понедельник, 7 октября 2019 г.

ДОМ С АТЛАНТАМИ

Дом с атлантами

№ 140 (9074) // 22 сентября 2009 г.
Фото Олега Владимирского.
Проплавав свыше пятидесяти лет на судах Черноморского пароходства, побывав во многих странах мира, я никогда не думал, что судьба занесет меня в сухопутную страну, ничего общего не имеющую с морем. Страной этой оказалось маленькое княжество Лихтенштейн.
Попал я туда по туристической путевке, не подозревая, что поездка подарит мне встречу с удивительным человеком, а знакомство с ним вернет меня в мое детство...
ЕСТЬ В ОДЕССЕ на улице Гоголя известный всем одесситам дом с атлантами. До войны в этом доме жила подруга моей матери Елизавета Абрамовна Геллер. Она была художницей, и стены ее квартиры были увешаны картинами. На них были порт, Воронцовский маяк, скалистые берега Большого Фонтана, и, казалось, квартира пропитана не запахом красок, а запахом моря...
Как-то на день рождения мне подарили книгу «Мифы Эллады». Там я прочитал об Атлантах, и скульптурная группа на доме, где жила Елизавета Абрамовна, стала для меня волнующей иллюстрацией к этой книге. Я все пытался выяснить у Елизаветы Абрамовны, как появились на доме атланты, кто строил дом и кто до революции был его хозяином. Но на мои вопросы Елизавета Абрамовна только пожимала плечами...
Началась война. Немецкие самолеты бомбили город и порт, и после каждой бомбежки я бежал смотреть, уцелели ли атланты. Они стояли. И лишь от близкого разрыва бомб все больше растрескивался удерживаемый ими небесный свод.
А потом началась оккупация...
Когда фашисты заняли город, к нам прибежала взволнованная Елизавета Абрамовна. Евреев еще не трогали, но жильцов дома с атлантами — и русских, и евреев, выгнали на улицу. В доме поселился немецкий генерал. Елизавету Абрамовну приютила моя мать. А я с моим другом Сережей Багдасарьяном побежали на улицу Гоголя посмотреть на этого важного фашиста. Но вместо него увидели возле атлантов немецкого часового. А за его спиной на небесной сфере, поддерживаемой атлантами, чернел фашистский знак.
Одесса была отдана румынам. Но немцев в городе хватало. Ими, наверно, и командовал генерал, поселившийся в этом прекрасном доме.
А потом...
Потом евреям было уготовано на Слободке гетто, где умерла от сыпного тифа Елизавета Абрамовна, зимние расстрельные этапы по дороге в Доманевский концлагерь, Богдановка, где за одну только зиму 1942 года расстреляли свыше пятидесяти тысяч одесских евреев, а тех, кто остался жив, ждал рабский, непосильный труд...
Я выжил. И в первый день по возвращении в родной город побежал на улицу Гоголя, посмотреть — выжили ли атланты.
В доме расположился какой-то штаб. И возле атлантов снова стоял часовой. Советский. Заметив меня, он крикнул: «А ну, пацан, вали отсюдова!». Я перебежал на другую сторону улицы и посмотрел на атлантов. У одного была отбита рука, у другого нога. Но они по-прежнему держали на могучих плечах закопченный от пожарищ небесный свод...
И вот спустя много лет в Лихтенштейне я неожиданно встретился с хозяином дома с атлантами.
А произошло это так. Как только наш туристический автобус остановился на площади в центре столицы Лихтенштейна, в автобусе появился высокий мужчина. Он попросил у экскурсовода микрофон и сказал по-русски:
— Здравствуйте, мне 90 лет. Но, как видите, я еще хороший парень. Зовут меня Эдуард Александрович. А официально — барон фон Фальц-Фейн. По матери я русский. Ее девичья фамилия Епанчина. Родился я в России. Но так случилось, что много лет живу в Лихтенштейне и всегда рад встрече с соотечественниками. Я единственный русский в этом княжестве и, если меня не будут перебивать, расскажу о себе подробней.
...В 1917 году семья барона, спасаясь от большевиков, бежала из России. Маленькому Эдуарду было тогда 5 лет. Беглецы пережили все мытарства эмиграции. Голодали в холодном Берлине, скитались по чужим квартирам, жили на чердаках, а потом перебрались во Францию и осели в Ницце, где задолго до революции отец Эдуарда купил дом. В этом доме у них бывали известные деятели русской культуры — Стравинский, Дягилев, Шаляпин, Лифарь.
— Русская эмиграция тех лет, — говорил Эдуард Александрович, — это печальная страница истории. Полковники, бежавшие от большевиков, становились в Париже таксистами, княгини — посудомойками в ресторанах. Бедствовали Иван Бунин, Бенуа, Коровин...
