пятница, 12 июня 2020 г.

ПОЛИТИКА СССР ПО ПОДДЕРЖКЕ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ

Политика СССР по поддержке Окончательного решения 
 Говоря о роли Советского Союза в проведении германского «окончательного решения еврейского вопроса», важно подчеркнуть тот факт, что первые два года войны Германия и СССР были союзниками. Они вместе планировали нападение на Польшу, которое, собственно, и положило начало войне. Они разработали план, по которому Германия должна была дойти до определенной черты с запада, а СССР – с востока. Существовали планы разделения плодов войны: соседи агрессоров должны были стать их зонами влияния.
Официальный пакт между СССР и Германией был заключен 23 августа 1938 года, его подписали министр иностранных дел СССР Молотов и его германский коллега фон Риббентроп (позже Нюрнбергский трибунал приговорил его к повешению за преступления против человечества). Для церемонии подписания договора один из кремлевских залов был украшен флагами СССР и Германии: гитлеровская свастика рядом с серпом и молотом. Сталин произнес тост, пожелав фюреру здоровья и подчеркнув, как сильно его любит немецкий народ. Если это было не поощрение, то что тогда? А ведь уже через несколько дней германские танки и самолеты обрушат ты=81ячи снарядов на головы поляков и евреев, а айнзацгруппы СС примутся вырезать ни в чем не повинное гражданское население.
Конечно, пакт предусматривал не просто вторжение в Польшу. Франция и Великобритания ясно дали понять, что при нападении на Польшу они исполнят свои обязанности по договору и тоже вступят в войну. Гитлер и Сталин прекрасно понимали, что значит мирное соглашение между двумя странами: Германия могла сосредоточиться на войне с французами и англичанами, не боясь угрозы с востока. Гитлер получал полный карт-бланш, его генералам больше не нужно было беспокоиться о Советском Союзе. При поддержке СССР война стала полностью решенным делом.
Всего через девять дней после заключения советско-германского договора, утром 1 сентября, авиация Вермахта нанесла бомбовый удар по Варшаве и другим польским городам, а границу перешли танки. Вместе с германской армией в страну вступили и айнзацгруппы СС. Советское руководство прекрасно понимало, что, помогая Гитлеру в войне, оно помогало ему истреблять евреев. 
Чтобы понять, до какой степени Советский Союз помогал гитлеровским палачам, важно не забывать, что советская пропагандистская машина полностью контролировала мышление и действия каждого советского гражданина. Государство полностью монополизировало процесс подачи новостей. В начале 1940-х годов национального телевидения еще не существовало, зато радио и любые выступления перед публикой не просто контролировались; с их помощью государство формировало нужное общественное мнение, поощряло желательное поведение и пресекало нежелательное. В военное время новости особенно значимы, и потому их ждали с нетерпением, вслушиваясь в каждое слово. Особенно так было в первые дни советско-германской войны. Итак, в первую очередь СССР содействовал Холокосту в информационном плане. 
Через два года советская политика союзничества с Германией неожиданно привела к прямо противоположным результатам. Эта политика базировалась на предположении, что Германия с одной стороны и Франция и Великобритания с другой порвут друг друга в клочья, и затем все эти три державы окажутся в полной зависимости от СССР.  Чтобы не отставать от немцев, Советский Союз тоже поглотил своих соседей: восточную часть Польши, Латвию, Литву, Эстонию, часть Румынии, Северную Буковину и Бессарабию. Все они были включены в состав СССР как его «неотъемлемые части»..
В течение первых двух лет советско-германского альянса СССР блокировал любую информацию, которая выставляла немцев в неприглядном свете. На новости о массовых убийствах евреев в Польше и других странах в советских СМИ было наложено табу. Если на Западе эту информацию иногда преуменьшали, то в СССР ее исключали полностью. В результате подавляющее большинство советских граждан практически ничего не знало о массовых убийствах, которыми им грозило вторжение нацистов. 
В начале войны на контролируемых СССР территориях проживало около пяти миллионов евреев. Согласно переписи 1939 года их было 3 020 171. Специалисты полагают, что в период между 1939 и 1941 годами эта цифра увеличилась еще на 100 тысяч. К этим 3 100 000 следует прибавить еще 1 900 000 евреев на недавно аннексированных территориях, таких как Восточная Польша, Литва, Латвия, Эстония, Северная Буковина и Бессарабия. Население этих районов получило советское гражданство. Таким образом, к 1941 году на советских территориях проживало в общей сложности около 5 000 000 евреев, причем в это число не входит еще 250 000 евреев в Западной Польше, которые, убегая от наступавших войск Вермахта, переселились в восточную часть страны.
