понедельник, 5 ноября 2018 г.

Байки из склепа, или Пять идей для загробной жизни

Байки из склепа, или Пять идей для загробной жизни

«Взрослые, охваченные страхом смерти, — не белые вороны, зараженные неким экзотическим недугом, но мужчины и женщины, чьи семьи и культуры не смогли сшить для них достойные защитные одежды, чтобы они выстояли против ледяного дыхания смерти» — именно эту цитату психиатра Ирвина Ялома глава похоронного бюро Кейтлин Даути выбрала для своей книги «Уйти красиво». Много лет изучая похоронные обряды разных стран, она пришла к выводу, что именно они помогают людям хоть немного приглушить боль утраты, а может быть и поверить в возможность будущей встречи в лучшем мире.
Мы внимательно прочли книгу Кейтлин и узнали, зачем боливийским черепам чепчики, какие подарки предпочитают мексиканские мертвецы и как сходить на кладбище, не вставая с офисного кресла. И простите нам фривольный тон, давайте представим, что смерть — это просто продолжение жизни!

Ходячие мертвецы Индонезии

Помните викторианские фотографии, на которых покойники изображены в кругу семьи? Так вот, люди той эпохи фотографировали умерших родственников хотя бы до их разложения. А индонезийцы до сих пор не прочь получить фото со своими покойниками, независимо от того, сколько лет назад те скончались.
В одном из регионов Индонезии, Тораджи, сохранился древний ритуал манене — очищение тел мертвых. Местные жители хоронят родных в специальных могилах — копиях домов, в которых жили покойники. Чаще всего такой дом оказывается фамильным склепом, реже — отдельной квартирой. Раз в десять лет их обитателей таких достают на свет божий, очищают от пыли, меняют им одежду и, конечно, фотографируются с ними. Те мумии, которые способны «стоять», оказываются в вертикальном положении.
«Одна мама раздевала своего сына, который умер в шест­надцать лет. Сначала виднелась только скрюченная пара ступ­ней. Затем появились руки, и, похоже, они хорошо сохрани­лись. Мужчина с другой стороны гроба осторожно вытаскивал тело, пытаясь понять, можно ли его поднять, не разрушив. <...> Мать как будто не заметила этого. Она была настолько рада увидеть своего ребенка, даже ненадолго, даже в таком состоянии, что постоянно держала его за руку и тро­гала его лицо».
<...>
«Местные жители этой области Тораджи — любители-такси­дермисты по человеческим телам. Учитывая то, что тораджан­цы сейчас используют те же химические составы, что и жите­ли Северной Америки, я удивляюсь, почему западные люди так ужасаются этим обычаям. Возможно, их коробит не традиция тщательного сохранения тела, а то, что тораджанский покойник не уединяется в запертом гробу за стенами подземной цемент­ной крепости, а осмеливается слоняться среди живых».
Из книги Кейтлин Даути «Уйти красиво»

Сытые скелеты Мексики

Вы наверняка слышали о фестивале «Диас де лос Муэртос» — знаменитом Дне мертвых. Но мало кто знает, что он как государственный праздник был учрежден в Мексике после выхода фильма о Джеймсе Бонде «007: СПЕКТР», где главный герой появляется на площади Мехико в разгар карнавала. До премьеры картины Диас де лос Муэртос был неофициальным и очень личным событием для каждой семьи, во время которого, как верят мексиканцы, их мертвые возвращаются домой.
Жители этой страны стараются не забыть ни одного родственника, а перед фотографиями недавно умерших и особенно любимых собирают горы фруктов, овощей и сладостей, а также приносят вещи, которые любил покойник. На этих странных алтарях можно увидеть и бейсбольные биты с мячами, и CD-диски, леечки для цветов, и многое-многое другое. Считается, что вернувшийся дух может весь день пробыть с живыми родственниками, пользоваться всем тем, что они для него собрали, а особенно понравившуюся еду унести с собой. Для этого на дороге к кладбищу люди оставляют корзины.
«Мексиканский поэт Октавио Пас заметил, что жи­тели западных городов — Нью-Йорка, Парижа и Лондона — “сожгут свои губы”, если слишком много раз произнесут слово “смерть”, в то время как “мексиканец навещает ее, подшучива­ет над ней, ласкается к ней, спит с ней, развлекает ее; это одна из его любимейших игрушек и самая долгая любовь”».
Из книги Кейтлин Даути «Уйти красиво»

