воскресенье, 4 июня 2017 г.

ИЗ "КОДА ДОСТУПА" 3 ИЮНЯ

Ю.Латынина Юлия Латынина, снова «Код доступа». Президент США Дональд Трамп вышел из парижского соглашения по климату, что он, собственно, обещал перед выборами. По поводу чего Эммануэль Макрон уже пригласил американских климатологов в Париж: «Вас, мол, там гонят, вам там не дадут госфинансирования, а мы дадим». Вообще-то я всегда думала, что наука – это не по поводу освоить грант. Но вот, видимо, климатология – это по поводу освоить грант (вернее, глобальное потепление).
И кто-то из левых уже заявил, что Америка теперь после этого выхода государство-изгой. О как!
Я сейчас попытаюсь объяснить, почему это совершенно правильный поступок, почему учение глобального потепления – это самая большая афера наших дней, по сравнению с которой не то, что мощи Николая Угодника, а там аннексия Крыма – это просто детские шалости.
Значит, сторонники учения глобального потепления утверждают по поводу того, что человек является причиной потепления, существует научный консенсус. Это вам говорят из каждого утюга. Вот, все климатологи это знают, а каждый, кто в этом сомневается, или куплен нефтяными компаниями, и вообще отрицать этот факт – это всё равно, что отрицать Холокост. Даже словечко такое изобрели «Deniers», Отрицатели. Вот, отрицатели Холокоста и отрицатели того, что вот сейчас настанет апокалипсис, и он вызван кровавыми промышленниками, которые выбрасывают в воздух CO2.
Так вот насчет консенсуса это вранье. Во-первых, этого консенсуса нет, а, во-вторых, я хочу напомнить, что настоящая наука не имеет отношения к консенсусу. Вот, e=mc² – это не результат консенсуса, это результат открытия. А консенсус – это к Никейскому собору или к Трулльскому. Вот, все должны строить коммунизм, верить в триединого бога и так далее.
Когда люди ученые апеллируют к консенсусу, тем более если сторонники этого консенсуса почему-то занимаются прямыми акциями как Гринпис или ходят по улицам с демонстрациями, я вообще-то чего-то не припомню, чтобы по улицам ходили демонстрации и на них было написано «e=mc²».
Так вот замечательный американский писатель по этому поводу очень хорошо сказал, что консенсус – это первое прибежище негодяев, это способ избежать обсуждения, заявив, что вопрос уже решен.
Значит, сторонники Учения… Будем говорить это с большой буквы. Оно научно, потому что верно. Мы знаем уже другое Учение, которое было научно верно. Говорят, что климат Земли стал отклоняться от нормы в результате деятельности человека.
Так вот я должна вам для начала сказать, что никакой нормы для климата не существует, потому что единственной нормой в климате является изменение. Жизнь на земле существует 3,8 миллиарда лет. За все эти 3,8 миллиардов лет на Земле менялся климат. Если честно, на ней менялась атмосфера: она сначала была из водорода и гелия, потом водород и гелий улетел, потом был аммиак и метан. Потом в результате деятельности живых организмов появился кислород, и сейчас у нас кислород, азот и углекислый газ.
В истории Земли был период (вероятно, Гляциогений), когда она была одним ледяным шаром. Были периоды (их было гораздо больше), когда на полюсе можно было выращивать помидоры. Даже, вот, человек как вид существует очень недолго (140 тысяч лет), но даже на протяжении существования человека как вида климат менялся в более широких пределах, чем сейчас.
Например, предыдущее межледниковье – это Эмский период, это 130-115 тысяч лет до нашей эры – уровень моря был выше на 4 или 6 метров, на Темзе водились гиппопотамы.
Был климатический оптимум Голоцена 9-5 тысяч лет до нашей эры. Вообще-то человек уже земледелием занялся. Летние температуры Сибири были на 2-9 градусов выше.
Ю.Латынина: Самое лишнее – история про изнасилование. Изнасилование, авторитетно заявляю, полный вздор
Тысячу лет назад в средневековье была температура такая же, как сейчас. Цитирую: «Вероятно, сейчас так же тепло, как тысячу лет назад». Причем, это цитата. Более того, вы будете смеяться: это цитата из одного из столпов Учения глобального потепления. Его зовут Кейт Бриффа, он палеоклиматолог. Просто это цитата не из его публичных выступлений, а из климатгейтов, вскрытой хакерами переписки. И в ходе этой переписки как раз этот Кейт Бриффа обсуждает с другими столпами, как половчее подделать данные. И он немножко сопротивляется и говорит «Ну, как же? Ну, вот, нехорошо. Ну, вот, было же так же тепло».
