пятница, 18 августа 2017 г.

Еврейская проблема у Чайковского

Jewish Telegraph Agency: Еврейская проблема у Чайковского

Том Тугенд 11 августа 2017

Готовясь к своему новому моноспектаклю «Наш великий Чайковский», Херши Фелдер — драматург, актер и композитор, сумевший передать на сцене страсти, муки и взмывающую ввысь музыку некоторых величайших в мире композиторов, столкнулся с моральной дилеммой.
Искупает ли выдающийся талант композитора — либо любого другого человека искусства — его расистские или антисемитские высказывания, даже сделанные в то время и в том месте, где подобное было принято?
На этот вопрос нет простого ответа.
«Это очень сложная тема», — сказал 49‑летний Фелдер, выросший в идишеговорящей семье в Канаде, в телефонном интервью Еврейскому телеграфному агентству.
Херши Фелдер в роли Петра Чайковского в своем новом спектакле «Наш великий Чайковский»
В письме, датированным 1878 годом, Петр Ильич Чайковский писал, что когда его поезд остановился на железнодорожной станции в России, он заметил «массу грязных жидов, отравивших атмосферу, что обычно с ними случается».
«Чайковский был человеком XIX века, когда интеллигенция в России, да и в других европейских странах была антисемитски настроена практически с рождения», — сказал Фелдер, чей отец пережил Освенцим.
По аналогии Фелдер отметил, что Джордж Гершвин, живя в Нью‑Йорке и Лос‑Анджелесе, упоминая свою одноактную джазовую оперу 1925 года «Голубая луна», предшественницу «Порги и Бесс», называл ее «черномазой оперой».
Сейчас этот эпитет считается очень оскорбительным, но тогда, в 1920‑е — 1930‑е годы, когда Эл Джолсон регулярно выходил в гриме «под негра», это слово, будучи, конечно, уничижительным, не стало еще для большинства американцев «атомной бомбой расистских эпитетов», как его назвал журналист Фэрай Чидейе.
Премьера «Порги и Бесс» состоялась в Нью‑Йорке в 1935 году, вся труппа была черной, и до сих пор афроамериканские актеры ставят эту оперу. Означает ли использование Гершвином эпитета «черномазый» то, что он был расистом? Этим вопросом задается Фелдер.
Отвечая на свой собственный вопрос, он сказал: «Мы не можем исправить историю или извиниться за нее, и мне не кажется, что я должен углубляться в этот аспект [жизни Чайковского] в своем спектакле».
К тому же, замечает Фелдер, употребление Чайковским слова «жиды» никак не подтверждалось его действиями. Напротив, он из собственных средств назначил стипендию молодому еврейскому скрипачу Самуилу Литвинову. Он близко дружил с композиторами и дирижерами Антоном и Николаем Рубинштейнами. И наконец, он защищал Феликса Мендельсона от антисемитских инсинуаций Рихарда Вагнера.
Чего Чайковский боялся больше всего, так это того, что его разоблачат как гомосексуалиста. Это бы разрушило всю его жизнь и с большой вероятностью привело бы к ссылке в Сибирь. Чтобы предотвратить толки, Чайковский женился. Этот шаг оказался провальным. Брак продлился меньше трех месяцев, после чего бывшая супруга всю жизнь шантажом вымогала у него деньги.
Борьба композитора с его гомосексуальностью и страх разоблачения — вот центральный мотив спектакля Фелдера. Играя Чайковского, он говорит с русским акцентом, но при этом своим собственным голосом обличает дискриминацию и преследования геев в России — как во времена Чайковского, так и теперь.
Та же борьба, по словам Фелдера, отражена в музыке Чайковского, особенно явственно — в его шестой симфонии, «Патетической». Композитор дирижировал на премьере симфонии в Санкт‑Петербурге в 1893 году, а через девять дней скоропостижно скончался в возрасте 53 лет.
Первоначально его смерть объяснили холерой, но поползли упорные слухи о том, что Чайковский совершил самоубийство.
Что до Фелдера, он на протяжении 22 лет упорно расширяет свой репертуар музыкальных монобиодрам. Его спектакли посвящены жизни и творчеству таких титанов классической музыки как Людвиг ван Бетховен, Фредерик Шопен и Ференц Лист, а также более современным (и еврейским) композиторам — Гершвину, Ирвингу Берлину и Леонарду Бернстайну.
В «Нашем великом Чайковском» публика услышит щедрые фрагменты сочинений русского композитора, таких его излюбленных публикой произведений как увертюра «1812 год», отрывки из «Щелкунчика» и «Лебединого озера», а также малоизвестного «Марша правоведов».
Далеко не все рецензии на спектакль Фелдера восторженные, но абсолютное большинство весьма хвалебно. Особенно если сравнить с резкой критикой, обрушившейся на многие произведения Чайковского при его жизни.
Спектакль начали показывать в конце июля. 19 августа он переместится в Хартфорд в Коннектикуте до 27 августа.
На конец сентября — начало октября Фелдер вернется в Лондон, где будет играть другие спектакли — про Берлина и Бернстайна — в «Другом дворце», театре в Уэст‑Энде. После этого, говорит Фелдер, он выберет последнего композитора, который увенчает его список моноспектаклей.
Затем он планирует сосредоточиться на написании собственной музыки. На данный момент среди его сочинений есть концерт «Алия», опера «Ноев ковчег» и запись любовных песен из идишского театра. 
Оригинальная публикация: Tchaikovsky’s Jewish problem

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..