воскресенье, 26 августа 2018 г.

ОН НЕ УШЕЛ В СЕБЯ

Он не ушёл в себя
Александр Гордон, Хайфа

Через год после смерти доктора Иона Дегена, в Нью-Йорке вышла в свет его последняя книга, книга рассказов «Попытка уйти от себя». 

В книге 17 рассказов, сочиненных с 1959 по 2016 год. Она великолепно отредактирована коллегой и другом И. Дегена доктором Виктором Каганом, написавшим блестящее предисловие. Оно выполнено тонким художником и любящим человеком. «О чем она?» - спрашивает редактор книги – и отвечает: «О войне сквозь призму любви и о любви сквозь призму войны». Добавлю: о любви за несколько мгновений перед смертью.


В послесловии к книге автор пишет: «Все годы после войны я хотел отделаться от нее, забыть или хотя бы отгородиться от памяти о ней. И уж если писать о чем-то, имеющем какое-то отношение к литературе, то, о чем угодно, только не о войне, на которой я прожил четыре года. Но она, подлая, которую я начал через четыре недели после шестнадцатилетия и которая закончилась за три недели до моего двадцатилетия, глубоко вонзила в меня свои когти, не отпуская ни на мгновенье. И о чем бы я ни писал, война возвращала меня к себе. Но есть тема, для войны перекрытая шлагбаумом, – любовь. Если слегка присолить и приперчить тему непременной для любви физической компонентой, эротикой, которая естественна для любви, кажется, можно обезопасить себя от войны, забыть о ее существовании. Вот и попробовал сделать это». 

Вероятно, этот отрывок из послесловия, написанного за три месяца до смерти автора, объясняет название книги «Попытка уйти от себя». 

Ион Деген не смог сказать: «Прощай, оружие!», не смог расстаться с войной. Война входит во все поры его повествования, открывающегося рассказом «Мыльный пузырь» о любви на войне, написанным на уровне лучших рассказов Хемингуэя. Короткий рассказ «Крыша поехала?» просто и трогательно изображает трудный поиск героя и его победу в любви всей жизни. Болезненная еврейская тема проходит сквозь любовь и ненависть в рассказах «Лето после десятого класса», «Стереоскопическая история», «У нас в гарнизоне», «Зять секретаря обкома», «Цельный характер», «Плюсквамперфект», «За советом», «Обида» и «Массаж». 

Образы в рассказах Дегена складываются из простых и прямых восприятий. Эти восприятия отобраны тщательно, используются экономно и точно. Хемингуэй писал: «Я научился тогда рассказывать простым языком о простых вещах». Писатель Деген прост, понятен и искренен со своим читателем. Он не учился литературному ремеслу. Он не учился сочинять, а учился и учил бороться с недугами, не выдуманными, а реальными. И в этой книге он описывает несчастья, жизненные взлеты и падения своих персонажей, экзаменует их, с радостью и горечью описывает людские судьбы. 

Флобер в беседе с Мопассаном, со ссылкой на Бюффона, сказал, что «талант – только длительное терпение». Не случайно Флобер вспоминает Жоржа-Луи Бюффона, французского ученого и писателя XVIII века, который тщательно и терпеливо работал в науке и литературе. Ион Деген интуитивно переносит свое редкое трудолюбие врача и ученого на новое для него занятие - писательство. Терпение Дегена, писателя и человека, безгранично. Он много читает и много думает, возвращается к людям, встреченным им в жизни, и из них медленно и тщательно создает образы для своих рассказов. Он привыкает уверенно держать перо, как раньше держал скальпель, и так же, как скальпелем, он оперирует писательским пером, режет ткань человеческих отношений, выделяет правду и отсекает ложь. Как в любимой ортопедии он выявлял патологию костей, сухожилий, суставов, связок и скелетных мышц, так и здесь, в своих писаниях он обнаруживает и обнажает патологию человеческих нравов и изображает подлинное и трагическое, нежное и подлое. Его писательский скальпель проникает на большую глубину людских отношений. 