Значит, любой разговор о причинах перемены климата должен начинаться с перечисления факторов, которые на климат влияют. Факторов таких очень много. Вот, например, климат на Земле зависит от наличия суши на полюсах. Если на обоих полюсах нет суши, Земля гораздо теплее. Суша если будет на обоих полюсах, Земля замерзнет вся.
Вот, собственно, радикальное похолодание, которое где-то 40 миллионов лет назад началось, как раз связано с тем, что Антарктида приехала на Южный полюс. Вообще на протяжении большей части истории Земли суши на полюсах не было, собственно, материки вообще имели тенденцию кучковаться на экваторе. И Земля была значительно теплее.
На климат влияет запыленность атмосферы. Вот, 250 миллионов лет назад, судя по всему, что случилось, были трапповые извержения в Восточной Сибири. Что такое трапповые извержения? Это не когда вулкан, а когда просто свищ такой гигантский в земле. Собственно, пол-Восточной Сибири и вылилось, температуры упали. результатом было Пермско-Триасовое вымирание видов. В море, кстати, вымерли на 95% виды. Вообще чудо, что мы тогда не вымерли.
60 миллионов лет назад, наоборот, нам как человеку в будущем повезло: в Мексиканский залив долбануло метеоритом, вымерли динозавры, а млекопитающие, как известно, наоборот расплодились.
Вы, естественно, скажете, что всё это было давно и вот сейчас как-то метеоритов на горизонте не заметно, и материки, вроде, находятся приблизительно на том же месте и за 30 лет не меняются. Действительно. Потому что колебания температуры, ну, тот же самый средневековый климатический оптимум тысячу лет назад или, там, малый Ледниковый период, который наступает в XIV веке, они не объясняются материками.
Их причину, а также вообще причину того, что на Земле есть жизнь, может видеть каждый желающий, подняв глаза. Причина эта называется «Солнце». Вообще количество тепла, которое получает Земля, оно зависит от ее орбиты, в том числе от угла наклона орбиты и так далее. И солнечная активность в числе прочего колеблется. Она колеблется с большими периодами в полторы тысячи лет, а малыми где-то 30 лет. И вот спокойное солнце приводит к похолоданию, а активное – к потеплению.
К чему это говорю? Потому что ни в одном докладе IPCC (это так называется Международная комиссия по изменению климата при ООН) вы не найдете перечисления этих причин. Их даже больше, чем я назвала. Там, например, стоит Панамский перешеек на месте или нету Панамского перешейка? Кстати, собственно, когда Панамский перешеек поднялся из глубины океана между Северной Америкой и Южной, это привело к возникновению человечества как вида, потому что то место, где водился будущий человек, было джунглями в Африке, а стало саванной, соответственно, стало суше, поэтому обезьяна не слезла с дерева – дерево убежало из-под обезьяны. А нам, которые привыкли висеть на ветках деревьев в вертикальном положении, хватаясь руками за эти самые ветки, человек вдруг оказался посреди саванны, пришлось приспосабливаться.
Так вот. Ни в одном докладе IPCC вы не найдете просто перечисления этих причин. Вопрос, почему? Ну, какая разница? Почему бы не перечислить трапповые извержения?
Ответ очень прост. Дело в том, что с того момента, когда человечество начало регистрировать температуру и наблюдать за солнцем (а это приблизительно последние 400 лет) вот эти 30-летние колебания температуры Земли совпадали с 30-летними солнечными циклами.
Если взять XX-й век, вам очень часто говорят, что в течение XX-го века температура поднялась на градус. Вранье! В течение XX-го века температура росла с 1900-го по 1940-й год. Потом она 30 лет падала – в это время климатологи пугали нас глобальным похолоданием. А с 1970-х начала расти, и температура в XX-м веке колебалась вместе с активностью солнца. График активности солнца и средней температуры по Земле начал расходиться ровно в начале 90-х.
Ю.Латынина: В России никто никогда ничего не получал, особенно в начале 90-х
И вы радостно скажете: «Ну вот, да! Вот оно уже и началось, глобальное из-за человека случившееся потепление». На это я возражу, что в начале 90-х не потепление началось, а была создана IPCC, вышеуказанная комиссия.
Вот, как-то странно, да? Сначала был создан международный бюрократический орган, могущество которого зависело от признания глобального потепления угрозой человечеству. И только потом графики температуры начали расходиться с активностью солнца. Вы хотите знать, как это произошло? Очень просто. Знаете, данные скольких метеостанций использовала американская National Oceanic and Atmospheric Administration в 60-80-х годах и сколько она использует сейчас в своих расчетах? Ответ: она использовала 6 тысяч в 60-х. Но вы, наверное, скажете, что сейчас вот в связи с глобальным потеплением это будет 20 тысяч. Ответ: сейчас она использует всего 1,5 станций. И знаете, какие станции были исключены? Преимущественно станции на высоких широтах, на больших высотах, в сельских районах, то есть всё, что показывает более низкую температуру.
