пятница, 6 сентября 2019 г.

ПРАВДА ПРО ВАШИ ДЕНЬГИ, "УКРАДЕННЫЕ" ХАРЕДИМ

Шошана Бродская

Правда про Ваши деньги, которые "украли" харедим

Разнузданная, потерявшая всякие тормоза кампания клеветы на мою общину на "русской улице" заставила меня взяться за написание серии статей, которые покажут людям, готовым смотреть правде в глаза и анализировать цифры и факты, что изображение пейсатых кровососов в черных одеяниях, паразитирующих на теле "здорового работающего общества" (когда-то мы уже это видели?..) - не более чем предвыборный трюк партий, не нашедших ничего конструктивного предложить своим избирателям и поэтому сделавших ставку на самые низменные рефлексы. Повторюсь: статья рассчитана только на тех, кто готов думать и анализировать факты. Все приводимые здесь цифры и данные находятся в свободном доступе в интернете. Итак, начнем.
Часть 1. Пособия на детей
История вопроса
Пособий на детей в Израиле не существовало вплоть до 1959 года. Харедимные партии были в коалиции с момента основания государства до 1952 года, затем были в оппозиции вплоть до прихода к власти Бегина (1977 г.) Таким образом, к возникновению понятия "пособия на детей" ("кицват еладим") на рынке израильских социальных услуг харедимные партии никакого отношения не имеют.
Идея создания такого вида социальной помощи, как пособия на детей, возникла после так называемых "волнений Вади Салиб". Речь идет о районе бедноты в Хайфе, где проживали в основном новые репатрианты из стран Северной Африки и прочие "мизрахим" (в наше время эту общину принято неверно называть "сефардами"; впрочем, и вышедшее из употребления слово "мизрахим" тоже было неверным - Северная Африка по отношению к Земле Израиля находится на западе, а не на востоке. А вот для европейского костяка уже устроившихся "сабр", отличавшегося немалым снобизмом, они действительно были "восточные", или, как презрительно выразился на заседании правительства по поводу волнений Леви Эшколь - "эти джунгли"). Жители Вади Салиб не были учениками ешив. Львиная доля их были чернорабочими; они брались за любой, самый тяжелый физический труд, чтобы прокормить свои традиционно многодетные семьи. Многие из них были демобилизованными солдатами. Волнения начались с обычной драки, во время которой полицией был тяжело ранен боевым патроном один из участников (грузчик по роду занятий), и переросли в массовые беспорядки.
После успокоения волнений правительство назначило комиссию по расследованию, которая отметила ужасающие условия жизни многодетных "восточных" репатриантов и предложила в качестве одной из мер улучшения их социо-экономического положения платить им пособия на детей - только семьям, имеющим 4-х детей и более, и только до 14 лет. Так был заложен институт "кицват еладим".
Одним из первых получателей нового пособия был некто Яков Коэн, чернорабочий из Бейт-Шемеша, отец 9 детей, старшему из которых на тот момент было 8 (!) лет. За две недели до введения пособий его жена родила тройню. Кроме детей, супруги Коэн, зарабатывающие на жизнь тяжелым физическим трудом, содержали на своем иждивении престарелую бабушку.
В документе, опубликованном Кнессетом в октябре 2008 г. ("Пособия на детей: исторический обзор") сказано, что цели программы 1959 г. не были достигнуты, в частности, потому, что пособия были очень маленькими и не могли существенно повысить уровень жизни. Кроме того, они совсем не затрагивали семьи с 1-3 детьми, которым тоже приходилось нелегко. Поэтому в 1965 г. было введено дополнительное пособие - на первых трех детей, но оно было обусловлено требованием, чтобы родители детей были наемными работниками ("трудящимися").
Очередная реформа в пособии на детей была проведена в 1972 г. Она включила в основное пособие на детей третьего ребенка, даже если его родители не считались "трудящимися" (например, были частными предпринимателями, маклерами и пр. - это отражало постепенный отход Израиля от социалистических идей), увеличила выплаты на каждого ребенка и ввела дополнительную категорию выплат - родителям, отслужившим в системе безопасности (армии или полиции). Харедимные партии на тот момент были в оппозиции и никакого отношения к этому увеличению пособий не имели.