Большинство советских евреев жили в западных частях страны, которые были наиболее уязвимы перед наступавшими германскими войсками. В итоге под нацистской оккупацией оказалось свыше 4 миллионов евреев. Приведем более подробную статистику:
Белоруссия 375 000
Украина 1 533 000
Оккупированные районы РСФСР 250 000
Аннексированные районы 1 900 000
Итого 4 058 000.
Невозможно предположить, чтобы советские власти не понимали, что в случае вражеской оккупации эти четыре миллиона граждан окажутся в особой опасности. Какие меры предпринимали власти, чтобы защитить эту наиболее уязвимую группу? Ответ: никаких. Не было предпринято вообще никаких мер. Более того, советские СМИ не считали нужным даже предупредить население об опаснейшей антисемитской политике Германии, хотя при этом яростно опровергали любые другие заявления противника. Все это наводит на мысль, что власти вовсе не были несогласны с антисемитской политикой Германии. Как следствие, советское население активно сотрудничало с немцами в истреблении евреев, что только увеличило общее число погибших.
Противодействовать подстрекательствам немцев против евреев было важно еще и по той причине, что по-прежнему был жив традиционный российский антисемитизм. Двадцать лет советского режима не смогли изж ить его из национального менталитета. И на Украине, и в новообретенных территориях, в основном в Польше и прибалтийских республиках, он также был актуален как никогда. Соответственно, немцы справедливо рассчитывали, что население благосклонно воспримет антиеврейские радиопередачи и листовки. Именно по этой причине СССР не затрагивал антиеврейские элементы нацистской пропаганды. Чтобы не оскорбить антисемитские чувства своих граждан, было решено избегать этой темы. Делать это было несложно, учитывая, что в советском руководстве антисемитов тоже было предостаточно.
Если абстрагироваться от нравственных и гуманитарных аспектов, в этой позиции был определенный здравый смысл. Немцы утверждали, что советские войска в первую очередь защищают евреев, что коммунизм изобрели евреи и он служит их интересам. Они понимали, что в Польше и Украине это заявление возымеет эффект, поскольку в этих странах антисемитизм довольно распространен. Если бы советские власти начали каким-либо образом защищать евреев, это означало бы только то, что немцы правы в своих обвинениях. Соответственно, было бы гораздо сложнее поднять население на борьбу с захватчиками, ведь те обещали освободить народы от «коммунистического еврейского ига». 
Советская политика игнорирования еврейской темы обернулась для евреев полной катастрофой. СМИ писали о зверствах «фашистского монстра» только в общем, цензоры тщательно вырезали любые упоминания о конкретной цели нацистов – евреях.
В течение года перед немецким вторжением прибалтийские евреи не имели доступа к иностранным СМИ и не знали, что происходит в Польше. Однако когда враг вступил на их землю, они настолько испугались, что в массовом порядке хлынули на восток. Хотя теперь это была одна страна, а они были советскими гражданами, на границе прибалтийских республик их встретили пограничники. Беженцы уD0оляли пограничников пропустить их, объясняли, что они полноправные советские граждане, но у пограничников был срогий приказ не пропускать никого. Многим из тех, кто дошел до границы, пришлось вернуться в свои дома, где их убили нацисты.
Еврейский ученый Янкев Разен, которому удалось выжить, описал эти события:
Дальше идти нам было нельзя… Сколько бы мы ни упрашивали советских пограничников, мы получали один и тот же ответ: „Ни для кого прохода нет. У нас приказ. Назад на двадцать шагов. Если вы не подчинитесь, мы откроем огонь. Вперед! Один, два – огонь!“ Мы стояли у границы двенадцать кошмарных дней и ночей. За это время туда прибыли тысячи беженцев. Большинство из них были евреями, хотя попадались и неевреи. Они спали в канавах, полях и лесах. Они умоляли охранников дать им пройти, чтобы спасти свою жизнь. Пропускали только членов коммунистической партии с правильно оформленными документами… остальные не имели права на спасение. Внезапно пограничники исчезли. Немцы подошли к границе на расстояние 10–15 километров… Но куда можно убежать, когда страшный враг столь близок?
