никаких серьёзных оснований говорить о гибели или даже закате Западной Европы или США. … Не изменится это всё от ваших причитаний - мир крепче устроен. Науки и технологии жизнь полностью меняют, и кто с ними, тот впереди. Кто, как не вы, уважаемый Борис, ощутили это на себе, когда машина обошла человека в шахматах. А что принесёт новое поколение, будет ещё более ошеломительно и неожиданно. Хоть бы краем увидеть — жаль не удастся. А вы всё старенькое повторяете. И, по счастью, вам своих детей в плакальщики переделать не удастся — они понимают много лучше вас, с вашим совершенно провальным советским опытом, что им следует делать.

          Для меня олицетворением молодёжи, её фантастических достижений, изменивших и меняющих мир, являются Б. Гейтс, С. Брин, М. Цукерберг, И. Маск, Я. Кум, Дж. Дорси, и подобные им люди из науки. Их пример более молодых вдохновляет, и привлекает. И если есть в глобализации опасность, так она в том, что ярчайшие таланты скопятся в одной части земли, оставив большую её часть бесталанной. Пока, однако, так не происходит, и развивающиеся страны находят не полицейские способы сохранения талантов у себя.

          Говорят, что искусство и литература в тупике, а Голливуд так просто протягивает ноги. Не знаю этих областей, но про Голливуд поверю, когда за «Оскар» перестанут бороться знаменитости всего мира так, как сейчас. Однако куда важнее конкретных имён образ жизни. Я вижу, совсем не только в СМИ, как этот, западный и американский, образ и стиль жизни копируется в Китае, Южной Корее, РФ, завлекая молодёжь, да и людей солидных из множества стран в свою орбиту. И это не остановить ни цитатами из Шпенглера, ни предупреждениями других сильно «озабоченных». Разговоры о скорой кончине западной цивилизации, однако, не безвредны, поскольку сопровождаются недюжинной силы попытками этого добиться. Кто в этом заинтересован – понятно. Что это обречено на неудачу – тоже. Но зачем же обречённому и неправому делу помогать?

 

          Иерусалим



[i] Цитирую по памяти.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..