С 1994 года правительство начало постепенный процесс отмены особых выплат отслужившим в армии и присоединения этих выплат к основной программе пособий на детей, положенных всем. Произошло это в основном под давлением арабских партий, электорат которых, не служащий в армии, не имел ранее доступа к этим выплатам. Вспомним, что это было время «продавливания» в Кнессете договоров Осло, которые были приняты с минимальным перевесом в 2 голоса (Гонен Сегев и Алекс "Мицубиси") и состоялись во многом благодаря последовательной поддержке арабских партий.
Комиссия Бен-Шахара
Вплоть до 1975 года, как мы описали выше, пособия на детей выплачивались по нескольким разным критериям, между которыми не было корелляции, что создавало путаницу и несправедливость. Комиссия Бен-Шахара, основной задачей которой была реформа налогообложения, занялась этим вопросом тоже и предложила унифицировать выплаты. Она ввела понятие "условная единица пособия", которую после долгих дебатов установили на уровне 4,4% от средней зарплаты (она тогда была во много раз меньше, чем сейчас). На первых двух детей семья получала по одной "единице пособия", а на каждого следующего ребенка - по 1,25 "единиц". Напомним, что харедимные партии на тот момент все еще были в оппозиции. В комиссии Бен-Шахара, насколько нам известно, не было ни одного религиозного.
Почему светские правительства так заботились о многодетных семьях? Очень просто: высокая рождаемость в еврейском секторе была в их глазах одним из центральных сионистских принципов, позволивших нам сохранить и увеличить еврейское большинство в стране. Перелом в уровне рождаемости в еврейском и арабском секторе в пользу обще-еврейского (включая светских) наметился только в последнее десятилетие. Если бы не харедим, мы жили бы сейчас в государстве Фаластын. Или снова в одной из стран рассеяния.
Последние десятилетия ХХ века
В 1985 г. было отменено пособие на первого ребенка. Кроме этого, пособия (на любое количество детей) были совершенно лишены родители, один из которых получал зарплату минимум в 95% от средней зарплаты по стране. Многодетным семьям работать стало реально невыгодно. Маленькой зарплаты было недостаточно, чтобы прокормить семью, а попытка повышения квалификации и выхода на более высокий уровень зарплаты хотя бы одного из родителей мгновенно лишала семью всех пособий и снова сбрасывала в нищету. Именно это стало причиной того, что многие харедим в последние 15 лет ХХ века предпочли уйти в бейт-мидраш. До реформы работало 63% харедимных мужчин, что почти не отличалось от количества работающих мужчин в возрасте от 15 лет и выше в среднем по стране (63,7%; хотя в возрастной категории от 25 до 54 лет работало 88,6% мужчин - заметно больше, чем в той же категории среди харедим. Именно эту возрастную категорию выставляют для сравнения разжигатели межобщинной ненависти, "забывая" о том, что в семьях невысокого социо-экономического уровня люди начинают работать гораздо раньше и прекращают гораздо позже, чем в обеспеченных семьях). Интересно, что среди арабов в тот период процент работающих мужчин был выше, чем в среднем по стране: около 75%. Но реформа ударила и по ним, и по светским еврейским семьям из низкого социо-экономического класса. В результате к началу ХХI века общий уровень работающих или ищущих работу мужчин в Израиле сократился до 60,8% (в возрастной категории от 25 до 54 лет - до 82,7%), уровень работающих мужчин харедимного сектора упал почти в 2 раза и составил 36% (на 2002 г.), уровень работающих мужчин-арабов упал ниже среднего по стране.
Уровень же безработицы подскочил более чем в 2 раза: сидеть на "автале" (как альтернатива бейт-мидрашу для светских) стало выгоднее, чем работать. Если в 70-е годы безработица составляла 3,4%, то к началу 90-х она выросла до 8,4% и держалась на таком уровне вплоть до 2005 г., после чего началось постепенное снижение (в результате реформ Нетаниягу на посту министра финансов). Эти цифры безработицы очень важны для статистики, потому что сидящие на "автале" включаются в число "работающих" (в отличие от тех, кто не работает и не ищет работу). Так, если средний уровень работающих мужчин в Израиле к 2000 году (от 15 лет и выше) определается как 60,8%, то реально работавших из них было только 52,4% - меньше, чем среди арабов, и не намного больше, чем среди харедим.