И есть замечательная станция, которая, например, находится на взлетной полосе римского аэропорта. Ну, регулярно она ловит температуру реактивной струи вылетающего самолета.
Есть другая станция, расположенная около мусоросжигающего завода. Тоже фиксирует температуру печки мусоросжигающего завода. Очень большой вклад печка мусоросжигающего завода вносит в глобальное потепление.
А, допустим, если говорить о Канаде, там есть 100 станций, которые расположены за полярным кругом. Казалось бы, бери любую. Значит, учитываются данные только одной, которая называется Юрика, которая аномально теплая и, собственно, известна в просторечии как Сад Арктики.
Более того, эти новые наблюдения перестали согласовываться с данными спутников. И поэтому теперь у спутников есть такая поправка – она называется «cold bias», холодное предубеждение. То есть несовершенные спутники в 80-х годах всё показывали правильно, всё согласовывалось, а нынешние совершенные постоянно ошибаются на 0,3 градуса, приходится поправлять.
Вернемся, собственно, к авторству теории глобального потепления. Автора в студию, пожалуйста. Потому что все научные теории в мире, согласитесь, созданы великими учеными – Ньютоном, Планком, Эйнштейном. Вот, кто тот Ньютон, который догадался, что Земля греется из-за человека? Вот, кто тот гигант мысли, который заявил, что изменение климата – это не норма, а повод для административного регулирования?
Я уже называла этого гиганта мысли – это IPCC, Международная комиссия по изменению климата при ООН. То есть теория зависящего от человека глобального потепления – это первая в мире научная теория, которая создана сразу бюрократами, минуя ученых, потому что IPCC создали в 1988 году с тем, чтобы решить, опасно ли это потепление или нет, можно ли его отнести на счет человека или нельзя, можно с ним бороться или невозможно. И, собственно, если комиссия хотя бы на один вопрос отвечала «Нет», то она оставалась без работы. А чтобы получить работу, надо было ответить на все 3 вопроса «Да». И тогда получался и почет, и уважуха, и деньги, и статусные исследования, и в перспективе возможность регулировать мировую экономику.
И вы будете смеяться, ответы на все 3 вопроса оказались утвердительными. Причем, это было не без сложностей, потому что есть такая знаменитая история, что, собственно, на первом отчете IPCC там неосторожно включили большое количество ученых, и эти ученые написали, что у них в заключении нет никаких оснований полагать, что человек влияет на климат. Соответственно, бюрократы этот текст вычеркнули, написали ровно противоположное, что есть все основания полагать, что нынешние изменения климата связаны с человеком. Это к вопросу о научном консенсусе.
Теперь мне скажут «Но есть же научный консенсус!» Теперь я вам скажу ужасную вещь, как там говорят ученые-климатологи. Знаете, у нас дома в семье есть фраза «Ученые Пенсильванского университета доказали», когда надо обосновать там со ссылкой на всякие псевдонаучные исследования. А сейчас это очень любят рекламы по телевизору: «Ученые такого-то университета постановили, что такой-то порошок моет лучше».
Вот, я скажу первое. Что климатология и метеорология – они не очень, как бы сказать, точные науки. Вот, человек не очень хорошо в состоянии погоду предсказывает на месяц. О нашем МЧС я не говорю – оно, как выясняется, за 5 минут ураган предсказать не может. Ну, это уже отдельный случай, это уже для XXI-го века клиника, но это, да, это наш российский уникальный путь.
Ю.Латынина: Кремль, получается, воспользовался Усмановым, чтобы закрыть протечку
Ну, все-таки, если говорить о мировом опыте, вот, люди, которые не могут предсказать нам погоду за месяц, они честно пытаются предсказать погоду за 100 лет. Ну, а за кого они нас держат?
Второе. К сожалению, нет гениальных климатологов. Скажем так, климатология в 80-х годах – ну, это не квантовая физика или не биология, она не привлекала самые грандиозные умы. И когда, в общем-то, вы такой, не очень большой ученый, это большое искушение, потому что вы занимаетесь, в общем-то, никому не интересной профессией. И вдруг оказывается, что у вас будет слава, статус, гранты, вы будете решать судьбы мира, если вы скажете, что сейчас всё погибнет от потепления. А если вы скажете, что климат всегда меняется и зависит от активности солнца, и, вот, на этих коротких 30-летних промежутках… И в минимальной степени он, конечно, зависит, но в минимальной степени он зависит от диоксида углерода, а вы лапу будете сосать.