В самых худших условиях находились те, кто решил остаться в городах или вернулся туда.  Из Минска, столицы Белоруссии, в спешном порядке эвакуировали государственные учреждения и семьи чиновников, однако ни в Минске, ни в каком-либо другом городе никогда не эвакуировались представители группы, которая подвергалась самой большой опасности. Из 90 тысяч евреев, живших в Минске до войны, было убито, согласно разным подсчетам, 85–88.
 Название Бабий Яр вошло в историю наравне с Освенцимом как символ зверств нацистов и еврейского мученичества. Это овраг (а точнее, урочище) недалеко от Киева. Бабий Яр стал символом советского пособничества в Окончательном решении. Все то, что в нем произошло, подтверждено многочисленными и подробными документами, причем не только немецкими. Бабий Яр стал возможен только благодаря политике и конкретным действиям советских властей.
19 сентября германская группа армий «Юг» преодолела оборону Киева, столицу Украинской Советской Социалистической Республики с населением в полтора миллиона жителей. С группой армий «Юг» перемещалась айнзацгруппа под командованием полковника СС Блобеля. Он предвидел «сложности в выполнении настолько масштабной задачи» – убийство всех евреев Киева. Одной из проблем было то, что у киевских евреев не было своего квартала, но они были рассредоточены по всему городу. Эту задачу необходимо было «выполнить исключительно против евреев со всеми семьями». 
Бойня в Бабьем Яру произошла спутя три месяца после того, как немцы вступили на советскую территорию. Было более чем достаточно времени, чтобы предупредить советских евреев о приближающейся опасности, призвать население помочь своим согражданам, спрятать от рук палачей. Что бы ни делали немцы, советское руководство упрямо отрицало факт наличия какой бы то ни было опасности для еврейского населения. После войны власти даже отвергли предложение создать в Бабьем Яру мемориальный комплекс, вместо чего было запланировано построить стадион. Однако оппозиция среди нееврейских граждан была так высока, что власти наконец уступили и мемориал был воздвигнут. Впрочем, он увековечил гибель просто советских граждан. На нем так и не появилось слово «еврей», хотя германская директива четко гласила: «исключительно против евреев со всеми семьями.
Антисемитизм, подогреваемый немецкой пропагандой, был настолько силен, что его влияния не избежали даже партизанские войска. В некоторых партизанских отрядах к евреям относились нормально, но не во всех. Иногда к еврею, выразившему желание вступить в партизаны, относились с подозрением. Над ним насмехались и нередко угрожали. Были и случаи расправ над еврейскими партизанами по абсурдным обвинениям в шпионаже на немцев. В некоторых случаях евреев просто выгоняли из партизанских отрядов. Как сообщают очевидцы, комндиры партизан старались не делать ничего, что могло бы подтвердить немецкую пропаганду: якобы, что за партизанским движением стоят евреи и что его единственная цель – защищать евреев. Поступая таким образом, партизанские командиры следовали официальной политике: избегать любых жестов благосклонности в адрес евреев, чтобы не подорвать народную поддержку партизанского движения. Хотя многие командиры осознавали всю политическую сложность проблемы, для простых людей это был просто камень в огород «еврейских лазутчиков». И очень важно, что даже в такой непростой ситуации история с хранила множество примеров героизма, когда неевреи рисковали жизнью для спасения своих товарищей-евреев. Однако в целом антисемитские настроения преобладали].
Если в первые годы партизанского движения власть была сосредоточена в руках отдельных командиров, в дальнейшем партизанские силы вошли в состав Красной армии. В отличие от многих армий, в советских войсках очень большое внимание уделялось политической подготовке личного состава вплоть до малейши нюансов. В частях действовали политические комиссары, которые контролировали «правильность» убеждений военнослужащих. Со временем политкомиссары появились и в партизанских войсках. 
Советское руководство прекрасно отдавало себе отчет в том, что определенная группа советских граждан была более других уязвима, а для их эвакуации не делается ничего. Чтобы отгородить себя от возможных обвинений и создать хорошую репутацию на Западе, приблизив тем самым открытие второго фронта, в СССР учредили особый орган под названием Еврейский антифашистский комитет. В не=о принимались верные коммунисты, отвечавшие необходимым требованиям для пропагандистской работы. Двоих членов этого комитета отправили за границу: это были Ицик Фефер, талантливый писатель на языке идиш, и Соломон Михоэлс, актер, также владевший идишем. Фефер был известен тем, что высмеивал еврейскую религию и культуру, а о Сталине писал, что у него «чудесное сердце». Михоэлс тоже был убежденным сторонником коммунистической идеологии. 