В 1993 г., после формирования 25-го израильского правительства, ограничения на доходы родителей для получения пособия на детей были отменены. Но в каком-то смысле "было поздно". Многие уже привыкли "сидеть на автале" или заниматься Торой, и изменить образ жизни было тяжело. Только реформы Нетаниягу на посту министра финансов и затем премьер-министра сдвинули дело с мертвой точки, подстегнув экономику в целом. Нетаниягу резко уменьшил социальные выплаты, в том числе пособия на детей и пособие по безработице, но не только: он уменьшил и подоходный налог, сделав производительный труд более выгодным; снизил налог на компании, в результате чего резко выросло предложение на рынке труда; снизил максимальный налог (с 50% до 44%), сделав более выгодным высококвалифицированный труд, а также налоговые "скачки" на более низких уровнях зарплат; уменьшил выплаты на "битуах леуми" для обладателей небольшой зарплаты, и так далее. Никогда и нигде простое урезание пособий социальных проблем не решало.
"Закон Альперта"
Наша статья вызвала бы нарекания в необъективности, если бы мы не упомянули действительно некрасивую историю с пособиями на детей, случившуюся в начале 2000-х. Это было в конце правления Эхуда Барака, о котором нужно сказать несколько слов для тех, кто не помнит или не знает, что это было за время.
В мае 1999 г. Барак баллотировался на пост главы правительства во главе блока "Единый Израиль". На выборы Барак шел под лозунгом «призвать харедим в армию». Однако, победив на выборах, Барак сразу присоединил к коалиции партии ШАС и "Яадут а-Тора", после чего стало понятно, что цели у него какие-то другие.
Почти сразу после формирования кабинета, в начале 2000 года, Барак "взялся за дело". Он начал переговоры с Сирией об отдаче Голанских высот и переговоры с ООП об отдаче 90% территории Иудеи и Самарии, а также Восточного Иерусалима и Храмовой горы, в комплекте с возвращением в пределы "зеленой черты" значительной части "палестинских беженцев". Он инициировал отступление израильской армии из Южного Ливана; это должно было быть частью договоренности с Сирией, но так как на каком-то этапе Сирия отказалась от продолжения переговоров, вывод войск был осуществлен в одностороннем порядке и даже раньше запланированного. В результате интенсивных попыток "Единого Израиля" отдать арабам половину страны началась кровавая Вторая интифада (если Вы слышали про "линч в Рамалле" - это тогда). По мере того, как Барак "закусывал удила", у его партнеров по коалиции сдавали нервы. То одна, то другая партия объявляла о своем выходе; к концу 2000 года Барак, оставшийся с осколками правительства, подал в отставку.
Несмотря на то, что "Яадут а-Тора" вышла из коалиции одной из первых (сентябрь 1999 г.), Бараку отчаянно нужны были голоса харедим на общих голосованиях в Кнессете. "Яадут а-Тора", видевшая перед собой политика, преисполненного решимости продать страну в буквальном смысле любой ценой, решила пойти ва-банк и предложила законопроект "помощи многодетным семьям", согласно которому выплаты пособий на детей должны были увеличиться в разы и достичь 855 шек. на пятого ребенка и далее. Таким образом, совокупные пособия на детей в многодетной семье достигали уровня небольшой зарплаты, позволяя одному из родителей не работать. "Закон Альперта" (по имени его разработчика, депутата от "Яадут а-Тора") был принят Кнессетом в ноябре 2000 года, и просуществовал до июня 2003 года (меньше трех лет), когда был отменен правительством Ариэля Шарона с Биньямином Нетаниягу в должности министра финансов. Очевидно, что за этот мизерный промежуток времени закон не успел повлиять на количество работающих харедим (напомним, что оно стало расти с 2002 года - еще до отмены "Закона Альперта", в результате реформ правительства Шарона). Единственным существенным следствием этого закона стал пиковый рост популярности анти-харедимной партии "Шинуй" и подогреваемых ею (а позже - ее нынешними преемниками) анти-харедимных настроений в обществе. Так что на счету Альперта "со-товарищи" - один из самых тяжелых случаев "хилуль а-Шем" в истории современного Израиля.
Вместо заключения: нужны ли пособия на детей?