Эдуарду Александровичу повезло. Увлекшись велосипедным спортом, он в начале тридцатых годов выиграл велогонки и стал чемпионом Парижа. Его пригласили в редакцию популярной спортивной газеты на интервью, и он так понравился главному редактору, что тот, узнав, что молодой спортсмен, помимо французского, владеет еще и немецким языком, предложил ему поехать в Германию, где шла подготовка к Олимпийским играм 1936 года.
— Я видел Гитлера, — продолжал свой рассказ Эдуард Александрович, — он приехал на стадион во время соревнований по бегу. Его автомобиль остановился недалеко от моей репортерской кабины. Главными противниками на дистанции сто метров были немец Борхмайер и чернокожий американец Джесси Оуэнс. Недалеко от меня сидел толстяк Геринг. Он орал, поддерживая немца. А Гитлер наблюдал за бегунами стоя. Он улыбался, не сомневаясь в победе Борхмайера. Но первым пришел американец. Я видел, с какой презрительной гримасой Гитлер покинул стадион. Всем своим видом он показывал: победа чернокожего — позор для немецкой нации...
Барон фон Фальц-Фейн.
Барон фон Фальц-Фейн.
А теперь вы спросите, как я попал в Лихтенштейн? Моя мать через своего отца, моего дедушку, была знакома с князем Лихтенштейна. Он был одно время послом Австро-Венгрии в России. Княжество Лихтенштейн входило тогда в состав Австро-Венгерской империи. Князь был знатоком и любителем живописи. Изучая собрания Эрмитажа, он сдружился с моим дедушкой, директором Пажеского корпуса, который тоже обожал живопись и дружил с известными русскими художниками. Дедушка для князя стал не только гидом, но и другом. Уезжая из Петербурга, князь сказал дедушке, что всегда будет рад видеть его и членов его семьи у себя в гостях. И когда началось нашествие гитлеровцев на Францию, мама написала князю. Так я оказался в Лихтенштейне...
ПОСЛЕ ВОЙНЫ Эдуард Александрович забросил журналистику и занялся организацией туристических маршрутов в Лихтенштейн. А как спортсмен организовал Олимпийский комитет Лихтенштейна и много лет был его бессменным вице-президентом. В 1980 году он впервые приехал в Россию как представитель этого Комитета (в Москве тогда проходили Олимпийские игры) и с тех пор не порывает своих связей с Россией. Первым его даром Родине была библиотека Дягилева-Лифаря, которую он купил на аукционе в Монте-Карло в 1975 году и подарил Академии наук СССР. А по приезде в Санкт-Петербург подарил музею Шаляпина выкупленные им в Риме фамильные реликвии семьи Шаляпиных. Благодаря его усилиям прах великого певца был перевезен в Москву и захоронен на Новодевичьем кладбище. В этом ему помог писатель Юлиан Семенов, с которым Эдуард Александрович подружился, когда тот работал корреспондентом «Литературной газеты» в Бонне.
— Юлиан часто навещал меня в Лихтенштейне, — рассказывал Эдуард Александрович, — а иногда жил в моем доме. Здесь он успел даже написать книгу. Здесь же и родилась у него идея издания популярной сегодня в России газеты «Совершенно секретно». Вместе с Юлианом мы занялись поисками Янтарной комнаты и организовали Комитет, в который вошли Жорж Сименон и Марк Шагал.
Убедившись в результате поисков, что Янтарная комната бесследно пропала, Эдуард Александрович помог создать новую. Она была открыта в мае 2003 года к 300-летию Санкт-Петербурга.
Занявшись всерьез историей своей Родины, Эдуард Александрович отыскал в архивах документы, подтверждающие пребывание в Лихтенштейне Александра Суворова после его знаменитого перехода через Альпы. И в том месте, где останавливался великий полководец на деньги Эдуарда Александровича установлена мемориальная доска. По его инициативе и настоянию к 200-летию перехода Суворова через Альпы в Лихтенштейне была выпущена юбилейная почтовая марка, сразу ставшая ценнейшей среди филателистов всего мира.
Я не поверил услышанному. Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!
Он же организовал туристический маршрут, которым шли через Альпы суворовские чудо-богатыри. И сегодня на перевале Сен-Готард, который Суворов в донесении императору Павлу I назвал «Царством ужаса», установлена конная статуя великого полководца работы московского скульптора Д. Тугаринова. Деньги на статую при содействии Эдуарда Александровича собрали швейцарцы и лихтенштейнцы. «Русские, — как выразился барон, — не дали ни копейки!».
