среда, 29 августа 2018 г.

Древо жизни Иудеи

Древо жизни Иудеи

28.08.2018

В прошлой статье мы нашли дорогу, которой вошел в Землю обетованную наш праотец Авраам, затем внук его Яаков, а потом и весь еврейский народ, возвращавшийся из египетского рабства и сорокалетних странствий по пустыне. Мы раскрыли место, где они почти в брод пересекли Иордан. Но куда дальше вела эта дорога? А вела она к величайшему и древнейшему городу Шхем.

Сейчас его называют по-арабски Наблус, но арабского в этом именовании мало – лишь неверное прочтение буквы «п», которую они произносят как «б», в латинском слове Neapolis, означающем «Новый город». Именно так римский император Веспасиан назвал основанный им вблизи от древнего Шхема новый город. Сам же библейский Шхем следует сейчас искать в пригороде, называемом теперь Балата.
Примечательно, что Авраам, согласно библейскому тексту, после входа в Святую землю «дошел до Шхема», но не вошел в него. Он остановился у места, именуемого Алон-Море, где и построил жертвенник Г-споду. Название этого места можно перевести на русский как «дуб видений», а адаптивно – «священный дуб».
После вознесения жертвы Авраам, так и не зайдя в Шхем, направился на юг – вдоль нынешнего шоссе номер 60 – главной магистрали современной Иудеи и Самарии. Сейчас это шоссе служит главной осью, вокруг которой выстроена жизнь и еврейских, и арабских обитателей этих мест. А тогда это был древний караванный путь, и привел он Авраама сначала в Бейт-Эль, а потом уже на юг – к пустыне Негев.
Его внук Яаков, вернувшийся домой после скитаний и трудов в земле арамейцев, перешел Иордан вместе со своей многочисленной семьей и обширными стадами по тому же броду, что и его дед. Однако Яаков, в отличие от деда, пришел в сам Шхем. И после трагической истории с изнасилованием его дочери Дины и последующей мести, которую обрушили сыновья Яакова на насильников и жителей этого города, ему с семьёй пришлось покинуть окрестности Шхема. Но прежде Яаков, как гласит библейская традиция, зарыл золотые украшения под деревом. Вновь появляющееся дерево в данном случае названо «эла» – фисташковым. Но профессор археологии А. Нехев полагает, что это в равной степени может быть тот же дуб. Покинув Шхем, кстати, Яаков повторяет маршрут Авраама и направляется на юг – вдоль нынешней дороги номер 60 к городу Бейт-Эль.
Спустя несколько столетий еврейский народ, возвращаясь в Святую землю из скитаний по пустыне, перешел Иордан и поднялся по уже столь знакомой нам «дороге к заходу солнца» к Шхему, чтобы на двух горах – Гризим и Эйваль, возвышающихся над городом, произнести торжественные благословения и проклятия. И странным образом в этом библейском фрагменте снова упоминается знакомый нам дуб.
Интересно, что в конце своей жизни пророк Иехошуа бин Нун, введший еврейский народ в Святую землю после смерти Моисея, снова собирает всех евреев в Шхеме – для последних напутствий и увещеваний. Закончив свое обращение к пастве, Иехошуа, как свидетельствует библейский текст, соорудил памятный камень – аккурат под известным нам деревом «эла». Похоже, дуб не отпускает нас.
Этот священный дуб вблизи Шхема появляется в еврейской истории еще раз – в книге «Судей», когда правителем Шхема становится сомнительный персонаж по имени Авимелех, но его инаугурация происходит у священного дуба вблизи города.
После эпохи Судей священные дубы Шхема вместе со священными фисташками уходят с первого плана истории. Память о них, впрочем, не вполне стерлась: название упомянутой арабской деревни Балата, стоящей на месте древнего Шхема, происходит от латинского platanus со знакомой нам арабской заменой «п» на «б». Не дуб и не фисташка – так хоть платан.
Однако сам город Шхем, святилище в Бейт-Эле и древняя дорога между ними надолго еще остаются в центре еврейской истории. В эпоху Судей главным святилищем еврейского народа на время станет город Шило, лежащий прямо у этой дороги – как раз на полпути между Шхемом и Бейт-Элем. Но в царствования Давида и Соломона центр еврейской жизни постепенно сдвигается южнее по тому же караванному пути – к Хеврону и Иерусалиму.
Распад единого Израиля на два царства, случившийся после кончины Соломона, снова выводит на первое место Шхем – он становится столицей северного и большего по размерам и силе израильского государства. Но великую караванную дорогу разрезает теперь государственная граница между Израилем и Иудеей.
С тех пор минуло почти тридцать веков. В самом Шхеме евреев, увы, больше нет. Да и на развалины древнего, но ныне совсем недружественного нам Шхема мы можем смотреть только сверху – с гор. И под неустанной охраной израильской армии. Раньше военные еще изредка организовывали для желающих ночные посещения могилы Йосефа, захороненного именно в Шхеме, но делалось это с невероятными мерами безопасности, хотя по соглашениям, подписанным в Осло, палестинцы обязались обеспечить туда свободный доступ израильских граждан.
Однако вдоль этой великой караванной дороги, носящей сейчас номер 60, разбросаны десятки еврейских поселков. Бейт-Эль стал одним из самых больших из них – в нем находится военное командование всей Иудеи и Самарии. Несколько поселков расположены по периметру арабского Шхема. И я скажу вам, что в этих поселениях производят лучшее вино, сыр и оливковое масло во всем Израиле.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..