Вопрос нетривиален. С одной стороны, очевидно, что многодетные семьи (при условии, что они лояльны стране) берут на себя гораздо большую тяжесть по воспитанию будущего поколения нации, чем их малодетные сверстники, особенно в условиях демографического соревнования за будущее Израиля как еврейского государства. Поэтому чисто по логике им положена помощь. Ведь даже если оба родителя работают и неплохо зарабатывают, невозможно сравнить расходы семьи с 1-3 иждивенцами и семьи с 5-12 иждивенцами. Особенно если учесть дороговизну всех уровней образования для детей, от дошкольного до высшего, заоблачные цены на жилье (а большая семья при всем желании "не влезет" в малогабаритную квартиру) и постоянное повышение цен на базовые продукты питания.
С другой стороны, конкретно пособие на детей как вид помощи многодетным семьям - неэффективное средство. Это деньги, которые даются родителям, а не детям (условно говоря), то есть, используются на любые нужды, а не точечно на улучшение положения детей. Как пример, многодетная мамаша может купить на это пособие новую сумочку для себя вместо того, чтобы оплатить репетитора ребенку. Кроме прочего, нынешние пособия на детей в Израиле мизерны (140 шек. на ребенка до 18 лет, независимо от их количества – при «потребительской корзине» около 2000 шек. на члена семьи) и не являются существенной частью бюджета. Израиль по величине пособий на детей – на одном из последних мест среди стран экономического сотрудничества (меньше пособия только в Чехии, Словакии и Польше). Все это наводит на вывод, что вместо пособий на детей (или параллельно с ними) нужно разработать другие механизмы помощи многодетным семьям: удешевлять образование, бороться с дороговизной и пр.
Отметим в этой связи в позитивном ключе программу "Хисахон ле-коль елед" ("Накопление для каждого ребенка"), инициированную в прошлой каденции министерством финансов. Согласно этой программе, родитель каждого ребенка открывает на ребенка счет в банке или инвестиционном фонде, на который государство переводит ежемесячно 50 шек., и родитель имеет право перевести на него еще 50 шек. со своей стороны. По достижении 18 лет ребенок получает право снять накопленные средства и использовать их для получения образования, устройство личной жизни, открытие бизнеса и любые другие цели. Такого рода программы гораздо лучше, чем "кицват еладим", уменьшают неравенство, давая всей израильской молодежи почти равные "стартовые возможности" в начале самостоятельной жизни.
Пожелаем же партиям, обещающим рай своему электорату за счет «ликвидации влияния кровососов в черном», перестать доить престарелую «корову» двадцатилетней давности и заняться конструктивными решениями проблем социального неравенства. Для чего нужно иметь не только глотку, но и подходящее образование.
Часть 2. Финансирование ешив
Когда нужно быстро вывести человека из себя и заставить его совершить действие, нужное политтехнологу, лучше всего действует такой прием: "Некто забрал твои деньги!! Ты работаешь, а кто-то за твой счет жирует!!! Только мы тебя спасем!!!"
К счастью, среди русскоязычных израильтян много людей думающих, которые способны отличить демагогию от правды. Проблема лишь в том, что у них ограничен доступ к информации, в силу языкового барьера и целенаправленных усилий политтехнологов релевантную информацию скрыть от масс. Попробуем хоть частично исправить эту несправедливость.
Сколько в Израиле ешиботников и сколько денег они получают?
Как известно, харедимная община составляет на данный момент, по разным оценкам, от 10% до 15% израильского общества. Возьмем для простоты среднее число - 12,5%. Это около миллиона человек. По данным на 2014 год, студентов "колелей" (ешив для женатых, ученик которых получает стипендию от государства) было 87 744 человека, из них граждане Израиля составляли 87,5%. Итого, всего ешиботников, получающих деньги от государства, было около 77 тысяч (округлено в сторону увеличения) - менее 8% от всех харедим. В 2017 году "Калькалист" объявил, что число студентов колелей после создания правительства Нетаниягу - харедим "подскочило" до 75 тысяч (только следящие за цифрами поняли, что оно на самом деле уменьшилось). В последующие 2 года оно снова несколько выросло, примерно вернувшись на уровень 2014 г., когда в правительстве был Лапид.