А сколько ценнейших картин великих русских художников купил на аукционах и передал в Советский фонд культуры Эдуард Александрович! Репин, Бенуа, Коровин, Кустодиев, Левитан, Куинджи! Сотни икон, гобеленов, рукописей и других ценнейших экспонатов передал он в дар российским и украинским музеям. А главное, в сегодняшние тяжелые времена он перевел немало сумм в помощь малоимущим семьям в России и Украине. На его деньги создан фонд помощи в России и Украине для лечения молодых людей, больных туберкулезом. Труды его не остались незамеченными. Президент России Б. Ельцин наградил его орденом Дружбы народов, а президент Украины Л. Кучма — «Знаком президента».
ПЕРЕВЕДЯ ДУХ, он вдруг спросил:
— Среди вас с Украины кто-нибудь есть?
Я поднял руку.
— А из какого города?
— Из Одессы.
— 0! — воскликнул Эдуард Александрович, — тогда идемте в мою машину. Немножко поговорим!
Я выскочил из автобуса, забыв, зачем приехал в Лихтенштейн. Эдуард Александрович подвел меня к спортивному «Мерседесу» и сказал: «Да, большевики разгромили под Херсоном наше имение и основанный моим отцом заповедник «Аскания Нова». Убили мою бабушку, которая построила в Херсоне больницу для бедных. А в Одессе забрали у родителей консервную фабрику и выгнали нас из фамильного дома. Он находится на улице Гоголя. Знаете такой дом, с атлантами?».
Я не поверил услышанному. Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!
— Почему вы так смотрите на меня? — удивленно спросил барон.
Волнуясь, я рассказал о моем знакомстве с этим домом, о погибшей в гетто его жительнице, художнице Елизавете Геллер, о том, что во время оккупации фашистами Одессы в этом доме жил немецкий генерал, о том, что скульптурная группа «Атланты» с улицы Гоголя стала официальной эмблемой Всемирного клуба одесситов, президентом которого является Михаил Жванецкий, а одесское издательство «Оптимум» для серии книги «Вся Одесса» тоже сделало фирменной маркой «Атлантов».
— О! — снова воскликнул барон, — спасибо за такие уникальные сведения! Я был в Одессе, когда праздновалось 200-летие этого замечательного города, сфотографировался возле дома с «атлантами», но ничего из того, что рассказали вы, не знал! За это я подарю вам свою книгу. Она издана в 2001 году в Москве.
Он открыл машину, достал прекрасно изданную книгу и протянул мне.
— Как вас зовут? Я надпишу.
Книга называлась «Барон фон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа».
Совсем недавно из телевизионной передачи об этом удивительном человеке я узнал, что он умер в возрасте 95 лет. Я пошел на улицу Гоголя и положил к подножью атлантов букетик цветов. И в память о нем написал эту статью.
Автор: Аркадий ХАСИН.

Из последних сообщений

Администрация национального биосферного заповедника «Аскания-Нова» 16 октября планирует торжественно открыть памятник основателю заповедника барону Фридриху фон Фальц-Фейну, передает УНИАН.
Как сообщили в администрации заповедника, планируется, что бронзовый памятник работы московского скульптора Олега Тугаринова будет установлен перед семейной усадьбой Фальц-Фейнов, которая расположена на территории заповедника. Памятник будет представлять собой фигуру сидящего барона, рядом с которым будет изображена дрофа, как одна из первых редкостных птиц, вошедших в коллекцию заповедника, В настоящее время памятник перевезён из Москвы в Киев, где проходит завершающие отделочные работы.
Деньги на создание скульптуры выделили потомки барона, проживающие в Лихтенштейне.




Комментарии

21.11.2018 | Сергей Решетов
Барон Эдуард фон Фальц-Фейн скончался в возрасте 106 лет 17 ноября 2018 г. - задохнулся при пожаре на собственной вилле.
14.03.2018 | Вячеслав Олещенко
Случайно попал на давно опубликованную в газете статью о доме с атлантами и Фальц-Фейнах. Должен порадовать всех читателей газеты и сообщить, что Эдуард Александрович Фальц-Фейн, несмотря на более чем столетний возраст, здравствует про сей день, а после награждения Президентом Украины к 100-летию орденом Ярослава Мудрого вместе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины И.Диром в феврале 2013 года мы вручали ему высокую награду. Прилагаю подготовленную тогда для "Урядового курьера" информацию об этом событии, которая была опубликована. Есть и фотографии, которые могу предоставить дополнительно. Достойный человек. Благодарен судьбе за возможность двух встреч, личного общения с ним. А упоминаемую в публикации книгу читаешь действительно с удовольствием и не без морали.

