суббота, 5 мая 2018 г.

​​ИГРА С ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ СУММОЙ


​​
ИГРА С ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ СУММОЙ

 Игра с отрицательной суммой

Противостояние Кремля со всем цивилизованным миром — не поза, не спектакль 
для ура-патриотов, не придурь и не эксцесс мании величия. У этого конфликта куда 
более глубокие корни. Это даже не схватка конкретных людей, а столкновение двух парадигм,
двух способов существовать, мыслить и взаимодействовать друг с другом. 
Двух абсолютно чуждых друг другу цивилизаций, из которых в итоге останется только 
одна.
Предисловие: теория игр

В прикладной математике есть раздел, который называется «теория игр».
Методы теории игр используются в экономике, социологии, политологии, психологии, этике
и других общественных науках для того, чтобы систематизировать, проанализировать,
понять и объяснить бесконечное многообразие механизмов взаимодействия людей
в различных ситуациях.

Ключевое понятие теории игр это, разумеется, «игра». Игры делятся на множество типов:
кооперативные и некооперативные, симметричные и несимметричные, параллельные и
последовательные, с полной или неполной информацией, дискретные и непрерывные игры,
а так же игры с нулевой суммой и с ненулевой суммой. Нам сейчас важны последние два
типа игр.
Игра с нулевой суммой

Игры с нулевой суммой или «антагонистические игры» — самый примитивный из
классов игр. В таких играх если один игрок выиграл, то другой обязательно проиграл,
двух победителей быть не может. Если у одного плюс, то у другого минус, в сумме — ноль.
Отсюда и название — «игры с нулевой суммой».

К таким играм относятся все азартные игры, шашки, крестики-нолики, воровство,
война. Выигрыш одного игрока всегда равен проигрышу другого, потому что в таких играх
ничего не создаётся, а лишь перераспределяется.

«Всё, что есть у одного, украдено у другого», «Либо мы их, либо они нас», «Было
ваше — стало наше», «Кто не с нами, тот против нас», «Своя рубашка ближе
к телу», «Нет постоянных союзников, есть лишь постоянные интересы» —
это всё про игры с нулевой суммой.

Россия с 1991 года — это одно грандиозное поле для такой игры. Сначала бывшие
партийные боссы и просто ловкие проходимцы делили между собой наследие СССР —
заводы, фабрики, нефтяные скважины. 

Приватизировали их, покупали за копейки, отжимали друг у друга. 
​ 

Ну а чем ещё, спрашивается, заниматься, если несметные богатства буквально лежат
на земле и ждут, пока кто-то приберёт их к рукам?

Затем к власти пришли «siloviki» и переделили всё по своему. Кто-то из олигархов
вовремя сориентировался и встроился в новую систему, кому-то пришлось уехать в Лондон,
кто-то попал в тюрьму, а кто-то — на тот свет.

Ещё через какое-то время шальные нефтяные деньги ударили новой элите в голову,
и от пьянящего ощущения своей невероятной успешности Кремль решил, что настолько
умён и удачлив, что теперь должен сыграть в новую игру по тем же правилам, но с более
высокими ставками — в «геополитику».

Ну, а почему бы и нет?

Западные политики и чиновники казались Кремлю жалкими неудачниками: их
регулярно переизбирают, а в России можно править пожизненно; они получают
нищенские зарплаты, а в России власть означает сказочное богатство; их во всем
ограничивает закон, а в России власть может позволить себе всё, что угодно.

К тому же, проигранная всухую «Холодная война» с Западом толкала оказавшихся у
власти выходцев из спецслужб к реваншу, а мир казался им предельно простым и
понятным: вот страны в нашей сфере влияния, вот страны под контролем «вероятного
противника», а всем остальным в ходе очередной большой игры придётся определиться,
на чьей они стороне.

Игра с самого начала была довольно грязной: 
​ ​
финансирование оппозиционных партий,
хакерские атаки, пропаганда, провокации через соцсети, подкуп политиков, попытки
организации госпереворотов, поддержка сепаратистов, и всё это до поры до времени —
абсолютно безнаказанно.

Игра с отрицательной суммой
А потом Россия влезла на территорию находящейся в состоянии междувластия
Украины и аннексировала Крым. Присоединила. Отжала. Отхватила. Урвала. В терминах
игры с нулевой суммой — чистая победа.