 В начале 1943 года они приехали в Нью-Йорк, где провели ряд встреч, на которых присутствовало все больше больше людей. Большинство евреев были поражены личностью гостей. Впервые после многих лет изоляции у них появилась возможность воочию увидеть советских евреев. Появлялась надежда, что Советский Союз наконец-то смягчит свою политику в отношении евреев и иудаизма. Конечно, гости сообщили и о еврейских бойнях, но наиболее энергично они рассказывали о сотнях тысяч евреев, которых советские власти якобы спасли от наступающих германских войск. Помимо США, Фефер и Михоэлс посетили Канаду, Мексику и Великобританию. В общей сложности 46 городов услышали сказку о том, как в СССР сотни тысяч евреев были эвакуированы перед наступлением врага и сколько еще жизней можно спасти, если только открыть второй фронт.
Как это часто бывает с хорошим мифом, рассказы о массовых эвакуациях советских евреях были основаны на инциденте, который действительно имел место, хотя даже он преподносился сильно приукрашенным. В период советско-германского альянса, когда Советский Союз аннексировал прибалтийские страны и ряд других территорий, советские власти обнаружили, что большинство евреев принадлежат к той или иной еврейской организации. С точки зрения советской идеологии все они были так и или иначе «опасны» и «нежелательны». Советский союз продолжал политику русских царей, которые ссылали в Сибирь всякого, кто не разделял господствующую в стране идеологию. Следуя этому принципу, десятки тысяч евреев на аннексированных территориях еще до войны были депортированы в Среднюю Азию и Сибирь. В основном это были сионисты и члены антисионистской социал-демократической организации «Бунд». Тогда они еще не знали, как им повезло, что их зачислили в нежелательные элементы. Всего было депортировано около 250 тысяч евреев, проживавших в новообразованных советских территориях.
Еврейский антифашистский комитет был далеко не единственным, кто участвовал в распространении легенды о массовых эвакуациях советских евреев. Ближе к концу войны ее подхватил американец с удобной фамилией Гольдберг. Его пригласили с визитом в СССР. Рассказы Гольдберга широко освещались в американской коммунистической прессе. Конечно, он тоже ни разу не обмолвился о том, что все эвакуации в СССР происходили до войны, а об эвакуациях после ее начала не существует ни одного документа, ни одной публикации в советской прессе. Однако при этом он утверждал, что только из Украины было эвакуировано 3,8 миллиона евреев, причем исключительно с целью спасти их от немецких армий. 
Кстати, и Фефер, и Михоэлс позже были убиты своим же собственным советским руководством. Их подозревали, причем небезосновательно, что во время заграничных поездок на них повлияла атмосфера еврейской солидарности и культурной общности. Они были устранены в 1952 году во время сталинских чисток еврейской интеллигенции.
Всего в советских территориях, в разное время оккупированных гитлеровцами, из четырех миллионов евреев погибло два миллиона. Даже если бы власти предупредили население об опасности, предостерегли от сотрудничества с немцами и призвали помогать евреям, даже если бы поток антисемитской пропаганды эффективно разоблачался советской контрпропагандой, – все равно подавляющее большинство из этих двух миллионов спасти бы не удалось. Тем не менее, даже 200 тысяч спасенных всего лишь в результате эффективной информационной политики – это довольно много. Среди них было бы около 33 тысяч детей.
Обратим внимание и на другой факт: советско-германский фронт был гораздо ближе к Освенциму, чем силы Союзников, и по крайней мере в течение четырех месяцев он был в радиусе досягаемости советских бомбардировщиков. Если бы СССР уничтожил эту фабрику смерти, это могло бы спасти десятки, даже сотни тысяч людей. Но он этого не сделал.
У цифр нет имен. Когда мы изучаем статистику, это почти не затрагивает наши чувства. Но мы могли бы представить себе, как 33 тысячи детей резвятся и играют на улицах города, а их немецкие палачи в далеком Берлине хладнокровно планируют, как они будут их убивать. Так мы сможем лучше осознать, что Советский Союз сделал для поддержки нацистского Окончательного решения

В январе 1940г германские власти официально предложили Сов. Союзу принять на свою территорию миллион восемьсот тысяч евреев из Польши и четыреста тысяч из Чехии и Австрии. Предложение осталось без ответа
                             

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..