ШАНУЙМО СЛАВЕТНОГО ЮВІЛЯРА


Барону Едуарду Олександровичу Фальц-Фейну, який є відомим в усьому світі громадським діячем, меценатом, патріархом славного роду Фальц-Фейнів і нещодавно відзначив своє 100-річчя від дня народження, на віллі «Асканія Нова» у м. Вадуц (Князівство Ліхтенштейн) вручено Орден князя Ярослава Мудрого
IV ступеня. Президент України відзначив його цією високою державною нагородою за вагомий особистий внесок у зміцнення міжнародного авторитету України, популяризацію її історичної спадщини і сучасних досягнень.
Рід Фальц-Фейнів, який сформувався з перших німецьких колоністів, що оселились на півдні України в середині ХVIII століття, зробив вагомий внесок у забезпечення розвитку економіки цього регіону до початку ХХ століття, зокрема тваринництва, насамперед, вівчарства та конярства, різноманітних виробництв, судноплавства, а також сільськогосподарської та природничої науки, заповідної справи, культури і освіти. Фрідріх Едуардович Фальц-Фейн, від дня народження якого цього року виповнюється 150 років, наприкінці ХІХ століття, прислухавшись по порад видатних вчених, заснував на власних землях у степах Таврії один з перших у світі заповідників - «Асканія-Нова», у якому вже в ті часи фактично було реалізовано сучасну міжнародну концепцію біосферних заповідників. Ним було створено також унікальний дендропарк із самоплинною системою зрошення та зоопарк з напіввільним утриманням екзотичних диких тварин з усього світу, які з того часу і дотепер використовуються для збереження генофонду, виведення нових та поліпшення існуючих порід сільськогосподарських тварин.
Широко відомі особисті заслуги щойно нагородженого Едуарда Олександровича Фальц-Фейна в організації пошуку в усьому світі втрачених унікальних творів мистецтва, історичних реліквій та інших цінностей, які він повертає на свою історичну Батьківщину, в утвердженні правди, пам’яті й справедливості щодо багатьох особистостей та подій, у розвитку туристичного бізнесу, міжнародного олімпійського руху і спорту, у зміцненні матеріальної бази сучасного Біосферного заповідника «Асканія-Нова».
Після вручення державної нагороди Надзвичайний і Повноважний Посол України в Швейцарській Конфедерації та Князівстві Ліхтенштейн І.Дір та Радник Президента України, віце-президент Українського географічного товариства, директор одного з науково-дослідних центрів Інституту держави і права ім.В.М.Корецького НАН України В.Олещенко обговорили з Бароном Е.О.Фальц-Фейном перспективи реалізації нових проектів та програм, інші питання співробітництва.
24.09.2014 | Олеся
Спасибо за статью!! )) Очень интересно! В этом замечательном доме не жил никто из родных или знакомых - я простой турист, который, буквально пару часов назад вернувшись из Одессы в Киев, залез в интернет, чтобы о нем побольше почитать, узнать историю.
Дом с атлантами очень впечатлил, впрочем, как и много-много других строений Одессы, от которых не могла отвести глаз...
03.09.2014 | Gosha Art
Meri Shif

Дом с атлантами
В Одессе в самом начале улицы Гоголя находится известный всем одесситам дом с атлантами. У меня связаны с ним самые лучшие воспоминания о школьных и студенческих годах, о первых встречах и мечтах о будущем. В любимом городе таких мест немало, но именно во дворе этого дома, вдали от городского шума мы с моими школьными подругами, усевшись на уцелевшем каменном парапете ничейной разрушенной во время войны веранде, вели бесконечные девичьи разговоры. Оттуда открывался великолепный, ничем незаслонённый вид, достойный кисти самого взыскательного художника : море, небо, дальний берег на другой стороне залива. Время от времени вдалеке появлялся силуэт корабля, белый парус яхты или от горизонта, где море сливается с небом, направлялась в сторону берега стая птиц...
Вечерами весь залив был залит огнями, воздух наполнен звуками пароходных гудков, работающих механизмов, запахом цветущих акаций или каштанов, полевых трав и цветов, пробивающихся среди камней, в беспорядке разбросанных на склонах обрыва как напоминание о прошедших здесь не так давно боях и бомбёжках.
В школьные годы мы приходили в этот двор на законном основании. Там в небольшой, но отдельной двухкомнатной квартирке на втором этаже жил дядя одной из нас, и соседи знали, к кому приходят эти девочки. Дом был престижный, дядя работал заместителем директора крупного , по одесским понятиям, завода..А то, что любимая племянница могла приходить к нему во двор не одна, никого не удивляло.
Мы продолжали посещать этот двор и после окончания школы, когда дяди подруги уже не было в живых, а жена его, обменяв квартиру, уехала к детям в город Горький.
