среда, 10 апреля 2019 г.

У Рош а‑Шана есть конкурент на звание начала еврейского года

У Рош а‑Шана есть конкурент на звание начала еврейского года

Сара Ринднер. Перевод с английского Давида Гарта 5 апреля 2019

Материал любезно предоставлен Mosaic
Всем известно, что Рош а‑Шана, первое число еврейского месяца тишрей, — это еврейский Новый год. И все же, несмотря на очевидную значимость этого святого дня, Библия довольно недвусмысленно указывает совсем на другой месяц как на настоящее начало еврейского года. Это месяц нисан, который в этом году начинается в субботу 6 апреля. Будучи связан с историей исхода из Египта, нисан действительно представляется самым важным месяцем из всех.
В кульминационный момент книги Исход, когда израильтяне по‑прежнему еще являются рабами фараона, Всевышний поражает египтян первыми девятью казнями. Вот‑вот грянет и десятая — истребление первенцев, и вместе с ней падет власть Египта над евреями. Вот‑вот израильтяне исполнят вместе, как нация, свою первую важную заповедь, принеся пасхальную жертву, и покинут страну рабства. И в этот момент, между концом рабства и становлением нации, исполняющей заповеди Б‑га, нисан становится первым месяцем нового израильского календаря:

И сказал Г‑сподь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым да будет он у вас между месяцами года. Скажите всему обществу [сынов] Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство… (Исх., 12:1‑3).