Сложный мир
Проблема в том, что реальный мир устроен несколько сложнее, чем поле для игры
в шашки. Точнее, он с самого начала был слишком сложен, чтобы человек мог выжить в нём
в одиночку, а сейчас его сложность такова, что мы даже не можем её как следует осознать.

Найдите где-нибудь простой карандаш и возьмите его в руки. Это не ракета, не газовая
турбина, не суперкомпьютер, не синхрофазотрон. Это — один из простейших предметов,
с которым мы сталкиваемся в быту и на работе.

В его производстве 83 технологические операции, а при его изготовлении используется
107 видов сырья и сравнительно доступных материалов, но на нашей планете нет ни одного
человека, способного добыть и подготовить каолин с графитом, сформовать, обжечь и пропитать
маслом грифель; заготовить и высушить липовые заготовки для карандаша; изготовить набор
фрез и пресс для склейки карандашей; приготовить клей, краску и лак; изготовить фольгу для
надписи, чтобы в итоге произвести с нуля карандаш фабричного качества.

Чтобы создать все необходимые комплектующие, придётся построить целые отрасли
промышленности: лесозаготовку, добычу полезных ископаемых, машиностроение, энергетику,
транспорт, химическую промышленность. А ещё тех, кто занят производством, нужно кормить,
обучать, лечить, обеспечивать одеждой и жильём, заботиться об их безопасности и развлечении.

Поэтому в конечном итоге даже простейший карандаш создаётся совместным
скоординированным трудом сотен тысяч или миллионов людей. Вдумайтесь только:
миллионы людей, которые не знают друг друга, и даже не факт, что находятся в одной стране
и разговаривают на одном языке, объединили свои усилия, чтобы изготовить для вас эту
пишущую палочку.

Что же заставляет людей сотрудничать друг с другом, вместо того, чтобы просто взять
каменные топоры и пойти отжимать друг у друга еду и самок?

Ответ прост: выгода. Людям выгоднее специализироваться, сотрудничать и обмениваться
друг с другом, чем пытаться выжить поодиночке и враждовать.

Игры с ненулевой суммой
Игры, в которых выигрыш какого-то игрока не обязательно означает проигрыш другого,
когда выиграть могут все участники игры одновременно, называются играми с ненулевой
суммой.

Практически любая экономическая деятельность — это пример игры с ненулевой суммой. 
Две стороны торгуют друг с другом и каждая получает от этого выгоду. Банк кредитует
производителя, а тот зарабатывает достаточно денег, чтобы вернуть долг, заплатить банку
проценты и самому остаться в прибыли.

Интересно, что именно выгода, а не мораль, делает людей лучше. Человечество отказалось
от рабства не из-за мук совести, а потому, что нанимать вольных людей за деньги в какой-то
момент оказалось выгоднее, чем принуждать к труду рабов за миску похлёбки.

Западные страны перестали владеть колониями не потому, что не смогли больше
удерживать их силой, а потому, что торговать с независимыми странами стало выгоднее,
чем их захватывать.

Уже давно стало очевидно, что наиболее успешными становятся не те страны, кому
посчастливилось иметь много природных богатств, а те, кому удалось создать удобную
и безопасную среду для сотрудничества людей. В первую очередь — в сфере экономики.

Эту среду создают простые, логичные и неукоснительно выполняющиеся законы, низкий
уровень преступности, максимум гражданских свобод и — мир. Худо-бедно, не без сбоев и
ошибок, через кровопролитные войны и революции, эта простая истина, наконец, дошла до
развитых стран.

Это не значит, что они стали безобидными, белыми и пушистыми. Скоре наоборот — более
мощной военной силы, чем блок НАТО в его нынешнем виде, не существовало на Земле никогда.

Тем не менее, цель применения военной силы может быть разной: гордо поставить красный
флажок посреди разграбленной, выжженной и обезлюдевшей пустыни или добиться с
побеждённым прочного и взаимовыгодного мира. Эту разницу очень легко почувствовать, если
сравнить судьбу побеждённых Германии, Италии и Японии со странами Варшавского договора
после Второй Мировой войны.

В арабских странах это не сработало: Афганистан, Ирак и Ливию после военного
вмешательства Запада сложно назвать благополучными странами. Вероятнее всего, дело тут в
исламе, но в любом случае Запад стремится не отжимать и захватывать территории, а создавать
политические режимы, с которыми можно вести диалог и сотрудничать.

