понедельник, 24 июля 2017 г.

ЗА БЕЛОРУССИЮ ОБИДНО

Так ли это?..

Размышление над опубликованным
Открыл свежий номер еженедельника «Обзор» на странице перечисляющей «Самые пьющие страны мира 2017 года» и глазам своим не поверил: из 12 наиболее пьющих стран на первом месте оказалась Беларусь. Да не может быть такого! На белорусской земле никогда не пили даже больше по сравнению с Россией, которая зачислена на шестое место. Мне ещё писала правнучка Пушкина Софья Павловна Воронцова-Вельяминова, что потомки белорусской ветви великого поэта всегда радовались пребыванию на белорусской земле, где столько много не пили, как в России. Я, учась в институте Смоленска, ежегодно осенью вместе с однокурсниками отправлялся на сельскохозяйственные работы в колхозы области и также убедился, что в них крестьяне пили явно больше своих белорусских коллег.
Как же Беларусь оказалась рекордсменкой наиболее пьяных стран? Всё ли учла Всемирная организация здравоохранения, составляя список количества употребляемого алкоголя за 2017 год, определив рассудительных белорусов в качестве жителей самой пьющей страны?
И невольно мне пришли на память девяностые годы прошедшего столетия, когда с развалом СССР было моментально ограблено всё население страны. А жить как-то надо было. И вот брестчане, граничащие с Польшей, а также жители городов, далеко отстояших от белорусско-польской границы, начиная от самого Урала, потянулись торговать в Польшу. Там или было мало товаров первостепенной важности, в которых нуждалось население, или те, что были в наличии, стоили дорого, а на территории бывшего СССР их продавали по несколько меньшей цене, чем в Польше. Значит, кое-какие товары можно было провезти и продать соседям за цены ниже польских, но дороже, чем они стоили у себя. Вот этот небольшой навар и заставил многих жителей бывшей великой страны, чтобы выжить, заняться торговлей. На границе, чтобы пересечь её, устанавливались длиннющие очереди частных машин. Иногда ожидание затягивалось на два дня. Случалось и до трёх суток ждать. И самым ходким и выгодным товаром оказывалась водка, алкогольные напитки, которые тогда в соседней стране стоили намного дороже, чем в бывшем Советском Союзе.
Помню, как укорял свою дисциплинированную лаборантку кафедры, которой заведовал, за опоздание на работу. Жила она одна с ребёнком, без мужа. Зарплата небольшая. Нужно было крутиться. Смущаясь и краснея, она мне объясняла причину своего опоздания.
– Знаете, поезд, которым я ехала из Польши, пришёл с опозданием.
– Из Польши? Как ты им там оказалась? Ты же вчера весь день была на работе.
– Я поехала ночным поездом. Повезла продать две бутылки водки. Должна была успеть на работу к своей смене, да поезд задержался в дороге. Вы уж извините меня за вынужденное опоздание.
– Так ты что ли ночь не спала?
– Получается так.
– Иди домой. Высыпайся. Как-нибудь справимся сегодня без тебя.
Поздней, готовясь к такой «спекулятивной» поездке, лаборантка уже заранее предупреждала меня, чтобы я не сердился, если она вдруг, не по своей вине, задержится.
Или вспоминаю другой случай. Сталкиваюсь в дверях Центрального корпуса университета с кандидатом математических наук, человеком средних лет, с которым год жили в рядом расположенных комнатах общежития. Потом я получил квартиру, а он ещё некоторое время продолжал жить в общежтитии, женился, появились дети и дошла его очередь перебраться в государственную жилище. К сожалению, недолго пришлось прожить ему с женой. Она скоропостижно скончалась, оставив ему двух девочек на воспитание. К моменту этой встречи на университетском пороге мы давненько не виделись. Обычно же при встречах после того, как разъехались по квартирам, интересовались жизнью друг друга. На сей раз он жмёт мне руку, а в другой держит сумку, в которой позвякивают бутылки. Он перехватывает мой взгляд и поясняет:
– Извините. Спешу на вокзал. Прямо с лекции на поезд. Вот-вот он должен отойти…
– Куда?
– В Польшу. Несколько бутылок водки достал, чтобы там перепродать. Что делать? Вы же знаете: у меня две девочки растут. С кандидатской зарплатой не разгонишься, чтобы нормально прокормиться и одеваться. Вынужден параллельно (да будь она проклята!) заняться перепродажей. Жить-то как-то нужно! Ну, я побежал на вокзал!..
В памяти промелькнули ещё несколько подобных фактов.
И подумалось: не ошиблась ли Всемирная организация здравоохранения при подсчёте выпитого алкоголя в Беларуси? Возможно, речь идёт о продаже алкогольных напитков в Республике? В таком случае, возможно, Беларусь реально выходит на первое место.
А возможно, правление Александра Лукашенко довело белорусов до такого состояния, что они стали прикладываться к рюмке больше других народов? Не знаю. Давно не был на белорусской земле, а судя издалека о происходящем в отдалённых местах, всегда сомнительно получить объективный ответ.
Тимофей Лиокумович, Чикаго

1 комментарий:

  1. Я очень люблю Белоруссию и белорусов, это замечательный народ и замечательная страна. Но начет пьянства - что есть, то есть. Помню, еще в середине 70-х годов прошлого века мы отдыхали в селе Житково, Минская обл. Наша хозяйка, одинокая вдова, гнала по 30 литров самогона в неделю. Иногда ей этого не хватало. Примерно столько же пили и другие ее односельчане. Полностью трезвых там практически не было вообще никогда. Даже дети, лет с 14-ти.
    Да и в семье моей бабушки, хотя у евреев это не принято, тоже пили по стакану самогона за каждой трапезой. Правда до такого состояния, как мы видели в Житково, никто не напивался.
    Может, конечно, в больших городах было иначе?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..