По данным на текущий год, студент "колеля" ("аврех") получает от государства 765 шек. в месяц. Эта сумма дается лично студенту: сам "колель" как учебное заведение государством не финансируется. Несколько иная ситуация с ешивами для неженатых: эти учебные заведения государство финансирует в размере 425 шек. в месяц на ученика, но деньги получает не ученик, а учебное заведение - на содержание общежития и питание студентов. Разумеется, этих денег не хватает, и студенту приходится доплачивать за учебу и проживание из своего или родительского кармана - от 300 до 1000 шек. в месяц, в зависимости от престижности заведения. Студентов ешив для неженатых (включая "ешивот эсдер") в Израиле от 30 до 40 тысяч, по разным оценкам. Возмем среднее арифметическое - 35 тысяч.
Делаем подсчет:
"Колели": 77 000 х 765 х 12 (месяцев в году) = 706,8 миллионов шек. в год.
Ешивы для неженатых: 35 000 х 425 х 12 = 178,5 миллионов шек. в год.
Все вместе траты на классическое изучение Торы в еврейской стране - 885,3 млн. шек. в год. В пересчете на одного ученика - 7 904 шек. в год.
Сколько в Израиле студентов гуманитарных наук и сколько денег они получают?
По данным на 2017 год, всего в Израиле было 313 400 студентов (включая "Открытый университет" и "михлалот", на все 3 академические степени). Это около 3% от всего населения страны. Учитывая, что 12 "михлалот" не финансируются государством, и в них учится примерно 44 000 студентов, число студентов в финансируемых вузах можно примерно оценить в 270 000.
Стоимость высшего образования в бюджете на 2019 год определялась в 11,5 миллиарда шек. (Это только прямые инвестиции, не считая многочисленных программ субсидий от разных министерств). Таким образом, если бы на все факультеты государство тратило одинаковые ассигнования, стоимость одного студента для бюджета составляла бы 42 593 шек. в год, не считая дополнительных программ.
Но, разумеется, финансирование различных факультетов не одинаково. Совет по высшему образованию использует формулу для вычисления "стоимости студента" для бюджета в зависимости от области знания, которую он изучает. Так, на студента гуманитарных дисциплин выделяется 54,6% средств от среднего, а на студента общественных наук (не считая "Управление бизнесом") - 86,1%. Такая разница несколько странна, потому что зачастую отнесение предмета к "гуманитарным" или "общественным" наукам волюнтаристское: так, изучение иудаизма в университете относится к гуманитарным дисциплинам, а изучение ислама - к общественным (и получает на 30% больше ассигнований). Ну да ладно, мы не жадные.
Итак, считаем: средняя стоимость студента - 42 593 шек. в год, 54,6% от нее - 23 260 шек. Столько тратит в год государство Израиль на изучение одним человеком литературы, философии, театрального искусства и пр. Напомним: на изучение Торы - 7 904 шек., в 3 раза меньше.
Общественные науки (обществоведение, социология, психология и проч., и почему-то ислам): 86,1% от 42 593 шек. - 36 678 шек. в год на человека. Изучать Коран в еврейском государстве почти в 5 раз выгоднее, чем Гемару.
В среднем студент Торы получает от государства примерно в 4 раза меньше ассигнований, чем студент гуманитарно-общественных наук вуза.
На самом деле, разница еще больше. Ведь мы учли стипендию "авреха", но не учли стипендии и скидки в оплате обучения для студентов вузов - по десяткам программ, от самых разных министерств и ведомств (подсчитать это просто невозможно). Плюс скидка на проезд в общественном транспорте, плюс помощь в оплате квартиры для семейных, и т. д., и т. п. Большинство этих льгот студентам Торы не снились.
Мне, наверное, возразят: даже студент-гуманитарий не сидит в университете до бесконечности. Он делает степень, а потом идет искать работу - выходит на рынок труда. Правда, для этого ему зачастую приходится приобретать еще один диплом. Например, обладатель степени по литературе может приобрести "теудат-ораа" (удостоверение преподавателя - еще год обучения) и преподавать литературу в школе. Но точно так же выпускник ешивы может приобрести "теудат-ораа" и преподавать в школе предметы, связанные с еврейской традицией. Многие так и делают - преподают в школах для мальчиков.