Мы разошлись по разным вузам, и приходили сюда уже не всегда все вместе, а как получалось, и приводили в «наш двор» новых друзей и первых своих мальчиков .Вот одно юношеское стихотворение, написанное мною под впечатлением такой прогулки во дворе дома с атлантами. Оно посвящено одному моему товарищу.студенческих лет, с которым я короткое время встречалась, ещё до знакомства с моим будущим мужем..
Февральский вечер
П.Г.
В феврале погода вдруг такая,
Будто зацветёт сейчас сирень.
И гудок далёкий, замирая,
Вдруг напомнил тихий майский день.
Дальний огонёк с звездою слился,
Перед нами город весь в огнях ...
В этот час, наверно, возвратился
Из далёких стран домой моряк.
Рокот самолёта нам навстречу...
Вот бы нам за море улететь!
Но такой наш город в этот вечер,
Целый век стоять бы и смотреть!
Не сердись, что будто ледяная,
И не думай, что уж так горда.
Просто далеко ещё до мая...
Оттепель не значит ”навсегда”..
Товарищ этот не очень нравился мне, а нашим главным девичьим девизом в то время было: ”Умри, но не дай поцелуя без любви”.
Я не случайно вспомнила и город, и свою юность, и дом с атлантами.. Не я одна вспоминаю о нём. Из Интернета пришла статья, помещённая в ”Вечерней Одессе”. Статью ”Дом с атлантами” написал одесский писатель Аркадий Хасин. Не знаю, проживает ли он в Одессе или в Германии, в чём убеждают меня отклики людей , проживающих, в основном, в Германии.
Автор статьи был малолетним узником одесского гетто и лагеря смерти в Богдановке, но выжил. Вспоминая первые дни оккупации, он пишет:
”До войны в этом доме жила подруга моей матери Елизавета Абрамовна Геллер. Она была художницей, подарила мне книгу «Мифы Эллады». Там я прочитал об Атлантах, и скульптурная группа на доме, где жила Елизавета Абрамовна, стала для меня волнующей иллюстрацией к этой книге. Я все пытался выяснить у неё, как появились на доме атланты, кто строил дом и кто до революции был его хозяином. Но на мои вопросы Елизавета Абрамовна только пожимала плечами...
Началась война. Немецкие самолеты бомбили город и порт, и после каждой бомбежки я бежал смотреть, уцелели ли атланты. Они стояли. И лишь от близкого разрыва бомб все больше растрескивался удерживаемый ими небесный свод.
Когда фашисты заняли город, к нам прибежала взволнованная Елизавета Абрамовна. Евреев еще не трогали, но жильцов дома с атлантами, и русских, и евреев, выгнали на улицу. В доме поселился немецкий генерал. Елизавету Абрамовну приютила моя мать. А я с моим другом побежали на улицу Гоголя посмотреть на этого важного фашиста. Но вместо него увидели возле атлантов немецкого часового. А за его спиной на небесной сфере, поддерживаемой атлантами, чернел фашистский знак.
Одесса была отдана румынам. Но немцев в городе хватало. Ими, наверно, и командовал генерал, поселившийся в этом прекрасном доме.
А потом...Потом евреям было уготовано на Слободке гетто, где умерла от сыпного тифа Елизавета Абрамовна, зимние расстрельные этапы по дороге в Доманевский концлагерь, Богдановку, где за одну только зиму 1942 года расстреляли свыше пятидесяти тысяч одесских евреев. Тех, кто остался жив, ждал рабский, непосильный труд...
Я выжил. И в первый день по возвращении в родной город побежал на улицу Гоголя, посмотреть, выжили ли атланты.
В доме расположился какой-то штаб. И возле атлантов снова стоял часовой. Советский. Заметив меня, он крикнул: «А ну, пацан, вали отсюдова!». Я перебежал на другую сторону улицы и посмотрел на атлантов. У одного была отбита рука, у другого нога. Но они попрежнему держали на могучих плечах закопченный от пожарищ небесный свод...»
Атланты долго оставались нереставрированными, я видела их такими. А вот часового у ворот не помню, может быть, потому, что приходила в этот двор позже.
Из книги «Одесса» историко-архитектурный очерк» позднее я узнала, что Дом с атлантами был построен по проекту архитектора Л.Л. Влодека в разгар строительного бума в Одессе во второй половине Х1Х века.Тогда дома в престижных районах города перегружались лепным декором, что являлось как бы рекламой для владельцев этих домов, в частности на улице Гоголя.