Две игры

И вот тут мы подходим к главному: конфликт России с Западом — это, прежде всего,
конфликт двух картин мира. Запад пытается играть в игру с ненулевой суммой, стремясь к
выгоде через сотрудничество, а Россия — в игру с нулевой суммой, пытаясь получить выгоды
через конфронтацию.

Это как если бы на одной и той же шахматной доске один из игроков играл в шахматы,
а второй — в шашки. 

Запад создаёт, преумножает и объединяет, в то время как Россия отнимает, уничтожает и
разобщает.

С точки зрения Запада, действия России — это преступный идиотизм: зачем в нарушение
всех договорённостей захватывать Крым, если россияне и так могли туда ездить, могли владеть
там собственностью, могли вести там бизнес?

Со сменой в Крыму двухцветного флага на трехцветный Россия не получила никаких
экономических выгод, зато взвалила на свои плечи ещё один дотационный регион и
вынуждена вкладываться в строительство Крымского моста и электроснабжение
полуострова.

С точки зрения России, действия Запада — подлое лицемерие, попытка усыпить
бдительность, окружить со всех сторон ракетами и военными базами, а затем — напасть,
уничтожить Россию и отнять её несметные природные богатства. Расширение ЕС и НАТО —
явные этому подтверждения. 

Ну не могут же нормальные страны сами захотеть попасть под каблук Империи! Значит, их
подкупили, обманули, заставили — чуть раньше, чем это успели сделать мы. То есть увели их
у нас из-под носа, обманули нас.

Интересен и способ конфронтации. Столкнувшись с враждебными действиями оппонента,
каждая сторона реагирует по-своему, пытаясь ударить противника в то место, которое искренне
считает самым болезненным.

Запад говорит: ОК, ребята, мы лишим вас самого ценного, что у нас есть — сотрудничества.
Мы не будем давать вам кредиты, не будем делиться технологиями, не хотим работать с вашими
компаниями, нам не нужны ваши капиталы.
Игра с отрицательной суммой

В ответ Россия грозит: мы создадим самое страшное оружие, которое только возможно —
ядерные крылатые ракеты с непредсказуемой траекторией полёта, подводные ядерные торпеды,
которые смоют ваши прибрежные курортные города и новые баллистические ядерные ракеты
Москва-Флорида!

В результате обе стороны остаются от действий оппонента не в ужасе, а в явном
недоумении.

Россия не понимает, почему должна бояться санкций, ведь пока у неё есть ракеты,
она может продолжать играть в «геополитику», а население пускай жрет лебеду,
собирает валежник и лечится корой дуба — это проблема исключительно самого
населения.

Запад же никак не может взять в толк, как это Россия собирается бомбить его города,
в которых живут семьи российской элиты — от депутатов до чиновников, в которых
у них куплена недвижимость и открыты банковские счета.

Ни о каком взаимопонимании при таком серьёзном рассогласовании картин мира не
может быть и речи. 
​ ​
Из странного и неприятного партнёра мы превратились в угрозу,
которую необходимо устранить.

Но, может быть, мы всё-таки играем в более правильные игры, чем Запад, и победа будет
за нами?

Игра с отрицательной суммой
 
Игра с нулевой суммой, когда выигрыш одного игрока точно равен проигрышу другого,
это очень условный, идеальный случай, который на практике встречается лишь в настольных
играх. В реальной жизни у любого поступка есть последствия, затрагивающие других людей.

Принятое Кремлём решение об аннексии Крыма аукнулось нам санкциями со стороны
Западных стран. В результате мы получили более дорогие кредиты и более низкий курс
рубля, то есть подорожавшие импортные товары. Мы уже давно едим сыр из пальмового
масла и невкусные овощи, а скоро нам придётся лечиться суррогатными лекарствами и
настойкой боярышника. То есть на самом деле мы имеем дело не с нулевой суммой игры,
а с отрицательной.

Такая же картина складывается и с распилом бюджетных денег. Допустим, мы платим
налогами в бюджет 10 миллиардов рублей. 3 из них сразу же уплывают в чьи-то офшоры,
1 уходит на содержание чиновников, ещё 1 теряется впустую из-за разгильдяйства и
некомпетентности, на оставшиеся 5 строится что-то нужное лишь как повод для освоения
бюджета — мост в никуда или газовая труба, с одной стороны которой нет газа, а с другой —
потребителя. 