А вот еще интересные цифры: согласно Центру статистических исследований Кнессета, только 39% выпускников гуманитарных факультетов университетов нашли работу в сфере, близкой к их специальности, в течение 4-х лет после окончания обучения на первую степень (гораздо меньше, чем выпускники других специальностей). Причем это число включает и тех, кто "остался на кафедре" и продолжил обучение на вторую и третью степень, потихоньку преподавая студентам и оставшись по сути "вечным исследователем", ничем не отличающимся от "вечного ученика ешивы", кроме бесполезности своих исследований для еврейского народа как минимум в половине случаев. На самом деле, все еще хуже, потому что "вечные исследователи" с гуманитарных кафедр, в отличие от "аврехов", получают очень приличную бюджетную зарплату - зарплату научных работников! Годами ковыряясь в "грязном белье" поэтов Серебряного века или исследуя миграцию американских индейцев. Хотите цифры? Израильский налогоплательщик содержит почти тысячу (924) профессоров гуманитарных наук! И это не считая преподавателей более мелкого ранга.
По самым скромным подсчетам, содержание гуманитарных и обществоведческих факультетов обходится израильскому налогоплательщику более чем в 2,5 миллиарда в год. И это еще без учета стипендий и социальных пособий студентам.
Зачем вливают миллиарды в гуманитариев?
Возникает вопрос: зачем люди идут на эти факультеты, если получаемые там знания нерелевантны для нормального трудоустройства? Процитируем ответ некоего студента философии, давшего интервью корреспонденту "Едиот ахронот" (за 09.10.13, "Сколько стоит творческий и критический подход?"): "Я записался на философию потому, что это мне действительно интересно. Изучение этих предметов помогает тебе развить критическое мышление, быть способным задавать вопросы, и я действительно думаю, что это не менее важно, чем получить возможность работать в каком-нибудь офисе".
То есть, люди идут изучать эти предметы исключительно ради личного духовного развития.
Это, конечно, очень важно. Но почему за духовное развитие этого юноши израильский налогоплательщик должен выкладывать 25 000 шек. в год? И почему изучение философии народов мира оценивается распильщиками бюджета в 3 раза дороже, чем изучение философии собственного народа? Но самый большой вопрос, в нашем контексте: почему не находится ни одного радетеля народного блага, который возмутился бы, что "работающие израильтяне" кормят "этого тунеядца"?
Причем не просто "кормят", а из года в год все больше и больше в него инвестируют! В последние десятилетия наблюдается спад интереса абитуриентов к гуманитарным специальностям, и Совет по высшему образованию (СВО) делает буквально восьмерки в воздухе, чтобы вернуть этот интерес и набрать на гуманитарные курсы как можно больше студентов - даже за счет таких критически важных сфер, как инженерия, биология и пр. В то время, как израильская индустрия задыхается от нехватки программистов, физиков и инженеров, СВО инвестирует сотни миллионов шекелей в популяризацию и рекламу гуманитарных факультетов, и довольно отмечает, что акции проходят удачно и число гуманитариев растет! В 2014 году СВО создал специальный Высший совет по продвижению гуманитарных предметов. В 2018 году "Ватат" ("Ваад тихнун вэ-тикцув", платежный орган СВО) разработал программу "Шеер руах", на реализацию которой направил 143 миллиона шек. (в дополнение к десяткам миллионов, выделенных до этого). Вот одна строка из этой программы: "За каждого студента, который будет участвовать в программе, любое финансируемое нами учебное заведение будет получать [дополнительный] бюджет в размере 17 000 шек., на протяжении 4-х лет". То есть, стоимость студента в год увеличится на 17 000 шек. (и составит 40 000 - почти как в среднем по всем факультетам, включая экономически выгодные).
Возникает вопрос: за что?!!
Видимо, гуманитарные факультеты выполняют какую-то очень важную роль, за которую израильская элита готова дорого платить (разумеется, из нашего кармана).
Какая это роль - нам всем хорошо понятно. На протяжении всей истории нашей страны академия и особенно гуманитарные и общественные факультеты были оплотом и "питомником" ультра-левой идеологии. Снижение количества студентов-гуманитариев - это уменьшение шансов левых когда-либо взять реванш и дорваться до власти. Поэтому тут не мелочатся. Инженеры и врачи подождут.
Теперь Вы поняли, почему за изучение Талмуда в университете государство готово выложить в 4 раза больше, чем за изучение того же Талмуда в ешиве? Правильно: три четверти суммы идут на промывание студенту мозгов, которого он в ешиве "не удостоится".