Кто был автором атлантов, я не узнала. Не знала, и не интересовалась, кому этот дом принадлежал. В истории города меня больше всего поражал сам факт его быстрого роста. Ведь к моменту создания этих прекрасных строений прошло всего сто лет со дня основания Одессы в безводной степи. И он в течение одного столетия превратился в третий по значению в то время город Российской империи, опередив древние города, такие, как, например, Киев, Смоленск и другие. Ответ на этот вопрос существует, но главное, по-моему, наряду со значением морского порта, -это интерна-циональность.его руководителей и строителей, преобладание среди его первых жителей предприимчивых и талантливых людей, принесших из разных концов Европы и самой России свой опыт, энергию и надежду на лучшую судьбу. Такими людьми были, как оказалось, и первые хозяева дома с атлантами.
Вот, что пишет Аркадий Хасин о встрече с их потомком.
- В Лихтенштейне я неожиданно встретился с хозяином дома с атлантами. А произошло это так.
Как только наш туристический автобус остановился на площади, в него поднялся высокий сухопарый мужчина, взял у экскурсовода микрофон и сказал по-русски:
«Здравствуйте, мне 90 лет. Но, как видите, я еще хороший парень.Зовут меня Эдуард Александрович. А официально — барон фон Фальц-Фейн. По матери я русский. Её девичья фамилия Епанчина. Родился я в России. Но так случилось, что много лет живу в центре столицы Лихтенштейна и всегда рад встрече с соотечественниками. Я единственный русский в этом княжестве и, если меня не будут перебивать, расскажу о себе подробней».
...В 1917 году семья барона, спасаясь от большевиков, бежала из России. Маленькому Эдуарду было тогда 5 лет. Беглецы пережили все мытарства эмиграции. Голодали в холодном Берлине, скитались по чужим квартирам, жили на чердаках, а потом перебрались во Францию и осели в Ницце, где задолго до революции отец Эдуарда купил дом. В этом доме у них бывали известные деятели русской культуры: Дягилев, Стравинский, Шаляпин, Лифарь.
Многие эмигранты бедствовали, но Эдуарду Александровичу повезло. Увлекшись велосипедным спортом, он в начале тридцатых годов выиграл велогонки и стал чемпионом Парижа. Его пригласили в редакцию популярной спортивной газеты на интервью, и он так понравился главному редактору, что тот, узнав, что молодой спортсмен, помимо французского, владеет еще и немецким языком, предложил ему поехать в Германию, где шла подготовка к Олимпийским играм 1936 года.
«Я видел,- продолжал он,- с какой презрителной гримасой Гитлер покинул стадион, когда на стометровой дистанции чернокожий американец обогнал немца и получил золотую медаль».
Барон Фальц- Фейн попал в княжество Лихтенштейн, благодаря знакомству его матери с князем Лихтенштейна. Её отец был одно время послом Австро-Венгрии в России. Княжество Лихтенштейн входило тогда в состав Австро-Венгерской империи. Князь был знатоком и любителем живописи. Изучая собрания Эрмитажа, он сдружился с дедушкой, который остался в России и стал директором Пажеского корпуса. Он тоже обожал живопись и дружил с известными русскими художниками. Когда началось нашествие гитлеровцев на Францию, мать написала князю, и семья барона оказалась в Лихтенштейне.
После войны Эдуард Александрович забросил журналистику и занялся организацией туристических маршрутов в Лихтенштейн. А как спортсмен он организовал Олимпийский комитет страны и много лет был его бессменным вице-президентом. В 1980 году барон впервые приехал в Россию как представитель этого Комитета. (в Москве тогда проходили Олимпийские игры) и с тех пор не порывает связей с Россией.
Первым его даром Родине была библиотека Дягилева-Лифаря, которую он купил на аукционе в Монте-Карло в 1975 году и подарил её Академии наук СССР. А по приезде в Санкт-Петербург подарил музею Шаляпина выкупленные им в Риме фамильные реликвии семьи Шаляпиных. Благодаря его усилиям, прах великого певца был перевезен в Москву и захоронен на Новодевичьем кладбище. В этом ему помог писатель Юлиан Семенов, с которым Эдуард Александрович подружился, когда тот работал корреспондентом «Литературной газеты» в Бонне.
«Юлиан часто навещал меня в Лихтенштейне, — рассказывал Эдуард Александрович, а иногда жил в моем доме. Здесь он успел даже написать книгу. Здесь же и родилась у него идея издания популярной в России газеты «Совершенно секретно». Вместе с Юлианом мы занялись поисками Янтарной комнаты и организовали Комитет, в который вошли Жорж Сименон и Марк Шагал».
Убедившись в результате поисков, что Янтарная комната бесследно пропала, Эдуард Александрович помог создать новую. Она была открыта в мае 2003 года к 300-летию Санкт-Петербурга. Занявшись всерьез русской историей , он отыскал в архивах документы, подтверждающие пребывание в Лихтенштейне полководца Суворова после его знаменитого перехода через Альпы. И в том месте, где останавливался великий полководец, на деньги барона де Фальц-Фейна установлена мемориальная доска. По его инициативе и настоянию, к 200-летию перехода Суворова через Альпы в Лихтенштейне была выпущена юбилейная почтовая марка, сразу ставшая ценнейшей среди филателистов всего мира.
