воскресенье, 3 декабря 2017 г.

Замучились искать приманки для народа

Замучились искать приманки для народа

Почти все, что сейчас происходит, вгоняет массы в раздражение. Но начальство не хочет выглядеть неудачливым и заслоняется от жизни дикой архаикой.


Россияне с унынием смотрят в будущее, а власти не могут придумать, чем их приободрить.© СС0 Public Domain
Жаль, что я не конспиролог. А то запросто нашел бы незримую связь между заявлением епископа Тихона (Шевкунова) о «серьезном отношении к версии ритуального убийства» царской семьи и происходившим почти точно в это же время окроплением святой водой ракеты «Союз 2.1б» и персонала космодрома «Восточный», произведенным епископом Лукианом (Куценко).
Пару дней спустя обе эти истории с той же синхронностью перешли в новую фазу.
Епископ Тихон уточнил, что в его словах не было даже и намека на что-либо антисемитское, однако прозрачное и общепонятное выражение «ритуальное убийство» почему-то заменил таинственной формулой «ритуальное возмездие большевиков».
А вот епископ Лукиан не стал пускаться в оправдания по поводу аварии освященного им «Союза». Хотя известный богослов-эпатажник Андрей Кураев, упрекая его лично, объявил, что «церковь предоставляет услуги, но никогда не отвечает за качество этих услуг», и что ответственность за аварии с космическими аппаратами должны нести в том числе и духовные лица, которые их освящают. Представители РПЦ категорически отмели кураевские тезисы, но неловкость произошедшего устранили не вполне.
Поскольку в конспирологию, а также и в мистику мы договорились не углубляться, посмотрим, что в сухом остатке.
Начнем с аварии на «Восточном». Для меня, человека не принадлежащего к каким-либо церквям, очевидно, что преследующие этот космодром и всю нашу космическую отрасль неудачи не имеют причинно-следственной связи с православными обрядами, совершаемыми над техникой и персоналом. Корни аварий — в упадке компетентности и ответственности, в бездарности менеджмента и воровстве.
Но стремление обставить религиозными обрядами сугубо светское мероприятие в светской (на бумаге) стране само по себе является одной из примет этого упадка.
Демонстративная архаизация идеологии, быта и профессиональной деятельности — признак того, что и идеология, и профдеятельность слишком часто терпят неудачи, от которых наши руководители отвлекают внимание единственным способом, которым владеют: обращениями к старине.
Отступление все дальше и дальше в прошлое естественным порядком привело к попыткам что-нибудь извлечь из старинной черносотенной копилки. Использование ее рецептов приносит много неудобств, и я не возьмусь предсказывать, насколько далеко зайдут игры с так называемым кровавым наветом, мифологией ритуальных жертвоприношений и прочими конструктами, использование которых даже при царизме считалось занятием если и не совсем запретным, то довольно непристойным. То, что Следственный комитет России сегодня охотно солидаризовался с заявлением епископа Тихона (в первой его версии) и объявил о намерении «разрешить вопрос, связанный в том числе и с возможным ритуальным характером убийства», придает ситуации достаточную пикантность.
Тем более, кое-какой опыт уже накоплен. Вместо общественно значимой дискуссии о революции у нас этой осенью состоялся балаганный спор о том, запрещать или нет картину «Матильда», возводящую якобы поклеп на канонизированного царя, а в действительности непримечательную по форме и совершенно царистскую по сути.
Можем ли мы сказать, что прорыв «Матильды» на экраны — это и в самом деле такая уж неудача ультраархаической коалиции, от политкорректного епископа Тихона до неполиткорректной депутатки Поклонской? Не думаю. Эта коалиция находит и будет находить все новые поводы, чтобы, выражаясь ученым языком, навязывать свою повестку. Или попросту — чтобы заслонять реальную жизнь многонедельными и многомесячными кампаниями о непочтительном отношении к самодержцам, о богохульствах, о ритуальных убийствах и т. д. и т. п.
Эта идеология не так уж завлекательна для масс и всерьез может насаждаться только сверху. Сила суперархаистов не в наличии у них популярных идей, а в отсутствии у властей других сколько-нибудь эффектных и заманчивых тем и сюжетов.
Чем в последние месяцы начальство могло заинтересовать и порадовать народ?
Трампом, которого год назад превозносили как сердечного друга и чудотворца? Бегством из Луганска Плотницкого, которого в России мало кто знал и никто не любил, и заменой его людьми, вообще неизвестными публике? Зимней олимпиадой, на которую то ли пустят, то ли нет? Отобранием сочинских медалей вместе с первым местом в командном зачете? Несуществующим ростом уровня жизни, о котором ни с того ни с сего объявил премьер Медведев? Неудачными попытками придать нотки непредсказуемости президентскому переизбранию?
Массы ждут если не хлеба, так хотя бы зрелищ. Но даже зрелища в остром дефиците. Отсюда и тот реальный, хотя и краткосрочный всплеск позитивных чувств по такому скромному поводу, как приезд к Путину Эрдогана и Хатами.
Конечно, это совсем не та высшая международная лига, в которой люди привыкли видеть державу. Но хотя бы что-то. Однако почти во всех прочих международных спектаклях, от политических до спортивных, Россия выступает сейчас как объект давления, санкций, бойкота и т. п.
Народ толком не требует искать выход из изоляции, по большинству пунктов на словах соглашается с начальством, но уныние накапливается, и этого не спрячешь.
И публичная, и приватная жизнь скучны и бесперспективны. «Как вы полагаете, сегодня таким людям, как вы, легче или труднее добиться успеха, чем несколько лет назад?» На этот вопрос, заданный фондом «Общественное мнение», 44% опрошенных ответили, что стало труднее, 14% — что легче, и 34% — что ничего не изменилось.
Наибольший пессимизм демонстрируют жители столиц, которым пробиться вроде бы легче прочих. На просьбы в вольной форме рассказать о препятствиях на путях к успеху звучит много жалоб на начальство и трудные жизненные условия, и мало — на внешних и внутренних врагов.
Что остается вождям? Признать свою неудачливость? Это совсем не их метод. А хоть какие-то приманки для народа изыскать надо. Придумать что-то новое? Не выходит. Вот и остается придумывать «что-то старое». Не потому, что именно это сейчас у них просят. Массы сыты мифами на старинные темы, как сыты заместившим импорт сырным продуктом. Но интеллектуальному импортозамещению не видно конца.
Сергей Шелин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..