Шедевр повествования Дегена в этом сборнике – рассказ «Плюсквамперфект». В нем происходит взаимопроникновение страшного прошлого и гладкого благополучного настоящего. В нем обнаруживается ужасная тайна войны, жестокое убийство, которое из циничного равнодушия и корыстолюбия прощено главным героем рассказа и отодвигается в далекое, не имеющее для него значения, прошлое. 

Невзирая на название «Попытка уйти от себя», доктор Деген не ушел от себя. Война осталась лейтмотивом его новой книги. Он не ушел от себя, а показал себя читателю в этом посмертном сочинении. Грязь войны не пристала к лейтенанту Дегену. Он остался чистым, целомудренным человеком. Потери товарищей на фронте не ожесточили его сердце. Он остался добрым человеком. Борьба с антисемитизмом закалила его, но не превратила в мстителя. Он снял с себя бремя рабства. Он стал свободным человеком, нашел свою страну и отстранился от проблем страны, в которой родился, вырос, за которую воевал от всей души. Он все делал от всей души: лечил, воевал, занимался наукой, любил и сопереживал больным людям. Он любил острое словцо, мог выругать и дать по физиономии. Он мог быть суровым и грубым, как война. Но у него была нежная душа. Он показывает читателю свою чистую душу, свое мастерство рассказчика, свой талант сопереживания, преданность своему народу, его Книге, его Стране. В новом сборнике рассказов слышны его ясный четкий голос, его добрые интонации, ощущается его глубокое понимание ушедших и страдающих, звучат еврейские мотивы гордого, смелого и талантливого труженика, лекаря, воина, писателя. 

Для меня как пациента доктора Дегена он останется прежде всего великим врачевателем. Израненный и искалеченный на войне, всю жизнь испытывавший боль от ее ран, Деген был всегда предан пациентам, которых старался избавлять от страданий и увечий. Он был устремлен к больному и чувствовал его боль. В книге «Наследники Асклепия» Деген писал: «Сострадание – вот необходимая компонента врачебных качеств, магически действующая на пациента и его близких». Сострадание его, человека, знающего силу страдания, было осязаемым импульсом его врачебной деятельности. Он был возмущен «дегуманизацией медицины», утратой человеческого отношения врача к больному, происходившей из-за «механизации», внедрения все более совершенной медицинской техники, отдалявшей врача от больного. Врач Деген проживал вместе с больным его болезнь и вместе с ним выходил здоровым после лечения. Его отношение к больным, к медицине и к науке о врачевании было экзистенциальным. Его видение жизни определялось взглядом врача, досконально знающего человеческое тело, и взглядом художника, досконально знающего человеческую душу. 


2005 год, бар-мицва Авиоза, внука Иона Дегена. Рядом с мальчиком – 
дедушка Ион и отец Юрий Деген. Фото из семейного архива 
(публикуется впервые)

Последняя книга Иона Дегена «Попытка уйти от себя» – заключительный аккорд творчества писателя, конец главы жизни воина, поэта, врача, ученого, героя войны, который обращен к читателю новой гранью своего таланта и согревает его теплом своей необыкновенной души. Как он написал в одном из рассказов книги о своей героине, для него было характерно «удивительное щедрое свечение глаз». Человек и врач высокой пробы, Ион Деген проявил себя писателем высокой пробы. Он «пытался уйти от себя», но остался с читателем. Он стал стихами и рассказами и светлой улыбкой победы в День Победы 9 мая. 

Как появилась на свет посмертная книга Врача, Воина, Рассказчика? Ответ на этот вопрос я получил в надписи на моем экземпляре книги: «Дорогому Саше от сына автора, который выполнил предсмертную волю любимого отца и позаботился об издании этой книги. С любовью и благодарностью за все. Юра Деген». Эта надпись была сделана на свадьбе внучки Иона Вардины 16 августа 2018 года. Юрий не только сын Иона, но и его самый большой друг и единомышленник. В нем не только течет кровь отца, но и живет его дух. Спасибо тебе, Юра, за эту книгу. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..