Он же организовал туристический маршрут, которым шли через Альпы суворовские солдаты.И сегодня на перевале Сен-Готард, который Суворов в донесении императору Павлу I назвал «Царством ужаса», установлена конная статуя полководца работы московского скульптора Д. Тугаринова. Деньги на статую при содействии Эдуарда Александровича собрали швейцарцы и лихтенштейнцы. «Русские, - посетовал он,- не дали ни копейки!».
А сколько ценнейших картин великих русских художников купил на аукционах и передал в Советский фонд культуры Эдуард Александрович! Репин, Бенуа, Коровин, Кустодиев, Левитан, Куинджи! Сотни икон, гобеленов, рукописей и других ценнейших экспонатов передал он в дар российским и украинским музеям. На его деньги создан фонд помощи в России и Украине для лечения молодых людей, больных туберкулезом.
Труды его не остались незамеченными. В 90-ые годы прошлого столетия Президент России Б. Ельцин наградил его орденом Дружбы народов, а президент Украины Кучма - «Знаком президента».
Узнав, что Аркадий Хасин – одессит, барон пригласил его в свою машину и рассказал, что большевики разгромили под Херсоном имение семьи и основанный его отцом заповедник «Аскания Нова». Убили его бабушку, которая построила в Херсоне больницу для бедных, а в Одессе забрали у родителей консервную фабрику и выгнали из фамильного дома. «Знаете на улице Гоголя.такой дом, с атлантами? Я был в Одессе, фотографировался возле дома с атлантами, когда праздновали 200-летие города».
« Передо мной стоял хозяин дома с атлантами!- пишет Аркадий Хасин.И далее:
— Почему вы так смотрите на меня? — удивленно спросил барон.
Волнуясь, я рассказал о моем знакомстве с этим домом, о погибшей в гетто его жительнице, художнице Елизавете Геллер, о том, что во время оккупации фашистами Одессы в этом доме жил немецкий генерал. Рассказал о том, что скульптурная группа Атланты с улицы Гоголя стала официальной эмблемой Всемирного клуба одесситов, президентом которого является Михаил Жванецкий. Одесское издательство «Оптимум» для серии книг «Вся Одесса» тоже сделало фирменной маркой «Атлантов».
Эдуард Александрович с интересом выслушал рассказ земляка и подарил ему свою книгу. Книга называется «Барон фон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа». Издана в 2001 году в Москве.
Аркадий Хасин завершает статью такими словами: « Совсем недавно из телевизионной передачи об этом удивительном человеке я узнал, что он умер в возрасте 95 лет. Я пошел на улицу Гоголя и положил к подножью атлантов букетик цветов. И в память о нем написал эту статью».
Но в комментариях к статье одна из читательниц сообщает, что сведения о смерти барона преждевременны, он жив, и она желает ему прожить до 120.
В другом комментарии сообщается, что первым владельцем дома был Скадовский, основатель города Скадовска под Херсоном, женившийся на одной из дочерей барона фон Фальц – Фейна. Может, это было и так. Двор был большой и в нём по существу было два флигеля под номерами 5 и 7. Это не меняет сути тех добрых дел, плодами которых пользуются ныне живущие поколения.
Украинское национальное информационное агенство новостей сообщило::
- Администрация национального биосферного заповедника «Аскания-Нова» 16 октября планирует торжественно открыть памятник основателю заповедника барону Фридриху фон Фальц-Фейну, ( отцу или дедушке Эдуарда Александровича ).
Как сообщили в администрации заповедника, планируется, что бронзовый памятник работы московского скульптора Олега Тугаринова будет установлен перед семейной усадьбой Фальц-Фейнов, которая расположена на территории заповедника. Памятник будет представлять собой фигуру сидящего барона, рядом с которым будет изображена дрофа, как одна из первых редкостных птиц, вошедших в коллекцию заповедника.
Деньги на создание скульптуры выделили потомки барона, проживающие в Лихтенштейне.-
Если мне доведётся побывать в Одессе, то я, как и Аркадий Хасин, пройду по улице Гоголя к её началу, зайду во двор, выйду из ворот и положу цветы к ногам атлантов. И не только в память о своей юности, друзьях, разбросанных по разным городам и странам, а, прежде всего, - в память о людях –созидателях, которые, как атланты, поддерживают нашу грешную Землю своими добрыми делами.