Отель для мертвецов и online-могилки Японии

Похоронные обряды Японии во многом похожи на то, что можно наблюдать в любой другой развитой стране. За тем только исключением, что доля кремированных там достигла 99,9%! Наивысший показатель в мире!
Как и в других странах, останки после кремации собирают в урну (тут есть свои тонкости, но мы не будем в них углубляться) и относят в специальный мавзолей, где хранятся сотни таких же сосудов. Изюминка японских погребальных обрядов состоит не в этом.
Передовые жители Страны восходящего солнца даже похороны умудрились сделать высокотехнологичными. Например, на кладбища они проходят по пластиковым картам, которые тут же показывают, где хранится урна с усопшим родственником или другом, а для прощания существуют так называемые ластели (гибрид слов last — «последний» и hotel — «отель») — отели для мертвых, где в комфортной обстановке дорогой гостиницы родственники могут прощаться с останками настолько долго, насколько захотят.
Но главная фишка японцев... готовы?.. Посещение кладбища online!
«Для тех, кто постоянно в пути и не располагает лишним временем, существует онлайн-сервис, который по­зволяет виртуально посетить могилу. Другая токийская ком­пания, I—Can Corp.18, предлагает сервис, похожий на игру The Sims — здесь виртуальное надгробие вашего предка появ­ляется у вас на экране среди зеленых полей. Пользователь может зажечь палочку благовоний, возложить цветы, окро­пить плиту водой, оставить на ней фрукты или бокал пива».
Из книги Кейтлин Даути «Уйти красиво»
Оnline-пиво звучит как развод, не находите?

Боливийские черепа в чепчиках

Если вы еще не устали от наших баек, расскажем вам еще парочку. Одна из них будет про ньятитас — черепа, которые хранят у себя жители (а в основном жительницы) Боливии. Это что-то среднее между мощами святых в христианской культуре и фигурками предков в некоторых странах Азии. Ньятитас могут быть останками родственников, но в основном это головы чужих людей, по той или иной причине начавших творить чудеса. Боливийцы просят у них любой помощи, будь то выздоровление или закрытие крупного долга. Взамен посетители приносят «мощам» свечи и подарки, а их хранители одевают их в красивые новые чепчики или даже шляпы, подчеркивающие индивидуальность каждого. Надо сказать, условия содержания этих черепов порою лучше, чем у живых людей.
«Каждый из двух дюжин ньятитас доньи Аны был помещен в отдельный ящик со стеклянной передней стенкой, а ящики стояли на блестящих подушечках. На ньятитас красовались шляпы для сафари с цветами на полях. В пустых глазницах виднелись ватные шарики. Нижние и верхние зубы были по­крыты фольгой, словно металлическими капами»
Из книги Кейтлин Даути «Уйти красиво»

Реконструкция, или Жизнь после смерти

Ну все, закончим с национальными особенностями. Теперь давайте подумаем о погребальных обрядах будущего. Сегодня большинство людей и их родственников предпочитает кремирование, чтобы не «засорять» собой и без того переполненные кладбища. Однако каждый месяц машины для кремации пожирают природный газ на тысячи долларов, выделяя в атмосферу угарный газ, сажу, диоксид серы и очень токсичную ртуть (следствие сгорания пломб в зубах).
Ученые из Северной Каролины разрабатывают другой метод — ускоренное разложение человеческого тела и превращение его в компост для растений. Однако «компост» звучит грубо, и исследователи назвали процесс «реконструкцией», имея в виду то, что человеческие останки могут дать жизнь другим созданиям. Экологи уверены, что это самый благородный поступок усопшего. А мы прибавим от себя, что и самый бюджетный, ведь для того, чтобы покойника укрыли «одеялом» из люцерны и опилок, не требуется ни дорогих гробов, ни специальной одежды.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..