Ну, что вы ответите? Особенно что ответит Гринпис, который в результате получает возможность диктовать судьбы мира?
И, ведь, подделывать-то в данном случае много не надо, потому что когда нам говорят о температуре средней по Земле… Я, вот, прошу прощения за простой пример. Вот, у меня есть на участке 2 рододендрона, они растут ровно в одном метре друг от друга, на ровном месте. Один там, где солнце, а другой там, где куча снега от забора зимой наваливается. И, соответственно, тает этот снег в июне. И, вот, они растут на расстоянии метра, а живут в разных климатических зонах. Это я к тому, что измерение температуры – это не очень точный бизнес, это не след в пузырьковой камере. Это результат миллионов совокупных наблюдений, и если градусник стоит на раскаленном шоссе и если в 3-х метрах от этого раскаленного шоссе он стоит в поле, он показывает разную температуру. Если он стоит в городе и если он стоит вне города, он легко показывает 4 градуса разницы за счет эффекта городского тепла.
И вот всем нам известен эффект плацебо, когда люди ошибаются даже не нарочно, даже не потому, что они хотят ошибиться, а, вот, сами собой. Но, к сожалению, в истории глобального потепления есть не только ненарочные ошибки, есть прямые фальсификации – я их уже упоминала, они вскрывались в результате переписки климатгейта, они вскрывались раньше.
Был, например, замечательный график, который назывался «Хоккейная клюшка», который рассказывал, что температура в мире будет расти чуть ли не по экспоненте. Выяснилось, что график поддельный. Сначала выяснилось, что он ошибочный. Потом выяснилось, что он поддельный, потому что когда вскрыли вот эту самую переписку, выяснилось, что ученые обсуждали, как привить разные ветви этого графика друг на друга, чтобы получился такой результат. И выяснилось, что человек, который отвечал, скажем, да?... Глава Climatic Research Unit университета Восточной Англии, который, собственно, и был главный человек по измерениям температуры в Европе, писал в этих имейлах, что, цитирую, «За последние 7 лет температура не повысилась, но мы этого не скажем, чтобы не давать почвы скептикам», а публично он говорил, что температура повысилась.
То есть этих людей ловили за руку не на вранье – их ловили на подделке данных. И их ловили не просто на подделке данных, их ловили на организации травли научных противников. И чего? И как с гуся вода.
Я вам назову только единственный тип мировоззрения, который имеет иммунитет против опытных данных и доказательств. Этот тип мировоззрения – это не наука, это вера. Вот, сколько ни говори, что пояс Богородицы сделан в XII веке, очередь будет стоять. Наука не должна так себя вести. Если после вскрытой переписки ученых оказывается, что они обсуждали, как подделать график и как скрыть тот факт, что температура 7 лет не растет, и как организованно травить своих оппонентов, это, в общем, должно перестать быть наукой.
И, разумеется, не перестало, потому что нас продолжают пугать превращениями Земли в Венеру, катастрофами, ураганами, увеличением содержания вот этого самого, страшного углекислого газа в атмосфере. На что я могу сказать, что да, содержание углекислого газа в атмосфере Земли, действительно, увеличивается. У меня вопрос самый простой тривиальный – дальше что?
Ю.Латынина: Эколог.катастрофы возможны реальные, но их главная причина сегодня— невежество, перенаселенность и нищета
Вот, мы сжигаем уголь и нефть, выбрасываем диоксид углерода в атмосферу. Вопрос, откуда взялся диоксид углерода в угле и нефти? Ответ: из атмосферы, потому что уголь и нефть – это вот гигантская свалка природных отходов, когда биосфера не смогла переработать всё, что тогда росло, и, собственно, вот эта огромная часть строительного материала, которая составляла основу ранее роскошной флоры Земли, она была омертвлена.
Вот, у меня простой вопрос. Содержание CO2 в Кембрии в воздухе было в 12 раз выше нынешнего. Мы как тогда не превратились в Венеру?
Вот эти самые, замечательные доклады IPCC утверждают сами про себя, что они являются научной истиной в последней инстанции, а строятся они как результат обобщения самых безупречных научных работ, прошедших процедуру научного рецензирования.