В итоге распильщики получают 
​(​
+3 
​)​
миллиарда, а мы 
​(​
-10 
​)​
. Нулевой суммой здесь даже и
не пахнет, сплошной минус.

Или возьмём, к примеру, простейшую арифметическую задачку: приходят к Путину
ходоки из ФСБ и полиции, пугают его террористами и майданом, и под эту песню отнимают
1 миллиард рублей из бюджета на науку и образование, перенося его в графу
«национальная безопасность». 

Арифметика говорит, что от перемены мест 
​ ​
 
​с​
 
​логаемых 
сумма не меняется,
 теория игр —
что мы имеем дело с классической игрой с нулевой суммой (у одних убыло, у других —
прибыло). 

А практика показывает, что из страны сбегают последние учёные, выпускники
превращаются в дипломированных, но абсолютно бесполезных неучей,
промышленность теряет способность даже просто воспроизвести то, что делали в
СССР, страна — нищает и дичает. Опять сумма отрицательная.

И 
​ ​
так — практически везде и во всем. 
Логика принятия решений, где всегда выбирается
простое вместо сложного, украсть вместо заработать, сиюминутное вместо долгосрочного,
отобрать вместо создать, сила вместо разума, обман вместо правды, принуждение вместо
сотрудничества в конечном итоге может давать лишь отрицательные результаты.

Власть всё время кивает в сторону «лихих девяностых», противопоставляя их ужас
сегодняшней прекрасной «стабильности», но на самом деле девяностые никуда не делись.
Эта тяга к примитивным, силовым, сиюминутным решениям — прямиком оттуда.

Тогда отжать завод, продать станки на металлолом, а помещения сдать в аренду
было эффективной стратегией, но сейчас это больше похоже на попытку
расширенного суицида. Особенно страшную тем, что это происходит на уровне
главы государства.

Итоги игры
 
В истории вообще сложно найти исторический период, когда национальная элита
наносила бы обществу такой вред, как сейчас наносит в России.

В эпоху феодализма суверен тоже брал у своих подданных всё, что хотел и мог взять, но
ему, по крайней мере, не нужно было прикрывать этот процесс подставными тендерами на
госзаказ и хоронить где-то в тайге тысячи километров труб, чтобы наворовать с этой стройки
себе на новый дворец.

Неприятная необходимость тратить огромные деньги на имитацию демократических
институтов — парламента, Совета Федерации и судов, а так же прикрывать воровство
никому не нужными «нацпроектами» возникла не на пустом месте.

Феодал поддерживал свою власть над населением силой, Кремль — обманом. 
И большая часть того, что когда-то было системой государственного управления, сейчас
представляет собой лишь грандиозную мистификацию, ширму, прикрываясь которой элита
выносит из закромов Родины последние ценные вещи.

Феодализм практически повсеместно проиграл конкуренцию тогда ещё молодым и
несовершенным демократиям. Сейчас наша элита построила экономически ещё менее
эффективную модель и вошла в конфронтацию не только с собственным населением,
но и с демократическими странами, в сумме обладающими 47% мирового ВВП против
наших 1,5%.

Итог этого противостояния предсказать не сложно: пользуясь подавляющим превосходством
в области экономики, страны Запада постепенно и аккуратно, чтобы по возможности не
причинить вред самим себе, изолируют нас от современных технологий, рынков сбыта и
финансовых потоков.

Игра с отрицательной суммой


А затем, не ввязываясь в прямой военный конфликт и время от времени отступая назад, когда
Россия будет уж слишком остервенело махать ядерной дубиной, они просто подождут, пока у
нас не кончатся деньги не только на ракеты, а ещё и на еду. Им некуда торопиться, у них и так
всё отлично.

И когда эта власть рухнет и мы снова, как это уже бывало, попросим у Запада
гуманитарную помощь, они не повторят ошибку 90-х и потребуют взамен как
минимум полное разоружение, после которого Россию долго и болезненно будут
вновь интегрировать в мировое сообщество.

Если, разумеется, к тому моменту ещё будет, кого интегрировать.

​Автор: Вадим Жартун​

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..