И все-таки: четыре года - это не всю жизнь…
Мне заметят, что те, кто не остался на кафедре, рано или поздно найдут какую-нибудь работу, государство перестанет в них инвестировать, они начнут платить налоги и бюджет все-таки станет с них зарабатывать.
Это ошибка!
Дело в том, что в Израиле (как и везде в развитых странах) есть четкая корелляция между величиной зарплаты и наличием академической степени. Если человек без высшего образования может претендовать лишь на начальную зарплату, скажем, 6 000 шек., то обладатель академической степени как правило начинает карьеру с 8 000 и более.
И вот наш философ (из интервью) устраивается папашей в какое-нибудь министерство или муниципалитет, на "ответственную должность", не требующую, в принципе, никакого образования. Если бы его и не было, то наш герой получал бы от бюджета зарплату, близкую к минимальной. Но у него есть академическая степень! Разница в зарплате, в зависимости от условий коллективного договора, может выражаться четырехзначным числом (в нашем примере выше - 2 000). Итак, потратив на духовное развитие юноши 100 000 шек. за 4 года, израильский налогоплательщик продолжает платить ему за то же самое (философствование на рабочем месте) несколько тысяч в месяц на протяжении всей жизни, включая пенсию! Харедимный "аврех" со своими 800 шек. в месяц нервно курит в сторонке.
Но и это еще не все. Во многих государственных организациях (возможно - во всех, но это требует проверки) по коллективному договору у работника, не имеющего академической степени, есть возможность получить степень за счет работодателя, то есть, опять-таки - налогоплательщика. В этом случае государство не только тратит на него деньги как на любого студента, но еще и берет на себя плату за обучение, которая составляет в университетах 10 228 шек. в год. То есть, государство платит десятки тысяч за то, чтобы начать платить своему работнику увеличенную зарплату! Разумеется, работник бюрократической машины не пойдет изучать физику или программирование; это ему не нужно, да и тяжело сочетать изучение сложной специальности с работой. Он предпочтет изучать, например, "развитие демократии среди африканских каннибалов". А что? Перспективное направление; глядишь, еще и командировку в Африку получит - изучать каннибалов изнутри…
И последнее: препсостав
Особенностью традиционных еврейских ешив и "колелей" является активная поддержка частных спонсоров. Ведь государство не содержит администрацию и препсостав этих заведений. Поэтому имидж ешивы и соответственно - ее материальная база создается личным авторитетом главы ешивы и основных преподавателей. Некачественная ешива быстро теряет спонсоров и разваливается.
В государственном же образовании все происходит с точностью наоборот. "Комитет по планированию и финансированию" ("Ватат"), состоящий из 7 человек, свободно распоряжается 11,5 миллиардами бюджетных денег, независимо ни от кого решая, сколько зарплат и какой величины будет переведено такому-то учебному заведению.
В отчете госконтролера М. Линденштрауса (2009 г.) отмечается, что университеты не позволяют Минфину контролировать величину зарплат персонала. Даже самого госконтролера пытались не допустить к проверке зарплат администрации и высшей профессуры университетов. Результат: львиная доля государственных ассигнований на вузы идет на зарплаты, количество преподавателей и техперсонала растет непропорционально количеству студентов. Судите сами: в Хайфском университете один преподаватель в среднем на 10 студентов, а в Иерусалимском - на 4 студента! Это что же, индивидуальное обучение?
Кстати, а почему такая разница? Хайфский котируется ниже, но что-то нам подсказывает, что дело не в этом. А в том, что Иерусалимский ун-т гораздо старше, и "своих людишек" туда успели подсадить гораздо больше.
И в заключение
Цель этой статьи - не "перевести стрелки" с ешиботников на академию. Если кому-то что-то положено по закону, то этот человек - не вор, и обвинять его не в чем (хотя, возможно, стоит пересмотреть закон). Мы хотели лишь показать лицемерие политиков, которые, за неимением конструктивного посыла, решили поднять свой электоральный рейтинг за счет раздувания межобщинной ненависти в еврейском народе. Воспользовались незнанием, отсутствием информации, и стали поливать грязью целую общину.
Надеемся, что русскоязычный избиратель отреагирует так, как они того заслуживают.
"Новости недели", 9.2019

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..