Так вот я хочу сказать, что, на самом деле, они являются пропагандистскими страшилками, и я приведу только один пример. Нам постоянно рассказывают, что по мере роста потепления будет возрастать число природных катастроф. Так вот, учтите, что это не просто вранье, этого не написано ни в одном докладе. Вот, основной текст 4-го доклада IPCC сообщает, что количество природных катастроф в мире не выросло. Однако… Как же, — вы скажете, — откуда же это берется? Потому что кроме основного текста у этих докладов есть еще такая штучка, которая называется «Резюме для политиков». И вот там говорится о весьма вероятном росте природных катастроф в будущем. Чувствуете разницу, да? Не выросло, но вероятно. А вероятно, Земля налетит на земную ось.
Собственно, понятно, что политики-то только резюме для политиков и читают. Более того, они читают, на самом деле, интервью, а не резюме. А в этих интервью какой-нибудь глава IPCC бывший, Раджендра Пачаури говорит «Это происходит сейчас. Наводнения, засухи, нехватка воды. Как человек, я просто не могу молчать перед лицом неоспоримых доказательств».
Вы представляете? У человека в основном тексте доклада написано, что этого нет, а он публично говорит, что это происходит сейчас. И это не единственный пример, потому что нам пишут в этих докладах, что уровень моря повышается. А он повышается последние 18 тысяч лет. Нам пишут, что люди будут умирать от жары. Жара, действительно, опасна, но вы будете смеяться: люди чаще умирают от холода (статистика), чем от жары.
То есть это не наука, это идеология. Идеальная идеология для глобальной бюрократии, которая хочет регулировать вся и всё.
И 2 момента я хочу отметить. Первое, она строится ровно на том же принципе закошмаривания, что и апокалипсис. Вот, пугает нас теория глобального потепления тем же, что и Иоанн Богослов – засуха, потоп, вода, обратившаяся в кровь.
Второе. Она строится ровно на том же принципе недоверия к бизнесу, что коммунизм. Вот, совершенно не случайно учение глобального потепления родилось после краха глобального коммунизма. Больше нельзя было рассказывать о том, что проклятые капиталисты отнимают прибавочную стоимость – нам стали рассказывать, что проклятые капиталисты уничтожают окружающую среду.
Еще 3 момента. Первое. Когда обывателю говорят, что Земля теплеет, он думает, что это теплеет вся Земля. Так вот. Потепление касается только умеренных климатических зон. Сахара остается Сахарой. Нам если повезет, то зимой в высоких широтах, действительно, может стать теплее.
Второе. Похолодание ведет к засухе, а потепление, наоборот, к дождям, потому что механизм тут очень простой: при похолодании влага изымается из атмосферы и осаждается в виде ледяных шапок на полюсах. Растительность, как известно, любит влагу, то есть чем теплее, тем больше дождей.
Третье. В истории человечества неоднократно бывали и похолодания, и потепления, и, вот, как-то катастрофой обычно оказывалось похолодание. Климатическая катастрофа середины VI-го века вбила кол в гроб Римской империи. В XIV-м веке голод и последующая за ним чума превратили Европу в кладбище.
Вот, у Джорджа Мартина человечеству, к примеру, угрожает долгая зима, а вовсе не долгое лето, то есть человек интуитивно прекрасно чувствует, чего ему угрожает. И в этом смысле суметь продать увеличение осадков и удлинение вегетационного периода как страшную опасность – это ж надо суметь.
Есть парниковый эффект, он существует, но он очень мал по сравнению с регулированием активности солнца. И заниматься регулированием того количества CO2, которое выбрасывает в воздух человек, бессмысленно, если учесть, что мы не можем регулировать другие источники CO2, включая вулканы, флору и фауну. Вот, чем больше CO2 будет в воздухе, вы будете смеяться, тем зеленее и сочнее будет планета.
И самое главное, последнее, что я хочу сказать. Значит ли всё сказанное, что человечеству не угрожает экологическая катастрофа? Ответ: разумеется, угрожает. Человек как вид меняет природу, и как следствие эти изменения приводят к экологическим катастрофам.
Прямо на наших глазах человек убил Арал. Но пересыхание Арала связано не с потеплением, оно связано с забором вод Сырдарьи и Амударьи.
То же самое известная гора Килиманджаро, на вершине которой тают ледники и нам часто это приводят в качестве примера глобального потепления. На самом деле, температура на вершине Килиманджаро несколько десятилетий остается неизменной, а тает она потому, что нищие африканцы вырубают на ней лес.
И вот это самая главная ложь глобального потепления. Экологические катастрофы возможны реальные, но главной причиной экологических катастроф в современном мире являются невежество, перенаселенность и нищета. И адепты глобального потепления вместо того, чтобы бороться с главной причиной этих экологических катастроф, то есть невежеством и нищетой, борются против их единственного лекарства – прогресса.
Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..