За этими стихами следует описание пасхального жертвоприношения и праздника Песах, который теперь навсегда заповедано праздновать в пятнадцатый день месяца нисан, и это первая из многих заповедей, которые Б‑г даст Моисею, дабы он сообщил их народу Израиля. То, что эта заповедь становится первой в законе Моисеевом, показывает, что ключевой компонент новообретенной автономии израильтян — это именно свобода следовать собственному календарю.
В то же время библейские основания для того, чтобы праздновать Новый год первого тишрея, не слишком убедительны. Само словосочетание «Рош а‑Шана» — буквально «глава года» — постбиблейского происхождения. В книге Левит, 23:24 о празднике говорится так: «…скажи сынам Израилевым: в седьмой месяц, в первый день месяца да будет у вас покой, праздник труб, священное собрание». Стоит отметить, что этот месяц называется седьмым, значит, начинается год в нисане.
Фрагменты византийского расписного покрывала с изображением израильтян, переходящих Красное море. Середина II — середина IV века н. э. 
В чем различие между этими двумя месяцами? Начнем с терминов. Может показаться, что «глава года» и «начало месяцев» — это одно и то же, но на самом деле эти понятия говорят о двух различных вещах. Год — это период движения Земли вокруг Солнца, длящийся примерно двенадцать месяцев. Понятие «Рош а‑Шана», соответственно, апеллирует к этому солнечному календарю. А «начало месяцев», как нисан описан в книге Исход, отсылает, скорее, к вращению Луны вокруг Земли. Раввинистическая литература часто называет Луну символом еврейского народа, который, как и месяц, прибывает и убывает, но никогда не исчезает полностью. В этом смысле первое нисана — это начало именно еврейского года, в то время как Рош а‑Шана, «день рождения мира», по словам одного литургического поэта, — это начало общечеловеческого нового года.
Это противопоставление всеобщего нового года и частного нового года можно проследить в самой формулировке в книге Исход: «…первым да будет он у вас между месяцами года» — у вас, израильтян, а не у других. Кроме того, эта заповедь звучит в контексте освобождения еврейского народа и празднования их частного праздника Песах. А Рош а‑Шана — это общий праздник, смысл его в признании господства Б‑га над всем миром, а не Его особых отношений с избранным народом. Мишна поддерживает эту дихотомию: годы царствования царей Иудеи считаются с нисана, а нееврейских царей — с тишрея.
Но различие между универсальным и частным не единственное различие между двумя началами года. Тот же фрагмент в книге Исход, где нисан называется первым месяцем, освещает взаимосвязь между человеческим усилием и Б‑жественным спасением. До того момента, как Б‑г оглашает Свои заповеди, израильтяне почти полностью пассивны. Теперь же Он дает им задание: каждое семейство должно взять агнца, заколоть его правильным образом и помазать его кровью дверной косяк. Иначе Г‑сподь не пощадит дом этого семейства во время поражения первенцев. Таким образом, Всевышний просит израильтян сыграть определенную роль в собственном спасении.
Далее в книге Исход Б‑г дает израильтянам еще более серьезное задание — построить ковчег Завета, временное святилище, которое они будут носить с собой во время странствий по пустыне и которое послужит предшественником Иерусалимского храма. День, на который Всевышний назначает освящение ковчега, — это опять первое нисана. В этот день впервые в истории присутствие Всевышнего наполняет ковчег и весь лагерь израильтян — и в этом вполне конкретное проявление новой духовной силы, дарованной израильтянам ровно за год до этого. Если Рош а‑Шана, день, в который мы отмечаем сотворение Б‑гом этого мира, помещает Б‑га и Его главенство в центр внимания, то в месяц нисан сами люди играют ключевую роль — именно они обустраивают место для Б‑га в этом мире.
«Начало месяцев» еще и по‑другому призывает человека действовать. В древности первый день месяца определялся раввинским судом, основывавшимся на показаниях двух свидетелей, которые видели, что серп месяца опять начал расти. Таким образом, хотя люди и не имеют власти над убыванием и приростом луны, их свидетельство необходимо для поддержания еврейского календаря. Природа играет свою роль в установлении точного дня, когда начинается нисан — или любой другой месяц, — но месяц все равно не может начаться без участия еврейского народа.
Если выйти за пределы Пятикнижия и обратиться к позднейшим книгам Библии, там мы найдем другие важные события, приуроченные к первому нисана. Согласно книге Паралипоменон, недавно воцарившийся Езекия (Хизкияу) заново освятил оскверненный Храм именно первого нисана, тогда же объявил религиозные реформы с целью очистить страну от идолопоклонства и возобновить связь евреев с Б‑гом. После разрушения этого Храма Эзра и другие евреи‑изгнанники начали свое возвращение в Иерусалим тоже первого нисана — второй исход и второе обновление.
Начало чего‑то совершенно нового, или своего рода обновление, — общая тема во всех этих примерах. Ивритское слово, обозначающее «год», — «шана» — родственно слову «повторение», обозначающему смену времен года и вращение небесных светил, происходящие год от года. А вот ивритское слово, обозначающее «месяц», — «ходеш» — образовано от корня со значением «новый», как в глаголе «лехадеш», означающем как «сделать заново», так и «обновить»; здесь подразумевается отталкивание от того, что было прежде. Исход из Египта, давший начало еврейскому народу, и строительство ковчега — в обоих этих событиях зарождается что‑то совершенно новое. Так и освящение храма Езекией и возвращение Эзры являют собой обновление.
Возможно, такого рода обновление, совершаемое людьми, невозможно без прямого сотрудничества между еврейским народом и Всевышним, чье владычество вечно и принципиально неизменно. Именно этот Владыка и Его неизменное провидение позволяют людям преодолеть законы природы и ее неумолимую цикличность — по крайней мере, временно. За Рош а‑Шана, концом солнечного года, через две недели следует праздник урожая Суккот, когда принято читать книгу Экклезиаст с ее знаменитым заявлением: «Нет ничего нового под солнцем». Такое утверждение приписывает времени замкнутую цикличность, предопределенную самой природой.
Разумеется, есть что‑то от этой замкнутой цикличности и в человеческом опыте. Но как показывает нам история Песаха, обновление все равно возможно, если выйти за пределы того, что «под солнцем», в пределы сверхъестественного священного времени, открытые нам впервые заповедью соблюдать нисан как «начало месяцев».
Оригинальная публикация: Rosh Hashanah Has Competition for the Beginning of the Jewish Year

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..