Так написала я, познакомившись с историей памятного и для меня лично Дома с атлантами. В 2011 году я с мужем, дочерью и зятем после двадцатилетней разлуки посетила родной город. Мы пробыли там всего четыре дня, но в первый же день прошлись по Приморскому бульвару и прилегающим прекрасным уголкам исторического центра, где прошла большая часть нашей жизни.
Дом с атлантами, по-прежнему, остался одним из достопримечательностей улицы Гоголя, хотя многие дома вокруг, в том числе и дом, где не раз останавливался Гоголь, оказались в запущенном состоянии. Двор Дома с атлантами перегорожен заборчиками, заполнен машинами владельцев престижных квартир. Заслонён высоким забором и вид на море. Но продолжают нести свою нелёгкую службу атланты в надежде, что и в новых поколениях найдётся время не только для квартир, машин, но и для добрых дел.
24.09.2011 | KarinaOb
Основною місією Фонду « Чудо життя» є благодійна допомога дітям- інвалідам , які мають інтелектуальні та фізичні проблеми у розвитку.
допомогу хворій дитині
01.05.2011 | Леонид
Может быть я ошибаюсь, но создатель Аскании-Новы, Фридрих фон Фальц-Фейн был дворянином (он получил дворянство именно за заслуги в создании заповедника а за снабжение русской армии лошадьми), но баронского титула не имел. Бароном в этой семье стал только описанный в статье Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн. И сделал его Бароном ни кто иной как князь Лихтенштейна уже после того, как молодой Эдуард Александрович поселился в Лихтенштейне. Так по крайней мере утверждают немецкоязычные источники.
21.04.2010 | Наталья
Приятно читать рассказ о месте где ты живешь. Читаю и еще более люблю наш дом!
Спасибо.
23.03.2010 | Маргарита Минеева
Дорогой Аркадий!

Случайно прочитала на сайте газеты «Вечерняя Одесса» вашу статью «Дом с атлантами». Живой рассказ всегда интересен, но особенно он волнует, когда перекликается с собственными воспоминаниями.
Возможно, моё маленькое дополнение к вашей информации о бароне Эдуарде Александровиче Фальц-Фейне покажется вам интересным.
Мне выпало счастье дважды подолгу беседовать с бароном Фальц-Фейном.
В 2002-2004 годах я вела авторскую программу на американском русском радио в Нью-Йорке. Позвонила в Лихтенштейн и пригласила барона Фальц-Фейна принять участие в моей программе. Он откликнулся охотно.
Оба раза по полтора часа он отвечал на вопросы так живо, весело и откровенно, что мне казалось, будто я говорю с очень молодым и давно знакомым мне человеком. Его ответы были порой настолько неожиданными, что на мгновение ставили меня в тупик. Например, на вопрос, использовались ли в его спортивном прошлом допинги, он по-детски наивно ответил: «Конечно. Обязательно. Фрукты, апельсины, шоколад. Мы старались есть всего этого побольше, чтоб укрепляться…»
Другой ответ Эдуарда Александровича вызвал восторг радиослушателей. На вопрос об отношениях с женщинами он сказал: «У меня и сейчас есть женщина. Она приходит ко мне два раза в неделю…» Надо напомнить, что было ему в ту пору чуть больше 90 лет.
Участие Фальц-Фейна в гитлеровской Олимпиаде 1936 года, естественно,
не могло меня не интересовать. И я, конечно, задала ему это вопрос. Каково же было моё изумление, когда в ответ Эдуард Александрович не стал уверять меня и радиослушателей в том, что уже тогда ненавидел Гитлера. Нет. Он так же искренне, как на все другие вопросы ответил: «Я тогда смотрел на него с восхищением». Поразительно, но ни на секунду в мою голову не закралось дурное подозрение. Просто быстро в уме я стала подсчитывать, сколько же лет было этому наивному человеку в 1936 году. И подсчитав, подумала: слава Богу, что к 1939-му он уже покинул Германию.
Барон Фальц-Фейн был непосредственен и честен в разговоре, какую бы тему я ни затронула. И за это я была ему благодарна.
Подвижническая деятельность барона Фальц-Фейна, конечно, в России недооценена. Не могу вспомнить другого такого случая, когда бы человек, практически ограбленный государством и покинувший его, спустя годы добровольно и беззаветно возвращал этому государству то, что им же - то есть, государством было бездарно растрачено и разбросано по всему миру.
Несколько последних лет я не связывалась с Эдуардом Александровичем, всё было некогда позвонить. А оказывается - уже и некуда. Из вашей статьи я узнала, что нет больше на свете этого прекрасного, светлого человека.
Утешает одно – его знают и помнят в стране, которую он любил до конца своих дней.
С уважением и благодарностью за вашу статью,
главный редактор газеты «ОЛИМП news» (NY),
Маргарита Минеева.

1 комментарий:

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..